Когда министр иностранных дел Руанды Луиза Мушикивабо (Louise Mushikiwabo) готовилась к выступлению в высокой комиссии своей страны в Лондоне, репортеры из самых разных средств массовой информации ожидали ее выхода в бутафорской  руандийской деревенской хижине, листая глянцевые брошюры, рассказывающие о живущих там знаменитых гориллах.

Молодые и ушлые британские пиар-менеджеры в костюмах разливали руандийский кофе и болтали о "смене имиджа". Больше всего они говорили о "горах, гориллах и урожаях". Все это – часть усиливающейся кампании по представлению Руанды в новом свете спустя 16 лет после того, как она захлебнулась в волне геноцида. Журналисты выслушивали заманчивые предложения о поездках в заповедники, если они пожелают написать что-то на эту тему, а когда на сцены вышла Мушикивабо, она захотела поделиться "хорошими новостями о том, что происходит в Руанде". В тамошнем парламенте больше женщин, чем в парламенте любой другой страны мира, и все государства Содружества это признают. "В своей истории после геноцида мы подошли к рубежу, когда нам надо двигаться вперед", - сказала министр.

Руанда готовится прийти в понедельник на избирательные участки, чтобы всего во второй раз после 1994 года избрать президента. И такая пиар-кампания, организованная действующим президентом страны Полем Кагаме (Paul Kagame), столкнется на этой неделе с самым серьезным испытанием. Правительство обвиняют в том, что оно организует убийства в государственном масштабе и подрывает демократический процесс. Оно эти обвинения опровергает. Согласится ли мировое сообщество с тем, что Руанда действительно двигается вперед?

Задача убедить в этом весь мир была поставлена лондонской фирме по формированию общественного мнения Racepoint, которую нанял Кагаме. "Если набрать в поисковике Google слово "Руанда", то первое, с чем вы столкнетесь, будет материал о геноциде, - говорит управляющий директор Racepoint Кэти Питтман (Cathy Pittman), - сейчас мы наполняем Интернет материалом по экономике и культуре страны, сообщая о новых сюжетах журналистам. И там очень много фотографий и прочих картинок".

Иногда это срабатывает. Компания Racepoint свозила в Руанду журналиста из журнала Foreign Direct Investment, который написал в феврале статью об этой стране, заявив, что "она гордится тем, что там нулевой уровень коррупции". Он также утверждал, что "Руанда обязательно продемонстрирует новейшую историю успеха в Африке".

Участники Инициативы по правам человека (Human Rights Initiative) из британского Содружества в прошлом году выпустили доклад, в котором сообщалось, что в Руанде существует "великолепный механизм паблик рилейшнз", благодаря которому удалось "убедить ключевых представителей мирового сообщества в том, что в стране действует образцовая конституция, в которой особое внимание уделяется демократии, справедливому разделению власти и правам человека, и что права эти в полной мере соблюдаются". В конце доклада звучит заключение: "Однако на самом деле все как раз наоборот".

Конституция Руанды, отмечается в докладе, это "фасад, за которым скрывается запретительная и репрессивная сущность правящего режима". "Основные права человека соблюдаются неудовлетворительно", "в стране господствует цензура" и существует "серьезная обеспокоенность по поводу политических свобод".

24 июня к журналисту и диссиденту Жану Леонарду Ругамбаге (Jean Leonard Rugambage) у ворот его дома в Кигали подошли два вооруженных человека и дважды выстрелили ему в шею. Это убийство вызвало многочисленные обвинения в том, что журналиста "заказало" правительство, которое к тому времени уже изъяло у его газеты лицензию на публикацию. Правительство же выступило с опровержениями.

Оппозиционный политик Виктуар Ингабире (Victoire Ingabire) не смогла добиться регистрации своей кандидатуры для участия в выборах, и это вызвало шквал утверждений о том, что ее заблокировал режим Кагаме. По предложению Racepoint, министр местного самоуправления Руанды Джеймс Мусони (James Musoni) написал в британские газеты заметку с изложением собственного мнения по этим вопросам, которую среди прочих, напечатали и в Guardian.

Заканчивается она несколько двусмысленно: "Правительство твердо намерено обеспечить мирное и честное проведение этих выборов – без вмешательства тех внутренних и внешних сил, которые могут выиграть от разжигания нестабильности".

Racepoint также организовала в Кигали интервью Кагаме, которое взял у него журналист из Guardian. Появившаяся в результате статья была опубликована 28 мая, и главное внимание в ней уделялось голословным утверждениям.

В этом месяце нашли мертвым и почти обезглавленным оппозиционного политика Андре Кагаву Рвисереку (Andre Kagawa Rwisereka). Это вызвало опасения в том, что убийство имело политическую подоплеку.

