19 и 20 ноября лидеры стран НАТО встретились в Лиссабоне на саммите, на котором, как заявлялось, будет разработана «стратегическая концепция НАТО». Среди тем дискуссии – целый диапазон страшных угроз, от кибервойны  до изменения климата, а также славные оборонные штуки типа ядерного оружия и бессмысленной хай-тек линии Мажино, которая должна останавливать ракеты врага в воздушном пространстве. Лидеры НАТО не смогут обойтись без разговора о войне в Афганистане, об этого бесконечного крестового похода, который объединяет цивилизованный мир в борьбе против неуловимого Старика в горах, Хасана ибн Саббаха, лидера ассасинов XI века, в его последней реинкарнации в теле Осамы бен Ладена. Без сомнения, много будут говорить об «общих ценностях».

Большая часть того, что они будут обсуждать, - это фикция с указанием цены.

Единственное, чего не хватает в программе саммита по стратегической концепции, это серьезное обсуждение стратегии.

Частично причина заключается в том, что НАТО, собственно, не имеет стратегии, и не может иметь своей стратегии. На самом деле, НАТО является инструментом стратегии США. Его единственная действующая стратегическая концепция - это та, которую осуществляют США. Но и даже она – неуловимый призрак. Американские лидеры, кажется, определению стратегии предпочитают боевую позицию, демонстрацию решения проблемы.

 

Единственный, кто осмеливается определять стратегию, это Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), крестный отец афганских моджахедов, которые тогда могли использоваться для уничтожения Советского Союза. Бжезинский без стеснения резко определял стратегические цели американской политики в своей книге 1993 года «Великая шахматная доска: господство Америки». Что касается НАТО, его он описывал как один из институтов, призванных сохранить американскую гегемонию, «делая США ключевым участником даже во внутриевропейских делах». В своей «глобальной сети специальных институтов», которая, разумеется, включает и НАТО, США будут осуществлять свою власть «посредством постоянного торга, диалога, распространения, стремления к формальному консенсусу, даже если если власть исходит в конечном итоге из одного источника, а именно, - от Вашингтона».

Определение идеально подходит к лиссабонской встрече  по “стратегической концепции”. На прошлой неделе генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), заявил, что «мы очень близки к консенсусу». И этот консенсус, по выражению the New York Times, «вероятно, будет соответствовать определению Барака Обамы: работать в направлении безъядерного мира, сохраняя при этом средства ядерного сдерживания».

Подождите-ка, это разве имеет смысл? Нет, но это и есть суть консенсуса НАТО. Мир посредством войны, ядерное разоружение посредством ядерного вооружения, и, прежде всего, оборона стран-членов альянса посредством направления экспедиционных войск для приведения в ярость жителей дальних стран.

Стратегия – это не консенсус, прописанный комитетами.

Американский метод «постоянного торга, диалога, распространения и стремления к формальному консенсусу» преодолевает любое сопротивление, которое может порой возникать. Так, Германия и Франция изначально сопротивлялись грузинскому членству в НАТО, так же как и печально известному ракетному щиту, воспринимая это как вопиющие провокации, которые при отсутствии стоящей цели начнут новую гонку вооружений с Россией и повредят плодотворным отношениям Германии и Франции с Москвой. Однако США не принимают «нет» в качестве ответа, продолжают вторить свои императивы и сопротивление тает. Единственное недавнее исключение – отказ Франции принять участие во вторжении в Ирак, однако яростная реакция США испугала консервативный французский политический класс, и он поддержал проамериканского Николя Саркози (Nicolas Sarkozy).

В поиске «угроз» и «вызовов»
 
Суть того, что считается стратегической концепцией, впервые была декларирована и осуществлена весной 1999 года, когда НАТО нарушило международное законодательство, хартию ООН и свою собственную хартию, начав агрессивную войну вне своего оборонного периметра против Югославии. Это трансформировало НАТО из оборонного в нападающий альянс. Десять лет спустя крестная мать этой войны Мадлен Олбрайт (
Madeleine Albright) была избрана возглавить «группу экспертов», которая несколько месяцев проводила семинары, консультации и встречи по подготовке саммита в Лиссабоне. Из важных персон на этих собраниях – лорд Питер Ливин (Peter Levene), председатель Лондонского Лойда, страхового рынка, а также бывший глава Royal Dutch Shell Йерун ван дер Веер (Jeroen van der Veer). Эти два представителя правящего класса – не совсем военные стратеги, однако их участие должно убедить международное бизнес-сообщество в том, что их интересы учитываются.

Так и есть, судя по списку угроз, перечисленных Расмуссеном в прошлогодней речи, НАТО работает на страховую отрасль. НАТО, сказал он, должно решать проблемы пиратства, кибербезопасности, изменения климата, погодных катастроф, например, штормов и наводнений, подъема уровня моря, крупномаштабного переселения в населенные районы, зачастую трансграничного, нехватки воды, засух, сокращающегося производства продуктов питания, глобального потепления, выбросов CO2, отхода арктического льда, открывающего доселе недоступные ресурсы, эффективности топлива, зависимости от иностранных источников и т.д.

