Если кто-нибудь сомневается в том, что однополярный мир приказал долго жить, пусть обратится за подтверждением к странам БРИК. Эта аббревиатура состоит из начальных букв входящих в этот клуб стран (Бразилия, Россия, Индия и Китай), которые ставят под вопрос нынешний миропорядок, возникший после распада СССР.

 
Макропоказатели этих четырёх гигантов хорошо известны: население более 2,7 миллиардов человек, что составляет 40% жителей Земли. Вместе они производят более 15% мирового валового продукта. Индия и Китай – классический образец стран Третьего Мира. Бразилия выходит из этого состояния, а России удалось в него не попасть. Представителей белой расы в странах БРИК от 200 до 250 миллионов человек. Это жители России и Бразилии. Христианство исповедуют (во всех его возможных конфессиях) от 300 до 350 миллионов человек. А остальные являются приверженцами индуизма, буддизма, мусульманами или последователями этических учений древности, как например, Конфуцианства. Что касается языков, то пальма первенства принадлежит китайскому и хинди: на каждом из них говорит более одного миллиарда человек.

Столь разные цифры свидетельствуют о большой неоднородности. Но должно быть что-то иное, что сближает эти страны, объясняет их заинтересованность в согласовании своих действий, заставляет верить в то, что у них общее будущее.

Французский политолог  Доминик Моизи (Dominique Moïsi) в своей статье от 2007 года предложил следующую классификацию стран: страны, имеющие аппетит; испытывающие досаду; напуганные, нерешительные. По всем показателям четвёрка БРИК подпадает под первое определение, поскольку эти страны считают, что настало время воспользоваться глобализацией, потреблением, распорядиться новыми богатствами и парадом суверенитетов в мире. Япония вступила на этот путь в 1868 году, когда к власти пришёл император из династии Мейдзи. Россия возвращается на эту магистральную дорогу, по которой она начала было двигаться в начале ХХ века и, как утверждает Цветан Тодоров в своей книге «Страх перед варварами», «сейчас она может достичь гораздо более высоких результатов, поскольку не отягощена необходимостью бороться за мировое лидерство». Для Китая это означает возможность вновь стать империей. Индия вступает в период динамичного государственного развития, а Бразилия хочет заполучить то, что, по мнению этой страны, ей полагается за природные богатства её недр и морей. По некоторым показателям они могут быть отнесены также ко второй категории, то есть к странам, испытывающим досаду.

Всякий, кто в последние годы посетил крупные китайские города, которые действительно можно назвать Большим Скачком, наверняка был неприятно поражён высокими ценами для граждан западных стран, а в более широком смысле -  массовой подделкой европейских  торговых марок. Это можно рассматривать даже не как обман, а как определённую компенсацию за целый век унизительного полуколониального режима, который насадили в Китае ведущие мировые державы.

Стремительно падение России в бездну преисподней после кошмара 1989-1991 годов вызвало у многих граждан этой страны, причём не только у коммунистов, ощущение, что земля разверзлась под их ногами. Лишь с приходом во власть Владимира Путина удалось в какой-то мере успокоить эту боль, однако болезнь до конца излечить ещё не удалось. Именно чувство обиды за колониальное прошлое, угнетение, за неравноправные отношения в настоящем наилучшим образом сплачивает это сообщество.

Индия пережила это прошлое, но благодаря Лондону ввела в стране британскую модель демократии и оформилась как государство государства, объединившего под своим влиянием весь полуостров Индостан. Это обстоятельство наверняка смягчает её обиды. Бразилия не видит в Португалии (по всей видимости, в силу огромной разницы в размерах) колониальную державу, повинную во всех её невзгодах. В отличие от нынешних Венесуэлы и Боливии, которые винят во всём злую мачеху Испанию.

Страх охватил всю Европу и очень скоро распространится и на США. Героическая эпоха ушла в прошлое, представители белой расы, достигшие высокого уровня и расслабившиеся настолько, что самый страшный кризис их уже из этого состояния не выведет, полагают, что никакие военные действия в других странах не могут оправдать кровопролития. С их стороны.

Категория «нерешительных» представляет из себя некое подобие контейнера, в который попадают страны, перемещающиеся из одной классификации в другую или просто лишние в одной из них. К ней вполне можно было бы отнести Эквадор.

Страны БРИК, чьи высшие руководители в конце прошлой недели собрались на встречу в столице Бразилии, не представляют из себя конфедерацию и не имеют организационной структуры. У них нет отлаженной системы внутренних связей, а Китай даже нельзя считать демократической страной. Это в лучше случае клуб стран с общими интересами, которые находят своё отражение во время голосований в ООН, принятия деклараций против американского вмешательства в дела исламского мира, а также в новом общем для них языке. Хотя две из четырёх стран – Китай и Россия- расположены на всех параллелях, БРИК это прежде всего ось Юг-Юг. Ось, устремлённая в XXI век.