Недавно мир отметил двадцатую годовщину падения Берлинской стены. 9 ноября, спустя 20 лет после падения Стены, Ангела Меркель и Михаил Горбачев прошли через бывший пограничный пункт, окруженные толпами льстецов. Комментаторы использовали годовщину для порождения бесконечных слащавых словосочетаний с использованием “тирании”, “свободы” и “раздумий”, наполняя атмосферу своими достаточно почтительными и триумфальными повторами, “оглядываясь назад” через искривленную призму пропаганды.

Одна стена действительно пала - кирпичи и колючую проволоку сносили бульдозерами и голыми руками, и падение праздновали на улицах Берлина и по всему миру. Стена упала, и мир справедливо возрадовался концу десятилетий гнета. К сожалению, другая стена осталась. Стена, гораздо более крепкая, чем кирпичи, построенные Советами, и сторожевые башни этой стены никуда не делись. Эта стена не развалилась и не ослабела с ходом времени, а наоборот, стала еще крепче. Она является доказательством прочности пропаганды и готовности, с которой западный мир принимает удобную для себя ложь.

Эта стена - это стена мифов

Мифы активно культивировались во время холодной войны как препятствие к объективному анализу политики Запада. Советским гражданам, контролировавшимся неприкрытой силой, требовалась самая примитивная пропаганда. Однако западные граждане были свободнее, и поэтому им требовалась более уточенная пропагандистская кампания. Наум Хомский называет этот процесс “производством согласия”. Контроль над мыслями. Пропаганда. Как ни назови этот процесс, хорошо разработанные системы были использованы, чтобы гарантировать, что западные умы как следует контролируются, а жизненно важные темы обсуждались лишь в ограниченных рамках. Хотя, в отличие от СССР, пропаганда не была централизована, но и западные пропагандистские усилия эффективно ограничивали параметры дебатов.

Центральным элементом пропаганды той эпохи был Великий Миф Холодной Войны.

Внутри согласованных рамок мышления, холодная война считалась идеологической борьбой между двумя непримиримыми врагами. Западные государства называли себя “Свободным миром”, не осознавая ироничность этого названия, и соответственно определяя Советский Союз за “железный занавес”.

Наши лидеры предупреждали нас, что мы ведем смертельную борьбу, и что на кону стоит наша дражайшая свобода - не меньше. Огромные суммы денег тратились на вооружения, и ускорявшаяся гонка вооружений наконец привела к сумасшествию взаимно гарантированного ядерного уничтожения.

Мир был готов быть уничтоженным, и мало кто даже задавался вопросом “почему?”.

Вместо того, чтобы внимательно рассмотреть основные утверждения холодной войны, чтобы проверить их на обоснованность, жители Запада, от политиков до простых граждан, просто приняли их на веру, и все вместе играли свою роль в коллективном заблуждении мифотворчества холодной войны. И хотя холодная война никогда не разрешилась апокалиптической катастрофой между НАТО и силами Варшавского договора, вспышки были постоянными, и очень реальные жизни были принесены в жертву мифу в Корее, Вьетнаме и Афганистане.

Западный мир был свободен, заявляли наши лидеры, а Восточный - нет. Поэтому мы воевали и умирали и убивали. За Свободу! Нам говорили, что это была свобода, благородная цель, и большинство верило.

Кто вообще задумывался над этим утверждением о том, что наших лидеров глубоко беспокоила свобода, будь то свобода дома или за рубежом? Кто задумывался над демократией и борьбой за независимость? Были ли эти утверждения проанализированы?

Если это была свобода, то как же быть с тираниями, которые активно поддерживали в то время США? В Иране, Конго (тогда Заир), на Филиппинах и в бесчисленных других странах правительство Соединенных Штатов поддерживало диктаторов. Мы обучали их секретные службы, мы приглашали их генералов на государственные приемы в США, и мы посылали их армиям пули и самолеты. Тайная полиция Ирана САВАК был обучена ЦРУ и пытала тысячи людей. В Заире ЦРУ сыграло активную роль в убийстве реформатора Патриса Лумумбы и приходу к власти его преемника, коррумпированного диктатора Мобуту, чье правление было известно злоупотреблениями и убийствами. На Филиппинах Фердинанд Маркос украл миллиарды и ввел законы военного времени. И это были наши союзники.