Большая часть перечисленных угроз даже отдаленно не могут толковаться как требующие военных решений. Очевидно, что никакие «страны-изгои», «форпосты тирании» или «международные террористы» не могут быть ответственны за изменение климата, и тем не менее Расмуссен представляет их как угрозу для НАТО.

С другой стороны, некоторые результаты этих сценариев, например переселение, вызванное повышением уровня моря или засухой, могут восприниматься как потенциальная причина кризиса. Опасная сторона перечисления заключается именно в том, что такие проблемы НАТО охотно подхватывает как требующие военного решения.

Главная угроза НАТО – его собственное устарение. Поиск «стратегической концепции» - поиск поводов продолжать все как есть.

Угроза НАТО миру

Разыскивающий угрозы блок НАТО сам по себе является растущей угрозой всему миру. Основная угроза – вклад альянса в усиление возглавленной США тенденцией по отказу от дипломатии и переговоров в пользу военной силы. Это хорошо видно по тому, что Расмуссен включил в список угроз НАТО погодные катаклизмы, тогда как вместо этого они должны быть проблемой международной дипломатии и переговоров. Растущая опасность в том, что западная дипломатия умирает. США задали тон: мы имеем благие цели, у нас есть мощь, остальной мир должен нам подчиниться, а не то будет плохо.

Дипломатия презирается как слабая. Госдепартамент давно перестал был сердцем американской внешней политики. Со своей обширной сетью военных баз по всему миру, а также военных атташе в посольствах и бесчиленных миссиях в подзащитных странах, Пентагон несравнимо более мощен и влияетелен в мире, чем Госдепартамент.

Недавные госсекретари, далеко не ищущие дипломатические альтернативе войне, сыграли лидирующую роль в отстаивании роли войны вместо дипломатии, будь то Мадлен Олбрайт на Балканах или Колин Пауэлл (Colin Powell), размахивающий фальшивой пробиркой перед Совбезом ООН. Политика определяется советником по национальной безопасности, различными финансируемыми из частных источников исследовательскими центрами, при вмешательстве Конгресса, который сам по себе состоит из политиков, заинтересованных в получении военных контрактов для своего лобби.

НАТО втягивает европейских союзников Вашингтона на тот же путь. Так же, как Пентагон заменил Госдепартамент, НАТО используется Америкой как потенциальный заместитель Организации Объединенных Наций. Война в Косове 1999 года была первым крупным шагом в этом направлений. Франция Саркози, после втупления в объединенное командование НАТО, пожирает традиционно умелую дипломатическую службу, сокращая мирное присутствие по всему миру. Внешне-политическое ведомство ЕС, создаваемое теперь леди Эштон, не будет иметь никакой собственной политики и полномочий.

Бюрократическая инерция

За своими призывами к общим ценностям на самом деле блоком движет бюрократическая инерция. Сам альянс является отростком американского военно-промышленного комплекса. В течение 60 лет военные закупки и контракты Пентагона были главным источником промышленных исследований, прибылей, рабочих мест, карьер в Конгрессе, даже университетского финансирования. Взаимодействие этих варьирующихся интересов определяет завуалированную американскую стратегию в по завоеванию мира.

Все расширяющаяся глобальная сеть от 800 до 1000 военных баз на иностранной почве.

Двусторонние военные соглашения с государствами, которые предлагают обучение и обязуют их приобретать сделанное в США вооружение и переделывать вооруженные силы из ориентированных на национальную оборону в направленные на международную безопасность (то есть, подавление) и возможное вступление в возглавляемые Америкой агрессивные войны.

Использование этих тесных связей с местными вооруженными силами для влияния на внутреннюю политику более слабых государств.

Бесконечные военные учения, которые помогают Пентагону хорошо знать военный потенциал стран, интегрировать их в американскую военную машину и поддерживать ментальность «готовности к войне».

Размещение сети своих баз, союзники и военные учения с целью окружить, изолировать, запугать и в конечном счете спровоцировать крупные страны, считающиеся соперниками, а именно – Россию и Китай.

Скрытая стратегия США, как истекает из действий, - постепенное военное завоевание с целью обеспечения мирового господства. Одна отличительная черта этого проекта по завоеванию мира это то, что, хотя он день за днем активно реализуется, о нем фактически ничего не подозревает подавляющее большинство населения страны-завоевателя, а также ее самые близкие союзники, то есть, страны НАТО.

Бесконечная пропаганда о террористических угрозах (блохи на слоне) и другие диверсии являются причиной того, что большинство американцев абсолютно не в курсе того, что происходит, тем более, что американцы очень мало знают об остальном мире и потому он их совсем не интересует. США могут разбомбить страну до исчезновения на карте, а большинство жителей США даже не знают, где она находится.

