В ретроспективе политика, которую Соединенные Штаты вели в Азии три десятилетия между концом Второй мировой войны и 1975 годом, представляет собой противоположность традиционной стратегии, которой США придерживались первые 150 лет существования республики.


Исходно Америка процветала, благодаря привычке держаться подальше от чужих войн. Стараясь не вмешиваться в чужие дела, американцы в полной мере пользовались выгодами торговли - самых ее продуктивных и творческих форм.


Во времена холодной войны приоритеты изменились. За 20 лет Соединенные Штаты ввязались в две крупные войны — в Корее и во Вьетнаме. В это время другие азиатские страны обогащались, благодаря огромным средствам, которые Америка тратила на эти два конфликта.


Слишком многие представителей вашингтонских политических элит прошлого до сих пор верят, что Соединенные Штаты способны осуществлять мелочную опеку над Азией, включая Индию и Китай, и что чем больше Вашингтон взаимодействует с одной из этих стран, тем сильнее он может давить на другую. Однако на практике речь идет лишь об очередном возвращении к старому роману Америки с Китаем.


Идеализированной, фантастической картине особых отношений Америки с воображаемым Китаем, которую рисовали такие американцы, как Генри Льюс (Henry Luce) и Перл Бак (Pearl Buck), соответствует мечта начала 21 века об идеологическом альянсе, объединяющем Индию и США.


На другом конце культурно-политического спектра в нечто подобное до сих пор верят некоторые либеральные прогрессисты в стиле «нового курса».
По их мнению, в начале 21 века моральным долгом Соединенных Штатов по-прежнему остается читать бесконечные лекции этим двум странам и безостановочно оказывать на них давление по целому ряду вопросов – от защиты китайской экологии от самих же китайцев до внедрения в Индии идей религиозной свободы в западном варианте — при том, что индийский исторический опыт в этом смысле радикально отличается от западного.


В 2008 году, в ходе своей президентской кампании, Барак Обама говорил о необходимости заставить Китай и ряд других стран принять американские стандарты поддержки независимых профсоюзов, а также экологические стандарты, как если бы это было фактически осуществимо. Таким образом, миф о всесилии Америки сохраняет свою притягательность как для неоконсерваторов, так и для прогрессистов.


Однако Индия и Китай, как любые великие страны, никогда не плясали под чужую дудку. До конца девяностых годов американское руководство ухитрялось совершенно не замечать социальных, политических и экономических изменений, которые произошли в Индии за десятилетия прошедшие с момента обретения ей независимости. Оно также не имело представления о военной мощи Индии, которая, между прочим, играла важную роль в Первой мировой войне, и исключительно важную - во Второй мировой.


Несмотря на продолжавшееся целый век помешательство на страданиях, враждебности и, наконец, дружбе китайского народа, американским властям никогда не удавалось играть важную роль в развитии в Китае либеральных политических институтов. У них ничего не получалось даже тогда, когда мощь и интересы США в Азии были на пике, вряд ли ситуация изменится к лучшему и теперь, с учетом того, что все последнее десятилетие эта мощь явно идет на убыль.


Некоторые обстоятельства уже доказали, что президент Обама и прочие американские лидеры не могут распоряжаться в Азии, как хотели в свое время Билл Клинтон и Джордж Буш.


Теракты 11 сентября заставили США начать трудное и мучительное взаимодействие (частично конфронтационное) с исламским миром в широком смысле — в особенности, с арабским Ближним Востоком.
События, последовавшие за 11 сентября, сильно подорвали две большие политические инициативы в Азии, на которые явно возлагала надежды администрация Буша — стратегическое сотрудничество с Индией и сдерживание Китая.


Вместо того, чтобы «ставить Китай на место», например, обеспечивая в долговременной перспективе независимость Тайваня, пентагонские «ястребы» внезапно оказались вынуждены делать Пакистан своим ближайшим союзником в борьбе с «Талибаном». Кроме этого, у них неожиданно обнаружились намного более насущные и опасные приоритеты: например, охотиться по всему миру на «Аль-Каиду».


В итоге Соединенные Штаты вошли в 21 век с надеждой укрепить одновременно свои финансовые связи с Китаем и стратегические – с Индией. Удачное развитие этих отношений потенциально может принести огромные выгоды.


Однако история взаимодействия США с обеими странами, особенно во второй половине 20 века, полна примерами избыточной враждебности и демонизации с одной стороны, и наивной, некритической романтизации - с другой.
Чтобы Америка в 21 веке была процветающей, уверенной в себе, страной со свободой торговли и поддерживала разумные и долговечные стратегические отношения с важнейшими азиатскими странами, необходимо, чтобы ее администрация училась на многочисленных ошибках своих предшественников и старалась их не повторять.


Американцы должны смириться с реальностью и понять, что им следует обращаться с Индией и Китаем как с равными, а не как с просителями.


Статья представляет собой переработанную выдержку из книги Мартина Сиффа «Новые сверхдержавы: отношения между Соединенными Штатами, Китаем и Индией в настоящем и будущем» («Shifting Superpowers: The New and Emerging Relationships between the United States, China and India»)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.