Президент Обама готовится вдохнуть новую жизнь в соглашение с Москвой о сотрудничестве в сфере мирного атома, которое его предшественник два года назад задвинул в долгий ящий в отместку за то, что Россия начала воевать с союзницей Америки — Грузией. Об этом в четверг сообщили официальные представители администрации.

Стремление оживить тот договор — это последняя на данный момент составная часть порыва Обамы залечить ущерб, нанесённый отношениям с Россией; таким образом Обама хочет завоевать поддержку Москвы в вопросе ужесточения санкций против Ирана. Но в конгрессе разговоры об этом шаге вызвали смущение, многие законодатели заранее скептически относятся к подобной сделке и переживают, как бы Обама не прогнулся перед Россией слишком сильно.

Соглашение, переговоры по которому Джордж Буш-младший вёл до августа 2008 года, опрокинет соблюдавшиеся десятилетиями и выработанные консенсусом обеих партий принципы: будет вестись оживлённая торговля ядерными материалами, производиться передача технологий и совместные исследования России и США. Будет проложен путь к ввозу, хранению и, возможно, переработке Россией отработанного ядерного топлива из построенных американцами реакторов во всём мире, что может принести большие доходы.

Для России возобновление переговоров было очень важным моментом с того самого момента, как президентом стал Обама. Обе стороны обсуждали его в качестве возможного следующего шага на пути к формированию более стабильных партнёрских отношений после того, как в апреле в Праге был подписан новый договор о сокращении стратегических вооружений. Представитель российского государства, находившийся в Нью-Йорке с визитом на этой неделе, сказал, что в Москве испытывают оптимизм по поводу перспективы пересмотра Обамой решения Буша.

«Этот шаг был мотивирован политически», — заявил замминистра иностранных дел Сергей Рябков, общаясь с журналистами, — эти его слова процитировало государственное информационное агентство России. — «Мы надеемся, что нынешняя администрация пересмотрит своё решение и вновь предложит соглашение», которое он описал как «взаимовыгодное, расширяющее повестку дня российско-американских отношений и подчёркивающее главенство России и США».

Критики считают, что Обама слишком быстро отдал России желаемое, не взяв гарантии поддержки в двух главных задачах: сильном ужесточении санкций ООН против Ирана за отказ прекратить процесс обогащения урана и окончательный отказ от до сих пор не выполненного Россией обязательства поставить Ирану зенитные установки «С-300».

«Поддерживая эту сделку сейчас, администрация невольно выглядит так, как будто бы готова заплатить уступкой по ядерному вопросу за слабую поддержку Россией слабых санкций против Ирана», — считает Генри Соколски (Henry Sokolski), исполнительный директор вашингтонского образовательного центра по политике нераспространения ядерного оружия. — «Было бы гораздо более разумным сначала заставить Россию поддержать ужесточение санкций и перестать поставлять Ирану ракеты, способные нести ядерные боеголовки, и помогать ему в военной сфере, а уж потом предлагать сделку по мирному атому».

В четверг из Белого дома никаких комментариев не поступало. Представители администрации, потребовав соблюдения своей анонимности, подтвердили факт наличия плана, хотя ясности в вопросе о времени отправки его в конгресс, по их словам, нет. На прошлой неделе начались консультации между администрацией и депутатами, и, по словам двоих официальных лиц, соглашение будет спущено в конгресс в ближайшие несколько дней.

Соглашение не будет иметь статуса договора, а значит, одобрения конгресса не потребуется, но администрация должна передать его конгрессу для рассмотрения, которое может продлиться до девяноста дней, в течение которых законодатели имеют право проголосовать за его отмену. В силу особенностей расписания работы конгресса администрация должна поторопиться, иначе процесс может затянуться до следующего года — или же начинать всё сначала в следующем году.

Ванн ван Дипен (Vann H. Van Diepen), сотрудник госдепартамента, работающий с вопросами режима нераспространения, в четверг сообщил подкомитету при палате представителей, что «мы находимся в режиме ожидания перед принятием Белым домом решения о повторной передаче проекта соглашения в конгресс». Он заверил депутатов, что «сотрудничество российского правительства по вопросу атомного проекта Ирана будет важным фактором при принятии этого решения».

Но депутаты от обеих партий выразили сомнения.

«Сейчас не та ситуация», — высказался, давая интервью, депутат палаты представителей от штата Калифорния, демократ и председатель подкомитета по иностранным делам Брэд Шерман (Brad Sherman). — «Так мы не приблизимся к победе в борьбе за прекращение Ираном создания ядерного оружия».

Депутат палаты представителей от штата Калифорнии, республиканец и член подкомитета Эд Ройс (Ed Royce) сослался на то, что Россия продолжает помогать Ирану строить новую атомную станцию мирного назначения в Бушире, а также выразил обеспокоенность в связи с тем, что предоставляемая техническая помощь может быть употреблена и на производство оружия.

«Для многих из нас, кто давно следит за этим, всё ясно: Россия может сотрудничать в атомной сфере или с нами, или с Ираном, третьего не дано».

Многие специалисты полагают, что буширская станция сама по себе не станет рецептом бомбы для Ирана, но скептики волнуются, что кто-либо из сотен российских специалистов-ядерщиков, работающих в Иране, может помочь.

Предстоящее возрождение соглашения подчёркивает смену тона в общении между Вашингтоном и Москвой, произошедшую с тех пор, как Буш в последние месяцы своего президентства отказался от договора. В то время российские войска находились совсем близко от столицы бывшей советской республики Грузии. Политики обеих партий в Вашингтоне устраивали акции поддержки Грузии и соревновались, кто резче осудит Кремль. Страны воевали из-за двух отколовшихся от Грузии территорий.

Буш, почти два года ведший переговоры по соглашению, был главным союзником грузинского руководства и понимал, что конгресс не согласится ни с чем, что попахивало бы дружбой с Россией. Но прошло уже почти два года, и хотя Грузия утверждает, что Россия нарушает условия договора о прекращении огня с самого момента окончания боевых действий, ситуация в регионе перестала волновать Вашингтон в первую очередь, а Обама сделал отношения с Россией одним из главных приоритетов своего внешнеполитического курса.

Представители администрации заявляют, что возвращение к жизни соглашения по мирному атому оправдано, потому что, как выразился один из них, «американо-российские отношения показывают прогресс и находятся на такой точке, где сотрудничество по важным вопросам», включая Иран, «служит и их, и нашим национальным интересам». Помимо заключённого недавно в Праге договора о сокращении вооружений, две стороны недавно продлили двенадцатилетней давности соглашении об уничтожении шестидесяти восьми тонн плутония, а Россия объявила о намерении закрыть свой последний реактор, где производился оружейный плутоний.

По словам официальных лиц, на атомной промышленности Америки договор скажется благотворно; также отмечалось, что США таким же образом сотрудничает с десятками других стран. Что касается поддержки Россией санкций против Ирана, то об этом было сказано, что реальной препоной в Совете безопасности ООН является не Россия, а Китай.

Шерман заявил, что администрация вполне может провести договор через конгресс, так как даже если обе палаты от него откажутся, президент может наложить вето на их решение. Тогда для преодоления вето оппозиции придётся собрать две трети голосов в обеих палатах.

При этом он не советует администрации передавать договор в конгресс из-за того, какие раздоры это вызовет.

«Они победят, но это не будет красивой победой», — подытожил он.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.