Морские вирусы способны вызвать массовое заражение и гибель обитателей моря и высвободить, таким образом, тонны углерода, который далее естественным образом попадет в атмосферу. И вызовет еще большее усиление парникового эффекта… Хотя все это, конечно, только гипотеза, так как роль, которую играют эти вирусы в морской экосистеме, по-прежнему остается для всех загадкой. В одной чайной ложке воды из Северного Ледовитого океана содержится от 4 до 16 миллионов вирусов.

Несмотря на свой малый размер, морские вирусы в 15 раз более многочисленны, чем бактерии и другие микроорганизмы. Каждую секунду они заражают в среднем 1023 морских организма. По мнению ученых вирусы каждый день убивают до 20% всей океанской биомассы. В результате этой невероятной гекатомбы в океане ежедневно высвобождается от 100 миллионов до миллиарда тонн углерода. В нынешних условиях океаны поглощают более двух из восьми гигатонн углерода, которые являются следствием деятельности человека. Таким образом, океан представляет собой важный резервуар углерода, который морские вирусы в будущем могут разрушить… или нет.

Первая причина основана на законах химии: чем большее количество двуокиси углерода растворено в воде, тем меньше ее способность поглощать новые объемы СО2. Вторая причина касается биологической составляющей океанского резервуара. То, что он не переполняется, объясняется активным действием морских растений. Подобно своим наземным "коллегам", водоросли и фитопланктон обладают способностью к фотосинтезу, то есть производству более сложных органических соединений на основе углекислого газа и солнечной энергии. После смерти эти организмы опускаются до таких глубин, где плотность воды и давление не дают им подняться наверх. Углерод в результате попадает в надежное хранилище. И если вирусы увеличат количество растворенного углерода по отношению к поглощаемым водорослями объемам, это может заклинить всю биологическую помпу. Именно об этой возможности сегодня в первую очередь говорят специалисты.

Противоречивые прогнозы

Тем не менее, в настоящий момент они открыто признают свою неспособность точно оценить опасность, которую представляют вирусы для изменения климата: хотя их деятельность и может закоротить биологическую помпу, они в то же время способны и смазать ее "шестеренки". Так, когда вирус убивает, определенное число жертв погружается на глубину, где процессы, которые приводят к выделению СО2, сильно замедленны. Кроме того, эти останки выделяют железо, фосфор и другие необходимые для питания фитопланктонная элементы. Производство этих минералов способствует росту фитопланктона и, как следствие, усилению фотосинтеза и поглощения углекислого газа. Наконец, вирусные инфекции способствуют образованию "морского снега" (белые хлопья, которые состоят из трупов, фекальных масс и органических останков). Эти скопления формируются на поверхности, а затем идут на дно под своим собственным весом. Хотя морской снег и мешает подводной жизни, он также позволяет доставить на глубину часть углерода с поверхности. Все эти размышления сводятся к следующему вопросу: какая часть отходов вирусных инфекций останется на поверхности (окажется в атмосфере и сыграет свою роль в парниковом эффекте), а сколько их опустится на дно (и пойдет на хранение в сдерживающий потепление климата океанический резервуар)?

Огромная задача

Тем не менее, все не так просто: в головоломке не хватает нескольких деталей. Возьмите хотя бы роль диметилсульфида. Этот газ формируется в тот момент, когда фитопланктон подвергается заражению и умирает. Около двадцати лет назад биолог Джеймс Лавлок (James Lovelock) высказал гипотезу о том, что при попадании в атмосферу это вещество облегчает формирование облаков и таким образом способствует похолоданию климата. Получается, вирусы несут в себе и охлаждающий эффект? С уверенностью пока еще ни о чем говорить нельзя… Однако какой из этих феноменов все же будет играть решающую роль в случае усиления активности вирусов? В существующих экологических моделях роль вирусов просто-напросто не учитывается. Ученым еще только предстоит изучить их и понять, как изменения в интенсивности их жизнедеятельности могут отразиться на состоянии всей экосистемы. Затем нужно будет сначала создать локальную модель, потом перейти на региональный уровень, и только тогда приступать к оценке угрозы в масштабе всей планеты. Задача на первый взгляд просто колоссальная: о вирусах ученым известно еще крайне мало. Но в любом случае мы уже знаем, что воздействие вирусов на организмы превращает их в регуляторов жизни на микроскопическом уровне. Или даже климата на всей Земле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.