Когда Запад победил в «холодной войне», демократия пришла к невиданному дотоле процветанию. Теперь — наоборот. Политические и личные свободы не просто перестали расти — в последние годы наметился даже откат к прошлому. Учитывая, что «повивальной бабкой» исторического периода после 1989 года стали США, эти тенденции вызывают отнюдь не поверхностный интерес.


Проблемы демократии исчерпывающе описаны в ежегодном отчёте организации Freedom House, вышедшем под заголовком «Свобода в мире, 2010 год». По мнению экспертов этой организации, мы вступили в период «рецессии свободы». Уже четвёртый год подряд стран, где ситуация с политическими и гражданскими правами ухудшилась, больше, чем стран, где произошло обратное. За сорокалетний период публикации подобных отчётов четыре таких года подряд выдалось впервые.


Начнём с государств «оси задействования», которые президент Обама в первый год своего президентства попытался привлечь к сотрудничеству. Авторитарные режимы в России, Венесуэле, Иране и Китае в 2009 году, по результатам исследования Freedon House, проявили большую склонность к репрессиям, чем в прошлом. Попытки Америки говорить с ними по-дружески не привели к тому, что они стали друзьями.
Военные перевороты сотрясли четыре африканских государства. Единственная надежда на демократию в Средней Азии, Киргизия, превратилась из «частично свободной» страны в «несвободную».


Ближневосточный регион — по-прежнему самое неблагополучное с точки зрения демократии место на планете. Только одно государство, Израиль, признано «свободным». Соседствующие с ним арабские страны — почти все — погрузились в рецессию. Плохой результат показали даже Иордания и Марокко: тамошние обыкновенно держащиеся умеренного курса короли в последний год сосредоточили в своих руках большую политическую власть.


Заметными исключениями стали Ирак и Ливан. Наряду с Турцией эти страны имеют право называться мусульманскими и в то же время демократическими. Не случайно все они были бенефициариями «демократической программы» Джорджа Буша-младшего в середине 2000-х.


Не всё, однако, так мрачно. По результатам исследования Freedon House восемьдесят девять стран мира, на которые приходится почти половина населения мира, являются «свободными». Сто шестнадцать стран имеют демократическую выборную систему. Двадцать лет назад в эти категории попадало только шестьдесят одна и семьдесят шесть стран соответственно. Никогда прежде так много людей не жило вне условий тирании.


Заметим, впрочем, что последние негативные тенденции связаны также и с потерей интереса к демократии самой Америкой. Началось это не с восшествия на престол Обамы, а раньше; разочарованный бурными событиями вокруг промежуточных выборов 2006 года и резким падением собственного рейтинга в связи с ближневосточной политикой президент Буш перестал делать акцент на основном принципе собственной внешнеполитической программы.


Нынешняя администрация сместила эти акценты полностью. Общаясь с Россией и Китаем, нынешние власти всецело предпочитают обсуждать стратегические вопросы и полностью игнорируют тему демократии и прав человека, которую госсекретарь Хилари Клинтон, находясь в этом году в Пекине, назвала отвлечением от главной темы. То же и с Ираном.


Если во времена Джона Кеннеди и Роналда Рейгана мы пытались сделать мир лучше, веря, что стремление жить свободным свойственно всем людям, то сегодня мы действуем так, как будто бы окончательно решили принимать мир таким, какой он есть. Когда-то мы подталкивали другие страны становиться либеральными и демократическими. Теперь мы решили, что подталкивание это обходилось нам чересчур дорого.


Тем временем враги демократии встали на путь уничтожения достижений эры, наступившей после падения Берлинской стены, и многим из них это удаётся.