В том, как журналисты изображают войну, в 20-м веке произошли серьезные изменения. Этот процесс происходил незаметно, но если сравнить то, что было раньше, и то, что есть сейчас, разница очевидна. Чуть ли не каждый месяц заголовки ведущих новостных сетей кричат: «В Афганистане убиты шесть солдат», «В Афганистане убиты сотрудники ЦРУ» или «В Багдаде в результате взрыва в полицейском участке погибло десять человек».

Причем все это печатается на первых страницах. Эти заголовки привлекают к себе внимание людей, когда те просматривают новости в Интернете или проходят мимо газетных киосков. Эти заголовки заставляют людей негодовать по поводу того, что их сторона несет потери, и пробуждают в них отрицательные эмоцию.

Это, в свою очередь, побуждает их проводить больше времени на интернет-сайтах, щёлкая по рекламным ссылкам, и покупать печатную прессу, чтобы читать её, потягивая утренний кофе.

Негатив о войне хорошо продаётся. Люди охотнее выражают своё мнение и платят за что-нибудь, если им не нравится происходящее. Чувство гнева и несогласия легко пробуждается, если человек доверяет источнику новостей. Обычно люди думают: «Если это напечатано в газете N, то, скорее всего, это правда». Зная об этом, бульварные газеты играют на отрицательных чувствах людей и извлекают из этого прибыль. Читательский спрос растёт, а с ним растут цены и спрос на рекламу. Газета получает доход.

Давайте вспомним, как обстояло дело раньше – в Первую и Вторую мировые войны. На самом деле, изменения начались только с Вьетнамской войны.

Бульварные газеты воспевали победы своих армий. Данные о потерях противника преувеличивались, а свои потери преуменьшались. Что бы ни происходило, газеты всегда поддерживали своих политиков на международной арене, а вслед за газетами их поддерживал и народ, поскольку именно из бульварной прессы люди узнавали новости.
Но это уже другая крайность. Такая же вредная, но необходимая, когда на карту поставлена судьба государства. Марк Твен однажды сказал: «Быть патриотом — значит поддерживать свою страну всё время, а правительство – когда оно этого заслуживает». В последнее время патриотизм приравнивается к национализму, а про национализм сегодня все знают, что это плохо. Но быть патриотом, как и говорил Твен, значит всегда поддерживать свою страну, а не правительство.
Бульварные газеты беспрерывно взывают к патриотизму людей, внушая им, что их страна — это их правительство, и обвиняя их в том, что они не поддерживают своих военных, их усилия и прочее. Солдаты, в отличие от политиков, — это обычные граждане. Они сражаются, потому что у них приказ, и газеты превращают солдат в пешек. Они подчеркивают их недостатки и неудачи и в то же время затушевывают их успехи.

В 21-м веке информационные войны приобрели новые формы. Это проявилось в 2008 году во время войны в Южной Осетии между Россией и Грузией. Россия не сразу осознала ущерб, который может нанести пресса. Грузия же благодаря американским советникам еще до обстрела Цхинвала была готова отправить в район боевых действий целую армию операторов и телеведущих, чтобы они показали миру, как грузины побеждают, как русские их угнетают и как Грузия сражается за правое дело.

Современная журналистика преподносит войну совсем не так, как это делалось несколько десятилетий назад. Сегодня патриотизм приравнен к национализму, армия отождествляется с правительством, а риск, которому подвергаются военные, приуменьшается и часто становится предметом для шуток. Успехам противника заголовки уделяют больше внимания, чем успехам своих войск.

Гражданин должен поддерживать свою страну в любом испытании, а критиковать своих политиков нужно, не вынося сор за пределы страны.