Если это утверждение проанализировать, то как же быть с участием Соединенных Штатов в свержении демократически избранных правительств Чили, Гватемалы и Ирана? А что с нашей ролью в воспрепятствовании вьетнамцам выбрать их собственную форму правления? Если одним из центральных утверждений антисоветской пропаганды было то, что мы боролись за сохранение демократии, почему правительство США не испытывало практически никаких сомнений, уничтожая ее?

А как насчет ковровых бомбардировок и дефолиантов, которые обжигали, калечили и уродовали мужчин, женщин и детей в деревушках Юго-Восточной Азии? Три миллиона вьетнамцев, лаосцев и камбоджийцев погибли. Семь миллионов тонн бомб, больше, чем было использовано за всю Вторую мировую войну, было сброшено на страны Юго-Восточной Азии.

И что же с поддержкой, оказываемой Соединенными Штатами режиму Сухарто в Индонезии, военной помощи и разведданных, которыми мы делились с правительством, уничтожившим более 200 тысяч жителей Восточного Тимора в ходе кампании, продолжавшейся с 1975 года до правления Клинтона?

Лицемерие и цинизм мифов холодной войны не имеют границ

Свидетельством силы этой лжи является тот факт, что человек может обсуждать холодную войну как идеологическую борьбу, и его никто даже не поднимает на смех. Определенные мощные силы играли в конфликте между Советским Союзом и Западом, но это точно были не те силы, на которые ссылались в массовой прессе и господствующей аналитике.

В 1939-1945 году разработчики Госдепартамента США проводили широкие геополитические исследования, что привело к созданию “Великого территориального плана”. План призывал к установлению американского контроля над значительными частями света, и делал особый упор на ближневосточную нефть. На самом деле, план призывал к контролю над большинством мировых природных ресурсов, если это возможно. После окончания Второй мировой войны и проявления доминирующей американской экономической системы, эти цели, казалось, были в пределах досягаемости американских стратегов.

К сожалению, Советам нужны были те же самые материалы. Западные правительства осознали, что советский контроль над этими ресурсами сделает СССР недоступным для западного развития и эксплуатации, так как советская модель развития коренным образом отличалась от капиталистических систем. Две массивные экономики, два разных мировоззрения, ограниченные ресурсы... возникнувший конфликт был неизбежным.

Правительства как Запада, так и Востока стремились прикрыть свои попытки захватить контроль над ресурсами одеждами идеологической пропаганды. Если бы правительства этих стран заявили, используя язык реальной политики, что причиной их разногласий был контроль над ближневосточной нефтью и минеральными ресурсами Африки, граждане вряд ли бы так просто приняли на веру великие мифы эпохи.

В качестве объекта защиты нефть не так привлекательна, как Свобода


Советы были идеальным противопоставлением для Запада, а мы - для них. Мы были друг для друга придуманным врагом, чья широко осознаваемая и сильно преувеличенная внешняя угроза могла быть использована для оправдания тирании дома. Указывая на Восток, в сторону Великой Красной Угрозы, наши лидеры могли утверждать, что их энергия направлена на защиту нас от вооруженных ядерными ракетами полчищ, что позволяло игнорировать многочисленные приоритеты внутренней политики. Советские лидеры могли ссылаться на Западный Империализм и Капиталистические Заговоры (и эти утверждения даже имели нечто общее с действительностью), чтобы оправдать урезание свобод и свою паранойю.

Можно было подавлять рабочие движения. Расизм мог продолжаться. Можно было вторгаться в Венгрию. И советские и западные лидеры с готовностью указывали вовне, чтобы оправдать свои собственные преступления. Все были довольны этим порядком за исключением, конечно, в результате страдавших сотен миллионов людей.