Руанда не единственная страна с сомнительными успехами в области соблюдения прав человека, которая обращается за помощью в лондонские пиар-фирмы. Другие режимы также прибегают к услугам ведущих компаний, таких как Bell Pottinger, которую возглавляет бывший советник Маргарет Тэтчер лорд Белл; Portland PR, в число советников которой входит Майкл Портильо (Michael Portillo); и Hill and Knowlton, хорошо известной тем, что она представляет компании Adidas, Castrol и Nissan. Ведущие консультанты из этих фирм разъезжаются из Лондона по городам и весям, чтобы заполучить контракты в таких далеких странах, как Китай, Казахстан, Саудовская Аравия, Россия и Замбия.

Недавно организация Corporate Europe Observatory, исследующая власть и силу корпоративного лоббирования, опубликовала в Брюсселе доклад, в котором говорится: "Благодаря завесе секретности в посольствах и консалтинговых фирмах это явление в основном скрывается от взоров общества … некоторые консалтинговые фирмы лоббируют интересы стран, несущих прямую или косвенную ответственность за серьезные нарушения прав человека".

Растущий статус Лондона как творца репутаций отчасти объясняется историческими и языковыми факторами, а также тем значением, которое клиенты придают британским изданиям, таким как Economist и Financial Times, рассчитанным на широкую международную читательскую аудиторию, говорят руководители пиар-агентств.

"Если ты создаешь репутацию клиенту, будь то отдельный человек, компания или страна, то главную роль в этом деле играют англо-саксонские средства массовой информации  и особенно лондонские СМИ, - говорит Иво Габара (Ivo Gabara), дающий консультации министерству иностранных дел Казахстана по отношениям с лондонской прессой, - освещение в США важно, однако то, что говорят в Лондоне, будет определять вашу репутацию в мире".

В недавнем докладе правозащитной организации Amnesty International по Казахстану говорится, что "в стране по-прежнему применяются пытки и отмечаются другие факты дурного обращения с людьми, лишенными свободы, причем это могут быть как официально задержанные лица, так и те, кого арестовали тайно".

"Я занимаюсь делом, которого не стыжусь, - говорит Габара, - я считаю Казахстан страной, которая добивается успехов на всех фронтах, включая права человека, законы о средствах массовой информации и политические свободы".

Ветераном этого бизнеса является  лорд Белл, председательствующий в совете компании Chime Group, которая руководит фирмой Bell Pottinger. Среди политических контрактов его фирмы есть договор со Шри-Ланкой, правительство которой недавно обвинили в военных преступлениях. Есть также контракт с Мадагаскаром, где лорд Белл представляет интересы бывшего президента Марка Раваломананы (Marc Ravalomanana), который был вынужден уйти в отставку и покинуть страну после жестоких столкновений. Раваломанану заочно приговорили к четырем годам лишения свободы за злоупотребление властью при покупке президентского самолета. У Белла довольно простая позиция в вопросах этики при выборе контрактов.

"Я никогда не берусь за то, что сделаю плохо, - заявляет он, - здесь дело в направлении движения. Я никогда не исхожу из того, достаточно ли быстро они прогрессируют; если направление движения верное, меня это вполне устраивает, и я с радостью им помогаю".

У другой крупной британской фирмы Hill and Knowlton есть контракты с агентством кибербезопасности правительства Малайзии, с премьер-министром Сингапура, с городскими администрациями Пекина, Шанхая и Чунцина, а также с инвестиционным управлением Саудовской Аравии. Portland PR работает на Кремль. А Africa Practice, чей директор Маркус Каридж (Marcus Courage) помогал проводить президентскую кампанию Мваи Кибаки (Mwai Kibaki) в Кении, вслед за которой возникла волна насилия, сегодня работает на правительство Габона.

Один из руководителей из сферы паблик рилейшнз, работавший с правительствами стран Восточной Европы и Африки, заявляет, что такая работа порой является занятием "по приданию им легитимности".

"Тебе зачастую платят большие деньги за то, что ты не сможешь сделать, и с самого начала знаешь об этом, - рассказал он на условии соблюдения анонимности, - Это на грани жульничества. Запах дерьма духами не скроешь. Оно немножко попахнет вкусно, а потом все равно будет вонять".

По его словам, один раз правительство Судана предложило ему контракт на 2 миллиона фунтов стерлингов в год, от которого он отказался. Речь шла о пиар-кампании по поводу Дарфура. Когда предлагают такие гонорары, конкуренция усиливается.

"Фирмы проводят различия между тем, когда их просят сделать нечто безнравственное, и тем, когда так поступает их клиент. Это как адвокат, берущийся защищать преступника, - рассказывает старший партнер одной из ведущих пиар-фирм, которая участвовала недавно в конкурсе за контракт в Казахстане, - нам платят за то, чтобы мы в лучшем виде представили своего клиента".

Другая лондонская пиар-фирма Marston Nicholson создала и ведет вебсайт о Казахстане Kazakhstan Live, на котором представлены образцы народной музыки, праздники сбора урожая яблок и так далее.

