Разговоры о перестройке Совета Безопасности ведутся вот уже 18 лет, а конца им не видно до сих пор. Это слишком долго и медленно – даже по меркам ООН. Вялые переговоры, начатые под эгидой так называемой "не ограниченной временными рамками рабочей группы", которую в насмешку прозвали "бесконечным" комитетом, уступили в 2009 году место реальному, как тогда казалось, переговорному процессу.

Но, как говорят привлеченные к этому процессу дипломаты, те, кто участвует в переговорах, отделываются заявлениями о своих позициях, а затем уходят. И никакого обмена мнениями там не бывает. Даже в условиях реальных переговоров препятствия на пути достижения консенсуса труднопреодолимы.

Сегодня главные проблемы заключаются в следующем: как расширить нынешний Совет Безопасности, в котором сегодня 15 мест; какими должны быть члены СБ – постоянными или избираемыми; а также будет ли у новых постоянных членов право вето. На сей счет существует огромное множество предложений: пять новых постоянных членов без права вето плюс еще пять избираемых – итого 25; или создание промежуточного ряда кресел для тех стран, которые активно участвуют в деятельности ООН, и которые могут там находиться в течение трех-четырех лет.

Существует общее мнение, что Совет Безопасности устарел, поскольку он отражает состояние мироустройства 1945 года, когда была основана Организация Объединенных Наций, и что его необходимо расширить, включив туда новые мировые державы. В 1965 году его состав увеличили с 11 до 15 членов, а в 1971 году место постоянного члена занял Китай.

Но за пределами идеи о расширении весь консенсус распадается на части. И здесь начинается острое региональное соперничество за право стать постоянным членом, что делает любые перемены проблематичными, а то и невозможными. В понедельник президент Обама выступил с заявлением, новизна которого заключается в том, что он назвал Индию в качестве  кандидата в постоянные члены.

Примерно пять лет тому назад Вашингтон выступал с таким же предложением в отношении Японии. Вскоре после этого в Пекине вспыхнули антияпонские беспорядки, и китайские власти четко заявили о том, что агрессия Японии во время Второй мировой войны не дает ей права на постоянное членство. Китай не выступает открыто против новых постоянных членов. Вместо этого он призывает к "компромиссам" по поводу различных предложений, и дипломаты расценивают такие призывы как меру противодействия расширению состава постоянных членов.

Из четырех остальных постоянных членов наибольшую гибкость и маневренность проявляют Британия и Франция, которые опасаются, что устаревший Совет Безопасности еще больше снизит их международный вес и влияние. Россия, как и Соединенные Штаты, время от времени поддерживает того или иного кандидата на постоянное членство. Четыре года тому назад такую поддержку получила Бразилия.

Но в основе своей пять постоянных членов СБ обладают правом вето на любые предложения о капитальной перестройке Совета Безопасности, и они не предпринимают почти никаких усилий по его совершенствованию. Аналитики также задают более общий вопрос о том, насколько эффективен будет Совет Безопасности в случае его расширения. Многие считают, что такой совет будет еще медленнее принимать решения.

Как замечают обозреватели, Обама с легкостью может предложить такие перемены, показывая, что Соединенные Штаты признают возросшую роль Индии в мире; но на самом деле он не ждет никаких реальных изменений.

"Нам ничего не стоит попытка продавать в Индии больше мотоциклов, а также предложить нечто такое, что никогда не пройдет", - говорит профессор политологии из Университета Нью-Йорка  Томас Вейсс (Thomas G. Weiss), написавший книгу “What’s Wrong with the United Nations” (Что не так с ООН).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.