Но ни одна из сторон не стремилась отказаться от мифа, и советские и западные правительства равным образом оправдывали свои действия, указывая на соперника. Великий обман продолжался до развала Советского Союза, когда Соединенные Штаты оказались без правдоподобного соперника.

После развала Советского Союза оборонные расходы США были чрезмерны без всякого объяснения. Призывы перестроить общество и сделать его более мирным стали раздаваться все чаще, и люди требовали, чтобы миллиарды, которые раньше тратили на танки и боевые самолеты, были переданы школам и на строительство дорог.

Но такие сильные мифы, как мифы холодной войны, так просто не умирают. Они, возможно, меняются, но не умирают.

Хотя 11 сентября действительно стало трагическим днем, призыв к вечной мировой войне против терроризма был не единственным вариантом действий американского правительства. На самом деле традиционные аналитики выступали в пользу организованного расследования, а не бомбардировок и вторжения. Они призывали к охране порядка, а не созданию мучеников.

Но этому не суждено было произойти. Новые времена требуют новых героев и злодеев, чтобы заполнить пантеон. Сегодня смертельной угрозой является “терроризм”. Усама бен Ладен - это новое страшилище, тотем, символ, заполняющий свое место в новой мифологии.

Терроризм - это новый коммунизм, и мы переориентируемся на новые угрозы

Конечно, американцам действительно угрожают экстремисты, но забота о жизнях американцев никогда не была главной заботой влиятельных мужчин и женщин, определяющих нашу стратегию.

По информации американских разведывательных агентств, злоупотребления и преступность войны в Ираке породили и продолжают вдохновлять новобранцев, присоединяющихся к экстремистским организациям. Атаки беспилотников в Афганистане и Пакистане убивают мирное население и создают массовую оппозицию. Народы Пакистана, Афганистана и Америки заявляют, что не хотят войны. Однако война продолжается. Война, которой не хотят люди, ведется ради построения демократии.

Так что терроризм - это такой же миф, как и Советы, удобное оправдание заранее определенной политики, идеологическое прикрытие для политического уродства.

Наша инфраструктура разваливается, наших домовладельцев лишают права пользования, а настоящий уровень безработицы уже достиг 16%. Соединенные Штаты тратят на вооружения столько же, сколько весь остальной мир вместе, поддерживая 700 военных баз по всему миру, на всех континентах кроме Антарктики, и это оправдывается необходимостью нашей “обороны”.

Миф продолжается


Лишенные оболочки идеологических оправданий, причины для кровопролития и конфликта остаются такими же, как они были и тогда: контроль над ограниченными ресурсами и господство в мировой экономике с помощью силы.

Джунгли Вьетнама и Конго сменились степями Центральной Азии и изрешеченными пулями зданиями Багдада. Молодых американцев больше не призывают в армию против их воли, но привлекают в вооруженные силы предложениями бесплатной медицинской страховки, проживания и денег на обучение. Все эти перспективы все более соблазнительны, учитывая экономическое разорение, ставшей результатом десятилетий правительственного пренебрежения. Наш поиск Свободы, Истины и Американского пути продолжается. Сегодня на нашем пути стоят Мусульманские Террористы, а не те проклятые Коммунисты.

Появляются новые мифы, новые символы, новые воззвания.

Те, кто приносят решающую жертву являются, возможно, самым мощным символом. Мифотворцы часто выставляют их смерти напоказ, взывают к ним, восхваляют их, но никогда по-настоящему не уважают. Их смерти являются причиной для благоговения только в том случае, если они погибли за нас, и о них практически не задумываются, если они погибли за другую сторону. В любом случае, их смерти никогда не представляют в истинном свете, и мы позорим их, когда беллетризируем их истории. Мы позорим их, потому что прячем их жертвы за стеной мифов.

С другой стороны этой стены находится правда. Если разобрать эти стены и анализировать действительность, возможно, в мире станет меньше бомб, меньше пуль, меньше войн и меньше смертей. Чтобы вернуть себе настоящее, мы должны вернуть себе историю.

Я, со своей стороны, готов разобрать эту стену.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.