Судьба распорядилась таким образом, что известие о смерти Анатолия Добрынина распространилось именно тогда, когда в Праге Барак Обама и Дмитрий Медведев подписывали новый исторический договор о сокращении стратегических ядерных вооружений. Добрынин был персонажем первого плана в наиболее напряженные годы периода холодной войны, затем в годы диалога между США и СССР, потом в последовавшую за ними фазу жесткой конфронтации между западом и востоком и, наконец, в эпоху Горбачева. Посол в Вашингтоне в течение 25 лет и затем советник Горбачева, он был больше, чем простой чиновник советского аппарата власти. Он начинал в американской столице в 1962 году, где ему сразу же пришлось заниматься урегулированием кризиса после размещения ядерного оружия на Кубе, что привело две сверхдержавы на грань ядерного конфликта. Во многом благодаря ему кризис был разрешен мирным путем. Дипломатия всегда нуждалась и будет нуждаться в таких мощных фигурах, как Анатолий Федорович. Договор, подписанный вчера американским президентом и его русским коллегой, дает надежду, что две державы, которые вместе обладают 95% мирового ядерного арсенала, смогут вести между собой диалог и даже сотрудничать без чрезмерных взаимных подозрений, без того, чтобы постоянно держать палец на ядерной кнопке. Можно надеяться, что мир избежит повторения драматических эпизодов времен холодной войны, которые каждый раз заставляли опасаться самого худшего, и которые благополучно разрешались только благодаря изворотливости таких опытных дипломатов как Добрынин.

Однако нет никаких гарантий, что дела пойдут именно так. Хотя Советский Союз больше не существует, и идеологическое противоборство навсегда ушло в прошлое, Россия остается сверхдержавой, в некотором смысле даже потенциально более опасной, чем СССР, так как она потеряла бывшие советские республики, а также защитный пояс из «братских» стран центральной и центрально-восточной Европы.
Значительная часть ее обычных вооружений разрушена, буквально заржавела. Она чувствует себя гораздо более уязвимой, чем раньше.
По всем этим причинам ядерный арсенал представляет для России огромную стратегическую важность, гораздо большую, чем для США. Для Москвы это вопрос ее мирового статуса, компенсирующий трудности выхода из постсоветского кризиса и позволяющий ей считать себя по-прежнему сверхдержавой, которую боятся как в прошедшие времена. То, что московское руководство согласилось подписать договор, который в течение семи лет приведет к сокращению на треть ее ядерного арсенала (с 2200 до 1550), является «историческим» событием, по определению Медведева. Даже если подписание договора вчера в Праге говорит о том, что русское руководство намерено играть новую роль в современном мире, именно в качестве мирового игрока, а не просто страны, сконцентрированной на своих собственных интересах, все-таки новую страницу истории перевернул именно Барак Обама. Это он решает судьбу мира.

Военные эксперты и геостратеги в деталях изучат 160 страниц нового договора со всеми приложениями для того, чтобы прийти, может быть, к заключению, что его конкретное значение меньше пропагандистских оптимистических расчетов. И снова Обама окажется между двух огней: либеральными левыми, которые будут его упрекать в том, что он сделал слишком мало, (не говоря уже о враждебном отношении со стороны представителей мощного военно-индустриального комплекса), и между республиканскими ястребами, которые будут обвинять его в том, что он продал национальную американскую безопасность. Однако, остается тот факт, что с подписанием договора в Праге принято новое направление мирового развития, отличное от того, с которым столкнулся Добрынин  в 1962 году, хотя нельзя исключить и иного поворота событий, особенно при наличии стран, обладающих ядерным оружием, либо стремящихся им обладать, стран, которые не являются образцами демократии и благонамеренности.

Но сегодня Америка и Россия с большим правом и определенностью могут потребовать от этих стран аналогичной политики сдерживания и сокращения ядерных вооружений, а в перспективе и отказа от ядерного оружия, а также активного вклада в борьбу против реальной угрозы наших дней - ядерного терроризма.
И действительно, следующий этап в расписании Обамы - двухдневная встреча на будущей неделе в Вашингтоне с 47 главами государств и правительств, среди которых и китайский президент Ху Цзиньтао, посвященная мерам безопасности против риска того, что атомное оружие окажется в руках террористических организаций и безответственных диктатур.

Роль Барака Обамы на мировом уровне подчеркивается всеми аналитиками, даже теми, которые до сих пор не были к нему благосклонны, убежденные в том, что его слабая позиция внутри страны (трудности в принятии реформы здравоохранения и растущая внутренняя политическая оппозиция) подрывает его положение мирового лидера.
С подписанием пражского договора и предстоящей встречей на высшем уровне президент-демократ усиливает свои позиции и свое лидерство как внутри США, так и во всем мире. И даже те, кто подсмеивался над ним, после того как он принял нобелевскую премию мира, сейчас должны признать, - замечает Эдвард Льюс в Financial Times - что Обама ее заслуживает.