Расширение НАТО на восток и перспектива вступления в альянс Украины — постоянный предмет для беспокойства и раздражения как для российских граждан, так и для российского правительства. По итогам опроса, проведённого российской социологической службой ВЦИОМ в апреле 2009 года, 58 процентов опрошенных высказались о НАТО негативно, а 31 процент опрошенных считают, что главной миссией НАТО является проведение боевых операций против стран, не состоящих в альянсе.

В России всё большее распространение получает скептицизм, в особенности в том, что касается перспектив вступления в НАТО Украины. Премьер-министр Владимир Путин, а также Дмитрий Медведев неоднократно давали понять, что эти страны находятся в сфере особых интересов России. Российские лидеры считают, что руководство стран НАТО и в особенности США не сдержали обещаний, данных, как утверждает российская сторона, во время переговоров по объединению Германии, шедших в 1990 году.

Россия продолжает утверждать, что в обмен на согласие на объединение и вступление Германии в Организацию Североатлантического альянса НАТО обещало никогда не включать в свой состав страны, лежащие к востоку от его границ. Активисты движения в поддержку расширения, однако, утверждают, что никаких письменных подтверждений существования подобного соглашения не имеется, а значит, никаких договорённостей НАТО не нарушает.

Недавно в немецком еженедельнике Spiegel были опубликованы итоги только что проведённого и весьма подробного расследования, которые проливают свет на этот вопрос. Официальных документов, в которых подтверждалось бы существование подобной договорённости, действительно не существует. Тем не менее, в 1990 году тогдашний министр иностранных дел Германии Ханс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher) неоднократно в устной форме заявлял, что в случае разрешения Советским Союзом объединения Германии никакого расширения НАТО на восток не будет.

Безусловно, официальным представителем НАТО Геншер не был, но также не подлежит сомнению, что он был министром иностранных дел с отличной репутацией и его словам можно было верить. Оснований не верить Геншеру на слово у советской делегации не было. Советская сторона исходила из того, что Геншер тщательно взвесил своё обещание, заранее обсудил его со своими партнёрами из стран НАТО, а возможно, и с властями США. Собственно говоря, сами США были согласны с его позицией.

Документальные свидетельства и показания очевидцев говорят о том, что и тогдашний государственный секретарь США Джеймс Бейкер (James Baker), и его коллега из Великобритании Дуглас Хёрт (Douglas Hurt) поддерживали эту точку зрения. Также достоверно установлено, что 9 февраля 1990 года Бейкер, находясь в Кремле, объявил, что НАТО не сдвинется в восточном направлении «ни на дюйм», а Михаил Горбачёв признал, что расширение НАТО на восток было бы для Советского Союза неприемлемым сценарием. Тем не менее, никакого документа, в котором эта договорённость была бы зафиксирована, подписано не было. Почему — остаётся загадкой.

Но каковы бы ни были истинные причины этого, сейчас НАТО и США придерживается такой точки зрения, что, хотя отказ от расширения альянса на восток и обсуждался, никакого договора по итогам обсуждения подписано не было, а значит, расширения было законным. Это, однако, чрезмерно упрощает дело. Отношения строятся на доверии, а создать видимость готовности пойти на уступку, а затем прямо заявить, что слова-то говорились, а на бумаге ничего не осталось, — такое может вызвать какую угодно реакцию, но только не доверие. В деловом мире это было бы расценено как сообщение заведомо ложных сведений, ведь соглашение состоит не только из текста контракта, но и из сказанных слов и произведённых впечатлений.

С другой стороны, границы НАТО подбираются всё ближе к российской границе, и альянс обязан отнестись к этому со всей возможной тщательностью, в противном случае приём Украины в НАТО станет как минимум безответственным решением.

Рассматривая возможность вступления Украины в НАТО, необходимо принимать во внимание как минимум два очень серьёзных аспекта проблемы. Во-первых, это мнение украинского народа, ведь по данным опроса IFAK, проведённого в начале этого года, за вступление в НАТО высказываются 51 процент опрошенных на Западной Украине и только 13 процентов — на Восточной. Очевидно, что смысл вступать в НАТО появится лишь тогда, когда подобный шаг будут одобрять большинство всех жителей Украины.

Второй аспект заключается в том, что НАТО должно тщательно пересмотреть ценности, на основе которых оно было сформировано: доверие, честность и защита демократии и свободы. Если с точки зрения России НАТО ведёт себя так, что вызывает к себе недоверие, и предаёт Россию, значит, это серьёзная проблема. Указывать на отсутствие документов — это чисто техническое решение проблемы, а точнее, это вовсе не решение её. Прежде чем начать принимать в свой состав новые страны, НАТО должно всерьёз разобраться с тем, что Россия считает, что ею в прошлом было получено обещание не расширять альянс на восток.

Руководство НАТО должно сделать всё возможное, чтобы восстановить доверие, которое можно испытывать к надёжному партнёру, способному сдержать слово. Если НАТО не будет вести себя честно, Россия никогда не поверит ни одному обещанию, сколько бы оно их ни давало, а каждый шаг в направлении расширения будет рассматривать как проявление враждебности. Абсолютно ясно, что сейчас как никогда НАТО нуждается в партнёрстве, основанном на доверии, а не на подозрительности.

Кишор Шридхар возглавляет Институт политического и экономического анализа в Восточной Европе (Германия)