Господин Эрлер (Erler) c 2006 занимается в Евросоюзе вопросами стратегии в отношении Центральной Азии.

- Frankfurter Rundschau: Какой должна быть реакция Германии на то, что в Киргизии произошли кровавые события, в результате которых правительство было сметено?

- Эрлер: Стратегия в отношении Центральной Азии, учитывая тяжелое положение в стране, - это шанс для Киргизии. Например, может быть предоставлена прямая помощь, как это уже предложила сделать Россия. В Киргизии, которую оставил после себя правитель Бакиев, социальная и гуманитарная ситуация катастрофична.

- В Киргизии, по словам оппозиции, был установлен  репрессивный и тиранический режим. Об этом было что-нибудь известно ответственным лицам в Берлине и в Брюсселе?

- Начало революции тюльпанов в 2005 году было многообещающим.  К сожалению, вскоре выяснилось, что клан Бакиевых оказался не лучше, чем их предшественники. Обидно то, что большой потенциал гражданского общества оказался там невостребованным. В этой стране, к примеру, существует самая активная сеть неправительственных организаций в регионе.

- Насколько велик риск того, что новое правительство вскоре пойдет по пути тех деспотических правителей, который недавно были изгнаны?


- Что касается нынешних лидеров, то я не вижу здесь больших рисков. Роза Отунбаева сыграла важную роль в смещении Аскара Акаева, но затем она увидела отклонения от нормального курса развития и отказалась от должности министра иностранных дел, которую она занимала. Теперь важную роль будет играть работа над новой конституцией,  на что переходное правительство хочет получить шесть месяцев, и многое будет также зависеть от участия гражданского общества.

- Российский премьер-министр Путин уже признал госпожу Отунбаеву в качестве главы переходного правительства.  Должен ли Запад поступить так же?


- Особой необходимости спешить нет. Но как только станут приходить сообщения о том, что в Бишкеке власть оказалась в руках  получившего широкую поддержку  временного правительства, состоящего из представителей гражданского общества, а также активистов правозащитного движения, признание не заставит себя долго ждать.

- И вопрос о легитимности тогда не возникнет?


- На самом деле, речь в данном случае идет о самопровозглашенном временном правительстве, которое заполняет собой той вакуум, который возник после бегства представителей клана Бакиева. Но если  мандат временного правительства действительно будет ограничен несколькими месяцами, а за это время будет разработана новая конституция, то оно получит и международное одобрение.

- Какой интерес Киргизия представляет для Германии?

- Страны Центральной Азии – это соседи соседей Евросоюза. Наш интерес состоит в том, чтобы поддерживать там стабильность и региональное сотрудничество. Помимо этого, все большая часть  европейских и мировых энергетических поставок осуществляется из месторождений газа и нефти, расположенных в Каспийском регионе. Киргизия также обладает значительными запасами воды, от которых зависят другие страны этого региона.

- Не приводят ли эти интересы к тому, что при контактах с местными влиятельными людьми мы  закрываем больше чем один глаз?


- Если бы так было на самом деле, то это было бы ошибкой. Но надо постоянно спрашивать себя, делается ли выбор в пользу стратегии интеграции, а также в поддержку регионального сотрудничества, или принимается решение о том, что обособление и изоляция дадут больший результат. Стратегия Евросоюза действительно делает ставку на интеграцию, на процесс проведения откровенных дискуссий с существующими там президентскими системами. Мне кажется, что это необходимо, если учитывать неравномерное распределение важнейших сырьевых запасов в этом регионе.