"Великолепная четверка" экономических богатырей распадается: глобальный кризис показал, что Бразилия, Россия, Индия и Китай выступают в слишком разных весовых категориях.

Получил свежий номер крупнейшего в Германии журнала для вкладчиков и инвесторов Börse online. Заголовок на обложке гласит: "Развивающиеся рынки. Вкладывайте деньги на новых супер-биржах". Открываю, читаю. Чуть ли не половина статьи посвящена Китаю, много говорится об Индии, дается хороший прогноз для Бразилии, островком стабильности в Восточной Европе названа Польша. Рекомендуются также ценные бумаги из Южной Кореи, Индонезии и Вьетнама. Термин БРИК упоминается всего один раз, о России - вообще ни слова.  

Модная аббревиатура стала жертвой кризиса

Сама по себе статья вовсе не сенсационная, скорее даже проходная. Но именно поэтому она очень симптоматична. Еще в прошлом году в этом же журнале ни одна крупная публикация про развивающиеся рынки, не говоря уже о теме номера, не обходилась без подробного рассказа о перспективах российской экономики и о всевозможных инвестиционных продуктах под шапкой БРИК.

Аббревиатура, придуманная главным экономистом американского инвестиционного банка Goldman Sachs Джимом О'Нилом в 2003 году,  осенью 2009 года выходит из моды. Во всяком случае, об этом свидетельствуют самые разные публикации в немецких СМИ. Тяжелейший со времен Второй мировой войны глобальный кризис открыл инвесторам глаза: в эту "великолепную четверку" включили экономических богатырей слишком разных весовых категорий.

Китай перерос "юношескую сборную"

С тезисом о том, что Китай явно перерос "юношескую сборную" народнохозяйственных гигантов, публично выступил еще нынешней весной один их аналитиков Deutsche Bank. Прошедшие месяцы, в ходе которых публиковалась весьма красноречивая статистика о развитии китайской экономики в первом полугодии и в третьем квартале, окончательно показали: Поднебесная не просто "подает большие надежды на будущее", она уже превратилась в торгово-промышленную сверхдержаву. Так что если ее и можно включать в какую-то группу, то только в команду мировых экономических центров  - вместе с США, Европейским Союзом и Японией.

Одно только то, что у Китая валовой внутренний продукт по итогам этого года увеличится более чем на восемь процентов, а у России приблизительно на столько же сократится, делает их соседство в одной и той же лиге весьма сомнительным. Тем более, что в КНР населения почти на порядок (т.е. в десять раз!) больше, чем в РФ, а потому и перспективы роста внутреннего рынка, соответственно, качественно иные.  

БРИ или, может быть, БИК?

В общем, прозвучавшая еще весной идея отпустить Китай из квартета БРИК делать сольную карьеру стала нынешней осенью еще более актуальной. Но одновременно усилились сомнения и в адекватности остающегося на сцене трио БРИ.
Индия ведь тоже отлично держала удар в самые тяжелые месяцы кризиса и, как и Китай, сумела даже в этом году сохранить весьма высокие темпы экономического роста. По численности населения с КНР сопоставима опять-таки только эта страна, так что нет ничего удивительного в том, что об этих двух экономиках эксперты и бизнесмены говорят в последние месяцы все чаще на одном дыхании.   

Шокирующее торможение в России

В то же время российская экономика из-за неожиданного и, прямо скажем, шокирующего торможения в первом полугодии утратила один из своих самых важных козырей в борьбе за инвесторов: динамику. А ведь обаяние весьма непростого российского рынка в глазах прямых иностранных инвесторов все последние годы именно в этой динамике и состояло!

Многие зарубежные фирмы прельщали в России не столько абсолютные цифры выручки и прибыли, порой сравнительно скромные, сколько перспективы развития бизнеса. Теперь эти радужные перспективы поблекли. Страна, потерявшая за считанные месяцы десятую часть ВВП и прогнозирующая на следующий год скромный экономический рост в 1,6 процента, не может играть в лиге лидеров! 

Получается, что на смену теряющему актуальность сообществу БРИК идет БИК - Бразилия, Индия, Китай? Однако на фоне двух азиатских титанов даже крупнейшее государство Южной Америки и пятая в мире страна по численности населения выглядит прямо-таки легковесно.

Бразилия дает фору

В то же время Бразилия по целому ряду пунктов может дать фору России. Она куда успешнее справляется с кризисом, у нее примерно на 50 миллионов больше жителей, причем средний возраст бразильцев намного ниже, чем россиян, ее экономика более диверсифицированная, а найденные у ее побережья огромные запасы нефти открыли перед ней перспективу войти в группу ведущих энергетических держав планеты.
Россия в последние годы козыряла инвестиционным бумом и грядущими доходами в связи с Олимпиадой в Сочи, но и тут ее явно обошла Бразилия: в 2016 году она тоже будет проводить Олимпийские Игры, вот только не зимние, а летние, а в 2014 году примет еще и чемпионат мира по футболу.

В общем, у Бразилии куда больше оснований числиться в группе центров мирового экономического роста, чем у России, на место которой могла бы претендовать, например, Индонезия - как-никак, страна с населением в четверть миллиарда! И тогда БРИК превратился бы уже не в БИК, а в БИКИ.

Инвестиционная программа, а не пропагандистский лозунг

Если же без шуток, то БРИК - это ведь не пропагандистский лозунг, тешущий державное самолюбие российской элиты, а инвестиционная программа, растиражированная западными банками для своих клиентов: вот, мол, в каких странах ваши портфельные или прямые инвестиции дадут наибольшую отдачу.

Под эту программу в Европе и Америке создано немало паевых инвестиционных фондов и выпущено множество ценных бумаг, которые на протяжении нескольких лет пользовались огромной популярностью как среди институциональных инвесторов, так и среди мелких вкладчиков, в том числе здесь, в Германии. Если теперь все эти люди по публикациям в СМИ начнут постепенно понимать, что концепция БРИК устарела, то от оттока (или отсутствия притока) средств пострадают, прежде всего, российские биржи.   

Так что беда не в том, что выходит из моды столь лестный для России термин, а в том, что привлекать в страну жизненно необходимые ей иностранные инвестиции станет еще трудней.