Кризис все изменил. Стало ясно, что МВФ должен сыграть ключевую роль в борьбе с нестабильностью, вызванной кризисом. Кроме того, благодаря широкому и глубоко укоренившемуся многонациональному опыту Фонда, его деятельность играет ключевую роль в получении совместных глобальных решений экономических и финансовых проблем. Без таких решений система будет иметь тенденцию к периодической нестабильности, а также будет становиться на неустойчивый путь развития, который ведет к разрушительным последствиям. Мы только что пережили один из этих эпизодов.

МВФ необходим для достижения нескольких ключевых целей. Одна из них связана с реагированием на кризисы. В глобальных финансовых потрясениях, наподобие недавнего нашего кризиса, потоки капитала сдвигаются внезапно и резко, в результате чего возникают проблемы с кредитами, финансированием, балансом платежей, а также нестабильным курсом обмена валюты. Оставленные без присмотра, эти проблемы могут нанести значительный ущерб целому ряду стран, многие из которых являются невинными прохожими.

Система нуждается в автоматических выключателях в форме займов и потоков капитала, что ослабляет волатильность и поддерживает доступ к финансированию в рамках всей системы. Хорошо капитализированый МВФ, гораздо лучше капитализированный, чем до кризиса, должен быть в состоянии выполнить функцию этого ограничителя ‑ подобно тому, что делают центральные банки (и сделали во время кризиса), чтобы предотвратить замораживание кредитов, а также неизбежный и чрезмерный экономический ущерб, который за этим последует.

Новая гибкая кредитная линия МВФ выполняет эту функцию в размере, сравнимом со странами с рейтингом ААА. Программа, которая отвечает потребностям наиболее уязвимых стран, находится в стадии разработки. Задача состоит в том, чтобы найти правильное сочетание предварительного одобрения, ограниченных условий и скорости.

В то же время, по мере того как получение права механизма реагирования на кризис является важным, это еще не вся история. МВФ находится в эпицентре крупномасштабных глобальных проблем координации. Несмотря на то, что изначально его остерегались, он взял на себя ключевую роль в финансировании ‑ и, что более важно, реализации ‑ финансово-стабилизационных программ для периферийных стран Европейского Союза. Эти программы необходимы для ограничения заражения и восстановления стабильности в еврозоне, способствуя более глубоким институциональным реформам, направленным на финансовую взаимозависимость в рамках валютного союза.

Самый важный вопрос на глобальной экономической повестке дня ‑ восстановление равновесия и восстановление мирового спроса – это, преимущественно, координация. Внезапное сокращение избыточного потребления в Соединенных Штатах в результате кризиса делает решение этой задачи более актуальным. Без эффективной программы восстановления баланса рост будет не на должном уровне, а уровень занятости будет трудно восстановить на устойчивой основе.

Правительственные программы стимулирования ограничены в своей способности к восстановлению спроса. Мировая экономика нуждается в странах с положительным сальдо для поддержания экономического роста и сокращения избыточных сбережений ‑ задача не из легких. Также она нуждается в странах с дефицитом (и развитых странах в целом) для разработки и внедрения надежных стратегий роста, которые связаны со структурными изменениями, а также финансовой стабилизацией.

В настоящее время G-20 является органом определения приоритетов и принятия решений для такого рода задач, и кризис дал понять, что G-7 уже не могла выполнять эту функцию. Основные страны с развивающейся экономикой являются слишком большими и слишком важными, чтобы их можно было исключить из поиска глобальных совместных решений. Кризис также убедил большинство из нас в том, что результаты, полученные не совместно, вероятно, будут отчетливо субоптимальными с точки зрения роста, стабильности и устойчивости. G-20 может сказать правильные вещи о сотрудничестве. Но чтобы выполнить эту функцию, она должна обладать хорошо осведомленным, авторитетным и эффективным секретариатом, каким является МВФ.

Процесс взаимной оценки, о котором договорились страны G-20 – это один из важнейших компонентов программы восстановления равновесия, поскольку в этом месте куски совместных стратегий роста будут идентифицироваться, оцениваться и собираться.

Если она будет работать, то в результате страны G-20 дадут обязательства проводить политику, которая выгодна на глобальном уровне ‑ при условии что другие страны будут выполнять свои обязательства. США могут сократить дефицит быстрее, чем они могут это сделать без сотрудничества, но это возможно только в том случае, когда станы с профицитом возьмут на себя обязательства по сокращению избыточных сбережений.

Восстановление равновесия – это не единственный императив сотрудничества. Международная система обменных курсов, по меньшей мере, частично разрушена. Старый гибрид ‑ в котором развитые страны работали с плавающими обменными курсами и открытыми счетами капитала, в то время как развивающиеся страны управляли обменным курсом посредством контроля за движением капитала и накопления валютных резервов в рамках своей стратегии роста ‑ работал до тех пор, пока системные эффекты развивающихся рынков были относительно невелики.

Те дни прошли. Искажения и проблемы распределения будут оказывать все большее давление, по мере того как размер и влияние основных стран с развивающейся экономикой будут увеличиваться вследствие их возвращения к быстрому росту, в то время как развитые страны переживают длительный период застоя производительности.

Для удовлетворения потребностей развивающихся экономик, а также интересов развитых стран, будет нужна новая система, в которой обменные курсы будут управляться, и при этом корректироваться в соответствии с критериями, которые будут балансировать внутренний рост и глобальную стабильность. МВФ будет в центре разработки и применения любой новой системы, обладая мандатом и опытом.

МВФ уже играет конструктивную роль в Европе в сотрудничестве с ЕС, а также под его руководством восстанавливаются отношения с Азией. Он гораздо лучше капитализирован, чем до кризиса, и сейчас его структура управления реформируется, чтобы дать развивающимся участникам рынка больше прав голоса в стратегии и политике.

Все это необходимо для того, чтобы Фонд поддерживал глобальные функции координации, для которых он уникально хорошо оснащен. Даже с авторитетным МВФ проблемы, которые стоят перед нами, огромны. Но без него G-20, по большей части, вероятно, будет сведена к дискуссионному клубу, характеризуемому хорошими намерениями, но без каких-либо эффективных способов их реализации.

Майкл Спенс, профессор экономики в Школе бизнеса им. Стерна при Нью-йоркском университете, а также старший научный сотрудник в Институте Гувера при Стэнфордском университете

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.