Ценность и структуру международных организаций необходимо срочно пересматривать. Международный валютный фонд и Всемирный банк хотя бы попытались приспособиться к новым условиям, сложившимся по окончании «холодной войны», но ООН продолжает представлять собой издевательство и извращение; требует к себе внимания и всё более двусмысленный статус НАТО.

Этот самый победоносный военный альянс в истории человечества ввёл принцип «нападение на одного — нападение на всех», хотя вслед за этим пунктом в договоре шёл ещё один, позволявший разным государствам альянса интерпретировать предыдущий пункт по-разному. Единственным случаем, когда этот пункт вступил в действие, были события 11 сентября 2001 года.

Союзники Америки безоговорочно решили, что нападение совершено и на них тоже, и обратились в Вашингтон за указаниями. Так началась военная кампания в Афганистане; варваров-талибов быстро попросили на выход, войска НАТО находятся в стране по сей день, но США почти сразу придали этой войне вспомогательный статус и обрушились на Ирак, хотя это мероприятие не нашло поддержки среди многих главнейших союзников, включая Канаду, Францию и Германию.

Джордж Буш-младший и Дональд Рамсфелд подозревали — видимо, небезосновательно — что их союзники в той же мере заинтересованы в обуздании той бешеной силы и масштаба, с которыми Америка реагировала на происходящее, а также в том, чтобы обеспечить коллективность принятия решения, как и в том, чтобы помочь. Но США бесцеремонно объявили, что любая страна, которая откажет в помощи в так называемой войне с террором, будет таким же врагом, и это отнюдь не похоже на те разумные лидерские качества, которые обычно демонстрировали президенты США начиная с Трумэна.

Конечно, это никоим образом не умаляет наглости, с которой французский и немецкий лидеры Жак Ширак и Герхард Шрёдер фактически сформировали антиамериканский альянс вместе с российским лидером Владимиром Путиным. Ещё в меньшей степени это оправдывает финансовые связи, благодаря которым Франция исподтишка поддерживала с Саддамом Хусейном, равно как и выступления её в поддержку «разумных санкций» — разумных в смысле пористых, причём ровно в той степени, чтобы обеспечить Франции большие прибыли, — а также заигрывания с временными членами Совета Безопасности ООН с целью саботирование американской политики. Министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен (Dominique de Villepin) прославился, когда во время войны в Ираке не смог ответить на заданный ему в лондонском Международном институте стратегических исследований вопрос — которой из сторон симпатизирует Франция.

Сейчас НАТО — по сути дела, продукт договорённости между странами, ранее оккупированными Советским Союзом (им в силу очевидных обстоятельств требуются военные гарантии США против России), и «сердечным согласием» в составе демократической Германии и стран, присоединившихся к НАТО под эгидой США с целью противостояния экспансии СССР, причём гарантии, данные когда-то Америкой, сохраняются для остальных членов альянса в качестве бесплатной страховки. Они верят в концепцию «союза доброй воли», то есть — милостиво соглашаются принять гарантии США, но при возникновении кризисной ситуации каждый раз решают, хочется им помогать американцам или нет. Нормальному определению альянса это не удовлетворяет.

НАТО должно стать фундаментом для новой системы альянсов, в которой все страны, способные сойти за демократические (изначально НАТО не всегда требовало соблюдения этого правила), договариваются о вопросах обороны собственных границ, в том числе — аккуратно формулируют стратегию превентивных ударов против террористов (удовлетворяющих внятному определению), в том числе и против несостоятельных государств (тоже удовлетворяющих соответствующему определению). Также НАТО должно заключить параллельные соглашения с такими недемократическими странами, как Россия и Китай.

В 1941 году, в январе, президент Рузвельт торжественно отказался от политики умиротворения, а спустя одиннадцать месяцев — пообещал, что «предательство» масштаба пёрл-харборского «больше никогда не будет грозить нам». Террористы решили, что нашли способ обойти двойную защиту, предохранявшую США от нападений в течение шестидесяти лет — от Пёрл-Харбора до 11 сентября, — действуя не от имени какого-либо государства, а базируясь в поражённых анархией или же ненаселённых областях несостоятельных государств и эксплуатируя желающих пожертвовать собственными жизнями в борьбе, которую Усама бен Ладен назвал «резнёй невиновных».

Ни одно серьёзное правительство, даже российское и китайское (хоть они и не питают в отношении Запада добрых чувств) не имеет иного выбора, кроме как выступления против террористов и режимов, их поддерживающих. Россия имеет гораздо больше проблем с терроризмом на собственной территории, чем любая развитая страна Запада, и это должно стать фундаментом для разумного сотрудничества, в особенности на юге Средней Азии, в том числе и в мусульманских странах, ранее входивших в состав СССР.

