Вопреки распространенному мнению демократия в Китае имеет место быть. Не без национальных особенностей, конечно. Одну из них я называю «демократия он–лайн». Это когда сообщения о взяточничестве, коррупции и других нарушениях появляются в интернете и обрастают тысячами комментариев, после чего государственные органы вынуждены на них реагировать. Потому что — «голос народа».

Пытались с этим «голосом» бороться: есть официальное решение о том, что все блогеры и комментаторы должны регистрироваться под настоящими именами. Но решение это игнорируется, потому что практически невыполнимо. Интернет в Китае — территория борьбы с бюрократизмом. Поскольку и официальные власти неоднократно заявляли о решимости с этим самым бюрократизмом бороться, то в этом народ и партия оказались по–настоящему едины.

Так что, когда на одном из сайтов появилась фотография не стеснявшегося показывать собственную роскошь Чжоу Цзюгэна, директора районного управления по строительству города Нанкина, в интернет–сообществе разразилась буря. Народ (тот самый, «слугой» которого считался Чжоу Цзюгэн) стал задавать вопросы, главный из которых: откуда деньги, Цзюгэн? Потом эти же вопросы задала прокуратура. Результат: Чжоу Цзюгэн осужден на 11 лет тюрьмы с конфискацией имущества (его набралось на 176 тысяч долларов).

Ремарка: сфотографировали Чжоу не случайно. За ним охотились после того, как он заявил, что компании–застройщики не должны снижать цены на жилье ниже себестоимости. Этим он противопоставил себя абсолютному большинству китайцев: множество готовых домов пустует, а у людей нет денег, чтобы купить в них квартиры.

История с Чжоу получила продолжение — чиновники сделали выводы. Не то чтобы решили стать честными и не брать взяток и «откатов» — чтобы это случилось, много Чжоу посадить придется (хотя нужно отдать китайцам должное: сажают активно и даже, случается, расстреливают). Нет, чиновники решили сменить дресс–код для появления в общественных местах.

У Чжоу Цзюгэна впереди большая тюремная жизнь, сегодня ему 49, а когда выйдет, будет 60 — по китайским меркам, мужчина в полном расцвете. Чтобы заработать на безбедную старость (имущество ведь конфисковали, помните?), решил он в тюрьме написать книгу о том, как затягивает бюрократия. Уже вывел 35 тысяч слов (это у нас счет идет на строки и страницы, в Китае главное мерило — иероглифы), но названия пока не придумал. Жалуется на условия труда: говорит, в камере нет письменного стола, только кровать. А на кровати писать неудобно — это и я вам подтвердить могу. Но о том, что заключенному будут даны послабления режима ввиду внезапно открывшихся литературных способностей, сообщений нет.