Лондонская Morris International Associates заправляет отношениями правительства Саудовской Аравии с британскими СМИ. Среди прочего, она организует брифинги с участием посла этой страны в Лондоне принца Мохаммеда бен Навафа аль-Сауда (Mohammed bin Nawaf al-Saud), а также поездки представителей прессы в королевство. В 2009 году саудовские власти казнили (в основном через обезглавливание) 102 мужчины и женщины за самые разные правонарушения, от хранения наркотиков и богохульства до изнасилований и убийств, о чем сообщает Amnesty International. В своем последнем ежегодном отчете по Саудовской Аравии эта правозащитная организация пишет: "Пытки и прочие факты дурного обращения по-прежнему широко распространены, и все это делается безнаказанно. Среди наиболее часто употребляемых способов жестокие побои палками, использование электрошока, подвешивание на потолке, избиения, лишение сна и оскорбления".

Директор компании Morris International Associates Энн Моррис (Ann Morris) признает, что репутация у страны неоднозначная, и что "ужасные вещи происходят повсюду". Но она настаивает, что саудовские власти заслуживают того, чтобы "многие, очень многие вещи всячески подчеркивались и продвигались вперед". Вот ее слова: "Наша цель в основном состоит в том, чтобы создавать лучшее понимание. Зачастую в этом возникают перекосы. Для некоторых стран очень трудно плыть по поверхности, демонстрируя те добрые дела, которые они делают. Никто не говорит, что какая-то страна идеальна, но мы стараемся сохранять равновесие".

Ее фирма организует встречи саудовских руководителей с журналистами из Guardian и прочих газет.

Те пиар-консультанты, которые претендуют на соблюдение высоких этических норм, говорят, что не соглашаются на контракты в том случае, когда им кажется, что поведение и ценности их клиентов плохо отразятся на них.

"Надо пристально приглядеться к ним, и если у вас возникнет впечатление, что они хотят, чтобы вы лгали и создавали о их режиме не соответствующую действительности картину, то такой контракт неприемлем", - говорит Саймон Коэн (Simon Cohen), возглавляющий агентство Global Tolerance, которое работало на Далай-ламу, на детский фонд Wallace & Gromit's и на Партию зеленых. "Агентства пиар и по связям с общественностью должны спрашивать себя, соответствуют ли их ценностям те люди, с которыми они работают", - заявляет он.

За фасадом пиар

Руанда


Вот пиар-цитата: "Правительство Руанды за последние несколько лет обрело значительную международную поддержку, причем именно из-за того, что принесло стране стабильность и примирение". - Это строки из статьи министра местного самоуправления Руанды Джеймса Мусони, которую он написал совместно с лондонской пиар-компанией Racepoint в июне 2010 года.

А вот что говорит правозащитная неправительственная организация: "Оно использует конституцию к собственной выгоде, как фасад, за которым скрывается запретительная и репрессивная сущность правящего режима. Оно опирается на силовые структуры, которые иногда действуют параллельно, а иногда и наперекор официальной власти. И в этом правительстве центральную роль играет армия". – Из доклада Инициативы по правам человека британского Содружества, август 2009 года.

Шри-Ланка

Цитата пиар: "Мы готовы позитивно сотрудничать с любым и каждым во всем мире, кто хочет помочь нам в достижении нашей заветной цели по созданию единой и процветающей страны и в том, чтобы Шри-Ланка заняла подобающее ей место на планете как остров непревзойденной красоты, предприимчивости, а теперь и мира". Из статьи президента Шри-Ланки Раджапаксы, которую пиар-фирма Bell Pottinger в декабре 2009 года протолкнула в печать на страницах  Guardian.

А вот что заявляет Amnesty International: "В конце войны зверства по отношению к гражданскому населению и боевикам из лагеря противника усиливались из-за ощущения того, что в случае нарушений закона не будет никаких действенных международных последствий". – Заместитель директора Amnesty International по азиатско-тихоокеанскому региону Мадху Малхотра (Madhu Malhotra), март 2010 года.

Казахстан


Пиар: "Политическая стабильность, религиозная терпимость и уникальное географическое положение на перекрестке дорог из Китая, России и Европы придают Казахстану роль стабилизирующей силы во всем регионе. Он может стать идеальным местом для проведения Конгресса мировых религий". - Kazakhstan Live, вебсайт, созданный для министерства иностранных дел Казахстана компанией Marston-Nicholson.

А вот заявление ООН: "Я делаю вывод о том, что случаи применения пыток и дурного обращения не являются единичными. Я получил много заслуживающих доверия сообщений об избиениях руками и кулаками, пластиковыми бутылками с песком, полицейскими дубинками, об ударах ногами, об удушении при помощи целлофановых пакетов и противогазов с целью получения от подозреваемых признательных показаний". – Манфред Новак (Manfred Nowak), специальный докладчик Комиссии ООН по правам человека по вопросу применения пыток и других форм бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания. Написано после визита в Казахстан в мае 2009 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.