Россия и Китай симулируют равнодушие по отношению к перспективе получения Ираном и Северной Кореей ядерного оружия, но это абсурд. Иметь дело с Ким Чен Иром — всё равно, что играть в «слабо» (кто первым струсит), и это всегда было так. Ким Чен Ир не может действовать самостоятельно, он зависит от китайцев, а США, России, Японии и Южной Корее пришлось ждать, пока Китай перестанет играть в игры и по-настоящему надавит на Пхеньян; теперь это, судя по всему, началось, и не исключено, что причиной тому — возобновление военной помощи США Тайваню.

Россия и Китай наконец-то произвели нужные телодвижения в направлении санкций против Ирана, хотя раньше они своими действиями позволили этой нецивилизованной стране угрожать всей Евразии ядерным оружием. Русские и китайцы, кажется, начали понимать, чем неядерный Иран лучше ядерного. А когда президент-оборванец Махмуд Ахмадинежад пытался найти на международной арене поддержку своему атомному проекту, то, конечно, терпел самые идиотские за последние годы истории дипломатии провалы — но только до тех пор, пока президенты Бразилии и Турции не решили внезапно выйти из тени и изобразить из себя лидеров мировых держав, договорившись с Ираном на ещё более мягких условиях, чем хотели договориться с ним об обогащении урана в прошлом году Франция и Россия. Когда мировые державы не делятся по враждующим лагерям, то в мире появляются интересные феномены, например, такой: державы второго порядка отходят от своих прошлых обязательств, причём не всегда из чистого баловства.

Бразилия, почти два века — с момента ухода португальцев в 1822 году — бывшая великой несбывшейся надеждой Латинской Америки, наконец-то начала становиться стабильной, находящейся на подъёме державой и вошла в десятку богатейших стран мира. Теперь Бразилия — не просто дворик для общения США с «республиками-сёстрами», отношения с которыми даже слишком напоминают сёстринские. Бывший президент Фернанду Энрики Кардозу (Hernando Enrique Cardoso) и нынешний, но скоро уходящий, Лула да Силва, производят на редкость приятное впечатление в сравнении с чередой нервных и вороватых демагогов, разбавленной опереточными генералами и адмиралами с таким количеством полученных в мирное время медалей, что мундир едва застёгивается. Когда Бразилия и Турция оказывают нам добрые услуги, это иногда бывает полезно, но в данном случае они, похоже, решили сделать из Обамы наивного парня; во всяком случае, сложно проинтерпретировать происходившее в последние шестнадцать месяцев как-то иначе, чем как оглушительный крах репутации США как сверхдержавы.

Если Россия и Китай действительно пришли в чувство и решили участвовать во введении «губительных санкций» (как выразилась госсекретарь Клинтон), это означает, что момент истины наконец настал. Администрация должна продемонстрировать, что её не остановят какие-то новички, лезущие в дела Великих Держав, и что она не потерпит смертельно опасных наглых выходок со стороны преступного тегеранского режима; в противном случае останется только отречься от участия, прийти в упадок и предоставить Израилю больно наказать Тегеран. Внешняя политика Обамы потерпела фиаско, и собирать что-то ценное в развалинах ещё не поздно, но уже почти совсем поздно. Пусть произошедшее послужит президенту таким же откровением, каким стало для Джимми Картера нападение Советов на Афганистан. Так что, пока Турция и Бразилия не видят в произошедшем мандат на захват места, занимаемого в мире Вашингтоном, произошедшее не надо оценивать как негативное событие.

Если увеличить НАТО, поставить перед ним новые задачи (и адекватно переименовать), то оно сможет совместно с Китаем, Россией и другими важными недемократическими странами организовать масштабную «уборку» в ООН, чтобы она стала серьёзной площадкой с достаточно честно работающими органами, а не детским манежем, совмещённым с кубышкой, которой пользуются самые реакционные и извращенческие правительства в мире. Миротворческая деятельность должна быть прекращена немедленно, потому что она сводится к сдаче в аренду отсталыми тираниями и враждующим группировкам в разорённых войной странах плохо дисциплинированных наёмников за твёрдую валюту, поступающую из богатых стран-членов ООН.

Рузвельт хотел, чтобы ООН обеспечивала мир силами Великих Держав, в то же время маскируя господство США в мире и заверяя изоляционистов-американцев, что внешний мир — вовсе не такое страшное и неприятное место, как им казалось. Но постепенно ООН превратилось в этакую гигантскую свинью-копилку пополам с психиатрическим кабинетом для политически и экономически отсталых стран. ООН нужна новая задача.

Конрад Блэк написал книгу «Франклин Делано Рузвельт — борец за свободу» и «Ричард Никсон и вся его жизнь».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.