Обама был кандидатом от разведсообщества. Если быть более точным, он представляет левацкое крыло ЦРУ, что неудивительно, если только не применять упрощенческий подход к этой организации, у руля которой стоят революционные силы, хотя на первый взгляд сила их влияния и не бросается в глаза.


Расстановка сил в корне изменилась. Из Белого Дома ушли неоконсерваторы. Их до сих пор обвиняют практически во всех произошедших в мире бедах. Они точно совершили ошибку. Почти никто уже не помнит, что мио был прекрасным местом для проживания и вселял надежды на ещё лучшую жизнь. Коллективная безопасность, мир меняющейся стабильности, рай для мелких буржуа, питающихся объедками со стола крупных спекулянтов – всё это в буквальном смысле слова загремело в тартарары.


Неоконсерваторы не были заменены более чистым и честным политическим классом, готовым к смене векторов развития, поскольку такового не существует. На сцену вернулись старые монстры, агенты революции, такие как Бжезинский и Сорос, бессмертные, готовые изменить видимое лицо империализма.


Власть в Вашингтоне перешла от неоконсерваторов к Трёхсторонней комиссии. Возвращаются в политические игры ученики организации, созданной для достижения цели, противоречащей естественному ходу исторического развития, а именно: удержать бразды правления в тех же самых руках, в которых они находились в течение веков до тех пор, пока их не вырвали провозвестники великой американской мечты.


Трёхсторонняя комиссия пришла в Белый Дом вместе в Джимми Картером при поддержке его хозяев Дэвида Рокфеллера, Збигнева Бжезинского и Пола Волкера. Администрация Картера спровоцировала гибель не менее пяти миллионов человек, не считая тех, которые были обречены после публикации лживо-лицемерного Доклада о мировом развитии и борьбе с бедностью 2000 года, положившего начало сокращению населения на африканском континенте.

 

Бжезинский устроил всё так, что СССР ввёл войска в Афганистан, спровоцировал войну между Ираком и Ираном, в то время как Волкер поднял ставку по кредитам до 22%. Это привело к разрушению американской промышленной инфраструктуры (рикошетом это ударило и по Испании). Суть нового империализма заключается в сдерживании России и Китая.
Обама был завербован Бжезинским, когда обучался в Колумбийском Университете. Там он вошёл в контакт с Трёхсторонней комиссией и Бильдербергским клубом, одним из наставников которого является неолиберал Джозеф Най (Joseph Nye), главный идеологический советник Обамы. Он же ввёл его в Фонд Форда (наиболее консервативная организация США, состоящая на службе у финансовой олигархии), в Совет по Иностранным Делам и в Чикагскую школу (возглавляемую профессором Остином Гулсби (Austin Goolsby), типичным представителем крайне правого течения в экономической науке).


Фонд Гамалиеля


Мать Обамы Стэнли Энн Данхем (Stanley Ann Dunham), якобы тяготеющая к коммунистической идеологии, но связанная с разведслужбами, работала на Фонд Форда и Всемирный Банк. Её сын работал на Фонд Гамалиэля вместе со своим другом и бойцом палестинского движения сопротивления Рашидом Халиди, пресс-секретарём Ясира Арафата. Возможно, именно там будущий президент США заинтересовался программой распространения медицинского обслуживания на все слои населения и научился организовывать общественную работу.


В том же самом Фонде работал и Билл Айрес (Bill Ayres), революционный активист эпохи 60-х и защитник Обамы. В течение 20 лет он был прилежным учеником Джереми Райта (Jeremiah Wright), убеждённого сторонника негритянского равноправия.


Сложная личность Обамы рисует перед нами образ президента самой главной державы, находящейся в состоянии постоянной войны, поскольку мир не наступит до тех пор, пока Империя не навяжет планете свой собственный миропорядок. Его идеологическое мышление основывается на истории США, возникших в результате войны за свободу, справедливость и равенство. В качестве глобальной стратегии он рассматривает гегемонию США как гаранта осуществления своих принципов.


 Бжезинский и его единомышленники  уже давно рассматривают Россию и Китай в качестве своих главных врагов и вовсю стараются использовать против них экстремистские силы. Вплоть до терактов 11 сентября 2001 года разведслужбы США оказывали поддержку Аль-Каиде и талибам с тем, чтобы стимулировать выступления уйгуров-мусульман против китайского правительства. Они также использовали движение Талибан для нанесения ущерба союзникам России в Средней Азии.


Цель присутствия американцев в Афганистане заключается не в уничтожении Аль-Каиды или талибов, с которыми они при необходимости быстро договорятся, а в занятии стратегических позиций, позволяющих нанести удар по России и Китаю. У Китая самая сильная в мире экономика, крепкая общественная дисциплина и избыточная рабочая сила, а также активно формирующийся средний класс. Россия обладает самыми крупными в мире запасами газа и нефти. Обе эти сверхдержавы учредили в 2001 году Шанхайскую организацию сотрудничества (другими членами являются Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан).


Всё та же Большая Игра


Суть нового империализма заключается в воспроизведении старой как мир Большой Игры, заключающейся в использовании маленькой державы для атаки на цель и провоцировании раздоров между соседними странами таким образом, чтобы в выигрыше оказался союзник. Под предлогом нанесения ударов по позициям Аль-Каиды бомбардировке подвергается Пакистан. Парадоксально, но ни Буш, ни Маккейн, ни Клинтон не давали своего согласия на бомбардировки Пакистана. А вот Обама дал. Почему? Да потому что Пакистан является традиционным союзником Китая.


А Китай в свою очередь зависит от поставок сырья и нефти из африканских стран, в первую очередь из Судана, удовлетворяющего на 8% потребности Пекина в сырой нефти. Следовательно, надо выгнать Китай из Африки и изолировать его, потому что, если его лишить поставок энергоносителей, он отправится за ними в Восточную Сибирь, где избыток сырья и полезных ископаемых и малочисленное население.


Проблема заключается в том, что Пекин и Москва тоже знают эту игру, а вся англо-американская финансовая структура переживает глубокий кризис. Обама знает идеологический сценарий, который может привести к невиданной ранее революции, но у него нет союзников, которые были бы в состоянии понять её, а мир тем временем подпал под влияние бессмысленных идей и погряз в разрушительном хаосе. Надежда – это химера, а потому ни один убеждённый и последовательный революционер никаких надежд не даёт. Новый мир, именно в силу того, что он новый, возникает, когда старый полностью исчез. Но каков он будет этот новый мир, никто себе представить не в состоянии.