Средь бела дня на улицах Багдада с вертолета "Apache" расстреляны два фотографа Reuters и еще несколько человек.


Эту видеозапись действительно больно смотреть. Некоторые кадры вряд ли стоит показывать по телевизору, пока дети не лягут спать.


Еще хуже – слушать переговоры пилотов вертолета между собой.


"Ого! Посмотри-ка на мертвых ублюдков!"

"Неплохо."


Но почему, черт возьми, никто не показывает эту запись? А когда все-таки показывают, то самые шокирующие кадры вырезаются "из уважения к семьям".


И слово "убить" вырезается из звуковой дорожки из уважения к кому?


Видеозаписи Эрики Баду – на каждом экране с утра до ночи, с цензурой и без, в разной степени раздетости.


Пресс-конференция Тайгера Вудса? В прямом эфире на каждом канале, включая деловой канал CNBC.


А почему недавние шокирующие кадры с WikiLeaks не там?


Когда в 1969 году всплыла история резни в деревне Май Лай, она потрясла США и весь мир.


Когда история об истреблении гражданских на мосту Но Гун Ри – тщательно исследованная и описанная Чарли Хенли – вышла в 1999 году, она едва попала в заголовки, но, тем не менее, она в них попала. (Тут справедливости ради надо отметить, что это, возможно, произошло потому, что речь шла о событиях Корейской войны 50-летней давности).


А в наше время, в 2010 году,  факты такого же зверства в лучшем случае находятся в конце выпуска новостей, а иногда и вовсе остаются без должного внимания.


Реакция главного редактора агентства Reuters г-на Дэвида Шлезингера была в высшей степени мягкой. Почему?


“Этот случай является ярким свидетельством того, какие опасности таит в себе  занятие военным журнализмом и к каким трагическим последствиям это может привести?» 


“Гибель Намира Нур-Элдина и Саида Хмы три года назад стала трагическим случаем, который показал, с какой чрезмерной опасностью сопряжено освещение  событий в зоне войны», - сказал шеф агентства Reuters.


И это все? Эти молодые люди погибли только потому, что ходили по улицам своего родного города Багдада. Их ранили, а потом хладнокровно прикончили.


Всплывшая запись содержит больше уличающих доказательств по поводу того, кто же   в действительности убил журналистов, чем по другим подобным инцидентам.  Позывные помогут мгновенно идентифицировать убийц.


Но почему никто не призывает привлечь к ответу людей ответственных за эти преступления: тех, кто отдал приказ убить фотожурналистов,  и тех, кто непосредственно нажал на курок. Единственные комментарии, которые можно услышать, сводятся к следующему:


- "Ого, да вы только взгляните на этих мертвых ублюдков!"

- "Здорово."


Почему никто не требует от армии США выплат компенсаций семьям убитых?


Можно ли рассматривать данный эпизод в качестве примера реалистичной политики агентства Reuters, когда ему приходится ставить на одну чашу весов «отправление правосудия» и свои отношения с Пентагоном. Или, может быть, дело в том, что Намир-Нур Элдин и Саид Хма были всего-навсего представителями «местного штата» международного агентства новостей и юридически являлись лишь внештатными сотрудниками, работающими по контракту?


Кстати, известно ли вам, что сам г-н Шлезингер является членом правления Комитета по защите журналистов.