На мой взгляд, появление «Большой двадцатки» стало одним из лучших ответов мира кредитный кризис, и президенты Буш и Обама заслуживают немалой благодарности за то, что они постарались объединить мировых лидеров и положить конец глобальному кризису. Похвальные усилия в этом направлении приложил также бывший премьер-министр Британии Гордон Браун. Сейчас, в преддверии саммита в Сеуле, помимо других проблем, встает вопрос о том, как мировые лидеры будут сохранять «Большую двадцатку» живой и полезной.

«Большая двадцатка» намного превосходит «Большую семерку» - по крайней мере, теоретически, - так как в нее входят все стремительно усиливающиеся развивающиеся экономики, в особенности так называемые «страны БРИК» - Бразилия, Россия, Индия и Китай.

Любая группа без их участия будет плохо подходить для управления экономикой и обществом в современном мире. При этом, в реальности, в «Большую двадцатку» входят больше двадцати стран – до 27. В итоге группа получилась слишком большой и неуклюжей, чтобы встречаться на регулярной основе, принимать разумные решения и эффективно действовать.

Хотя перед саммитом в Сеуле такая задача, разумеется, не стоит, на мой взгляд, в ближайшие годы «Большую двадцатку» следует опять сузить до меньшего размера, причем на сей раз, европейские страны должны быть представлены в ней коллективно.

Страны Европейского валютного союза, который сейчас также переживает период трудностей, должны проявить какую-то общую инициативу и перестать поодиночке участвовать в обсуждении политики.

В конце концов, они ведут общую валютную политику больше десяти лет, и в принципе модель фискальной политики у них тоже должна быть общей. Возможно, разумно было бы создать «Большую девятку», в которой входящие в «Большую семерку» Франция, Германия и Италия были бы представлены совместно, и в которую бы также, помимо США, Британии, Японии и Канады, входили четыре страны БРИК.

Что касается ближайшего будущего, то участники сельского саммита должны сфокусироваться на вопросах устойчивости и сбалансированности восстановления мировой экономики. Им следует постараться уравновесить темпы восстановления переживающих в своем большинстве трудности стран «Большой семерки» и остальных стран - в настоящий момент более сильных.

Для этого необходимо обеспечить рост внутреннего спроса и снижение положительного сальдо торгового баланса в странах БРИК во главе с Китаем.

В этом отношении очень важную роль может сыграть Китай. Отрадно видеть, что сейчас об этом много говорят. Если Китай даст понять, что он постарается держать положительное сальдо своего торгового баланса в пределах, скажем, четырех процентов от ВВП, это даст важный сигнал Сеульскому саммиту и позволит избавиться от опасной перспективы валютных войн.

Чтобы мир продолжал восстанавливаться после кредитного кризиса, необходимо, чтобы обремененные долгами развитые страны продолжили восстанавливать баланс бюджета. Для этого необходимо, чтобы у них все было в порядке с экспортом и инвестиционным сектором.

Для этого в свою очередь нужен рост потребления в остальном мире. Хотя восстановить равновесие будет непросто, я считаю, что оно все же достижимо. Если мы все, и в первую очередь Китай, поставим перед собой такую цель, мы можем войти в десятилетие, к концу которого масштаб потребления в развивающемся мире будет таким же, как в Соединенных Штатах, и тогда миллионы людей по всему миру смогут вырваться из нищеты.

Джим О’Нил – управляющий директор и глава отдела исследования глобальной экономики Goldman Sachs. Автор акронима БРИК, обозначающего четверку ключевых развивающихся экономик – Бразилию, Россию, Индию и Китай.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.