Единственная настоящая мировая держава быстро шла к упадку. Незадолго до этого она одержала пиррову победу в дорогостоящей колониальной войне. На горизонте появлялись новые великие державы. Шла гонка вооружений, усиливалось соперничество за рынки и ресурсы в неразвитых частях нашей планеты. Но люди по-прежнему верили в силу и прочность свободной торговли и в ничем не ограниченные потоки капитала, создававшие благосостояние и, как считали многие, обеспечивавшие сохранение мира.

Именно таким казался мир в конце "нулевых" годов 20-го столетия. Однако впереди его ждала катастрофа: мировая война, коммунистическая революция, Великая депрессия, фашизм и еще одна мировая война. Мировой порядок, основанный на соперничестве великих держав, на империализме и на либеральных рынках, оказался не в состоянии обеспечить общественные блага в виде мира и процветания. Для восстановления стабильности понадобилась большая беда, "холодная война" и замена Великобритании Соединенными Штатами в роли державы-гегемона. Позднее это привело к деколонизации, к невиданному росту экономики, к краху коммунизма и к очередной эпохе глобальной рыночной интеграции.

"История повторяется только в стихах", - как, вроде бы, сказал Марк Твен. Сегодня, когда на дворе первое десятилетие 21-го века, возникает то же ощущение больших перемен, что и столетие назад. Тогда на подъеме были США, Германия, Россия и Япония; сегодня это Китай и Индия. Тогда была англо-бурская война; сегодня это война в Ираке и Афганистане. Тогда была гонка вооружений между Великобританией и Германией; сегодня мы наблюдаем наращивание военной мощи в Китае. Тогда протекционизм США подрывал свободную торговлю; сегодня конфликты между США и Китаем подрывают наши возможности в деле предотвращения климатических изменений. Тогда изоляционистскую политику проводили Соединенные Штаты; сегодня неограниченного суверенитета для себя требует Китай и прочие растущие державы.

"Нулевые" годы 21-го столетия отмечены историческими переменами.

Во-первых, мы наблюдаем как минимум начало конца не только иллюзорного "однополярного момента" США, но и всего западного господства в целом, и англо-американской власти в частности. Великобритания была единственной на нашей планете мировой державой в 19-м веке. Соединенные Штаты играли эту роль во второй половине века 20-го. Переходный период между двумя этими эпохами был катастрофой. Возможно, что сейчас нам предстоит еще более трудный переход власти и влияния.

Во-вторых, Запад в целом, и США в особенности пережили колоссальную утрату авторитета и влияния. Утверждение ничем не ограниченного права на вмешательство уничтожило доверие к Соединенным Штатам. Хаос, последовавший за войнами в Ираке и Афганистане, и в особенности мощный финансовый кризис разрушили репутацию Запада как умелого и компетентного объединения государств. Остальной мир был склонен верить, что несмотря на все свои недостатки Запад знает, что делает, особенно когда речь идет о рыночной экономике. Но учитель провалился на экзамене.

В-третьих, глобализация также столкнулась с трудностями. Тридцатилетие безудержного роста частного сектора, улучшения показателей финансовой отрасли, а также воображаемого увеличения доходности финансового сектора в США и прочих странах с высокими доходами закончилось катастрофой. Возникновение мощного и глобального по своим масштабам "дисбаланса" платежей крайне дестабилизировало всю ситуацию. Трения из-за обменных курсов угрожают самому существованию либеральной торговли.

В-четвертых, для обеспечения базовых общественных благ в общемировом масштабе сегодня требуется взаимодействие между развитыми и развивающимися странами. Это доказала их неспособность довести до конца многосторонние торговые переговоры в Дохе; рост влияния "двадцатки" ведущих стран мира на фоне параллельного упадка группы семи стран с высокими доходами во время финансового кризиса; а также центральное положение главного загрязнителя окружающей среды Китая на переговорах по изменениям климата в Копенгагене.

Но мир сегодня вполне справедливо требует предоставления гораздо большего количества общественных благ, чем сто лет тому назад. Тогда для оправдания надежд было достаточно чуть-чуть мира, финансовой стабильности и наличия открытых рынков. Сегодня человечество требует, чтобы лидеры обеспечивали не только мир и процветание, но также экономическое развитие и устойчивость окружающей среды. И всего этого предстоит добиваться путем сотрудничества между 200 государствами с очень разными возможностями. Между тем, на них весьма противоречивое и разнонаправленное давление оказывает целый ряд негосударственных актеров, часть из которых дружелюбна, а многие настроены очень враждебно. Иногда эти силы ниспровергают целые государства.

Хорошая новость заключается в том, что мир в начале нынешнего столетия не допускает таких крупных ошибок, какие он допустил после первого десятилетия двадцатого века. Отчасти благодаря ядерному оружию прямых конфликтов между великими державами удалось избежать; либеральная мировая экономика пока выживает; уроки 30-х годов прошлого столетия были использованы во время нынешнего финансового кризиса как минимум с кратковременным успехом; переговоры по изменениям климата продолжаются; а многие развивающиеся страны - хотя далеко не все - добиваются экономического прогресса. Хотя движение начала 90-х навстречу демократии замедлилось, количество открыто враждебных тоталитарных режимов сегодня невелико, по крайней мере,  если судить по самым худшим меркам 20-го столетия.

Так куда нам двигаться в следующем десятилетии? Несмотря на все имеющиеся трудности, Соединенные Штаты сегодня - это не Великобритания 1910 года. Американская экономика остается самой производительной и передовой в мире, а военный потенциал США по-прежнему не имеет себе равных. Западный мир в целом сохраняет свою силу и мощь, поскольку на его долю по паритету покупательной способности приходится около 40 процентов общемирового производства. Но сегодня на подъеме уже другие страны и силы, а стоящие перед нами проблемы и вызовы имеют беспрецедентно сложный и масштабный характер.

"Мы должны все держаться вместе, иначе нас несомненно повесят по отдельности". Все страны, и прежде всего, находящиеся на подъеме и зарождающиеся великие державы должны осознать и признать эту истину, которую провозгласил Бенджамин Франклин во время подписания Декларации о независимости США. Вряд ли можно сказать, что в истории всегда господствует благодатный дух сотрудничества, прозорливости и самоограничения. Но я должен отдать должное Бараку Обаме хотя бы за то, что он пытается обеспечить правильное руководство и лидерство. Но будет ли у него достаточно последователей, как дома, так и за рубежом? Увы, я в этом сильно сомневаюсь.