Свен Гедин (Sven Hedin) был одним из самых знаменитых ученых в Швеции. В начале двадцатого века он исследовал Среднюю Азию и Монголию и получил международную известность как картограф, гидрограф, фотограф и автор популярных книг о путешествиях, таких как «Завоевание Тибета» и «Через пустыню Гоби».
Важное место среди более 150 книг, написанных им, занимают многотомные атласы Средней Азии.
В 1905 году Гедин стал одним из 18 членов Нобелевского комитета, и продолжал участвовать в его заседаниях до 1949 года.


В тридцатых годах он стал поклонником Адольфа Гитлера и начал часто с ним общаться.
«Когда я хотел видеть Гитлера, я в понедельник звонил князю Виссену – очень приятный был человек - в немецкое посольство в Стокгольме.
«Он в тот же день звонил в Берлин, перезванивал мне через несколько часов и говорил, что Гитлер готов отобедать со мной в пятницу. Я выезжал в четверг, чтобы не опоздать и на следующий день беседовал с Гитлером».
«Он был очень обаятельным человеком, его речи просто гипнотизировали. Я также подружился с Геббельсом, Гиммлером, Герингом и Деницем».


Сейчас многие думают, что члены Нобелевского комитета – самые справедливые, достойные, честные и неподвластные коррупции люди на Земле, однако в своем интервью 1946 года Гедин рассказывал американскому писателю Уильяму Ирвингу (William Irving), что его коллеги были столь же подвержены предрассудкам, непоследовательности и тщеславию, как и прочие люди.


Так, по словам Гедина, антисемитизм одного из членов комитета помешал Альберту Эйнштейну получить Нобелевскую премию в тот год, когда все этого ожидали. Шведский академик утверждал, что теорию относительности нельзя считать открытием, что она не доказана и не имеет научной ценности.
Таким образом, премии Эйнштейну пришлось ждать семь лет. В конце концов, влияние его противника упало, и в 1921 году ученый смог стать нобелевским лауреатом.


Еще один судья так ненавидел русских, что не давал присудить премию Толстому, Чехову, Андрееву и Горькому. Герберт Уэллс? «Недостаточно значителен и склонен к журналистике». Сомерсет Моэм? «Посредственная массовая литература». Джеймс Джойс? «А кто это такой?»- удивленно переспросил Гедин.


Большинство членов комитета были также настроены против американских романистов, так как жены старались официально номинировать своих мужей. Французскому писателю Андре Жиду и итальянскому писателю Габриелю д’Аннунцио не давали премию из-за аморального поведения.
В тридцатые годы Гитлер неоднократно воздавал почести Гедину, в частности попросил его выступить с пронацистским обращением на Олимпиаде 1936 года, а на 75-летний юбилей наградил его Орденом Германского Орла.


Во время Второй мировой войны Гедин был одной из немногих шведских знаменитостей, выступавших за то, чтобы Швеция отказалась от нейтралитета и встала на сторону нацистской Германии. Даже после того, как Германия проиграла войну, Гедин убеждал Америку объединить силы с возрожденной Германией и начать Третью мировую войну с Россией.


После войны престарелый Гедин стал обузой для Нобелевского комитета, однако о своей пронацистской позиции не сожалел никогда, утверждая, что только возможность напрямую общаться с Гитлером и Гиммлером позволила ему спасти множество еврейских интеллектуалов вместе с их семьями от концлагеря «Заксенхаузен».


При этом его научные заслуги по-прежнему сохраняют свою значимость. Китайское правительство до сих пор использует его карты восьмидесятилетней давности для строительства железных дорог и каналов и поиска месторождений полезных ископаемых.