 Главная задача американских стратегов, чья работа заставляет их передвигаться между научными центрами, советами директоров, консалтинговыми фирмами и правительством, состоит скорее не в том, чтобы управлять этим гигантским механизмом, а в том, чтобы оправдывать его действия. Во многом механизм управляет сам собой.

С момента крушения «советской угрозы» политики принялись за невидимые или потенциальные угрозы. Цель американской военной доктрины – действовать упреждающе против любого потенциального противника мировой гегемонии США. С момента распада СССР Россия обладает крупнейшим военным арсеналом после США, а Китай – стремительная растущая экономическая держава. Ни один из них не угрожает США или Западной Европе. Напротив, оба государства готовы и хотят концентрироваться на мирном сотрудничестве.

Однако, они все более тревожно вомпринимают военное окружение и провоцирующие учения, проводимые США у их границ. Скрытая агрессивная стратегия может быть не очевидна большинству американцев, однако лидеры стран-мишеней абсолютно уверены, что понимают что происходит.

Треугольник Россия-Иран-Израиль

На сегодняшний день самый «явный» враг это Иран.

Вашингтон заявляет, что «ракетный щит», который он навязывает своим европейским союзникам, нацелен на защиту Запада от Ирана. Однако русские четко видят, что он направлен на них. Во-первых, они четко понимают, что у Ирана нет таких ракет или возможного мотива использовать их против Запада. Абсолютно очевидно всем информированным аналитикам, что даже если Иран создал ядерное оружие и ракеты, они являются средством сдерживания против Израиля, региональной ядерной сверхдержавы, которая пользуется полной свободой, нападая на соседние страны. Израиль не хочет терять эту свободу нападения, и, следовательно возражает против иранского сдерживания.

Израильские пропагандисты громко кричат об угрозе со стороны Ирана и беспрестанно работают над тем, чтобы заразить своей паранойей НАТО.

Израиль даже был назван «29-м членом НАТО». Израильские власти прилежно работали над восприимчивой Мадлен Олбрайт с целью убедиться в том, что интересы Тель-Авива учитываются в «стратегической концепции». За последние пять лет Израиль и НАТО принимали участие в совместных военно-морских учениях в Красном и Средиземном морях, а также проводили наземные учения, от Брюсселя до Украины.  16 октября 2006 года Израиль стал первой неевропейской страной, которая достигла так соглашения о так называемой программе индивидуального сотрудничества с НАТО о сотрудничестве в 27 различных областях.

Стоит отметить, что Израиль – единственная страна за пределами Европы, которую США влючает в зону ответственности своего Европейского компандования (а не Центрального командования, которое заведует остальным Ближним Востоком).

На семинаре НАТО-Израиль в Херцлии в октябре 2006 года тогдашний министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни (Tzipi Livni) заявила: «Альянс НАТО и Израиля является естественным... Израиль и НАТО разделяют общее стратегическое видение. Во многом Израиль – линия фронта, защищающая наш общий образ жизни».

Не все в странах Европы согласятся с тем, что израильские поселения в оккупированной Палестине являются «нашим общим образом жизни».

Без сомнения, это одна из причин того, почему усиливающийся союз НАТО и Израиля не принял форму членства в НАТО. Особенно после варваской атаки на Газу такой шаг вызвал бы сопротивление в европейских странах. Тем не менее, Израиль продолжает напрашиваться в НАТО, и конечно, его яростно поддерживают верные сторонники в Конгрессе США.

Главная причина этого растущего симбиоза Израиль-НАТО была названа Мершаймером и Вальтом (Mearsheimer and Walt): крепкое и влиятельное произраильское лобби в США.

Израильские лобби также сильны во Франции и Великобритании. Они рьяно разрабатывали тему Израиля как «линии фронта» в защите «западных ценностей» против воинствующего ислама. Тот факт, что воинствующий ислам – во многом продукт этой «линии фронта», создает идеальный порочный круг.

Агрессивная позиция Израиля в отношении своих соседей будет серьезной помехой для альянса, которому придется ввязываться в войны в интересах Израиля, что никоим образом не в интересах Европы.

Однако, есть одно маленькое стратегическое преимущество в связи с Израилем, которое США, кажется, использует... против России.

Подписавшись на истерическую теорию об «иранской угрозе», США могут продолжать заявлять с невозмутимым лицом, что ПРО нацелена против Ирана, а не России. Нельзя ожидать, что это убедит русских. Но это можно использовать для того, чтобы их протест звучал «параноидально» - хотя бы для ушей доверчивых жителей Запада. Батюшки, о чем они могут жаловаться, когда мы перезагрузили отношения с Москвой и приглашаем российского президента на наше счастливое собрание по поводу стратегической концепции?

Однако, русские очень хорошо знают, что:

Щит будет строиться вокруг России, у которой есть ракеты, которые она хранит для сдерживания.

Нейтрализуя российские ракеты, Америка освобождает себе путь для атаки на Россию, зная, что Россия не сможет отомстить.

Поэтому, что бы ни говорилось, ПРО будет служить облегчению возможной агрессии в отношении России.

Окружить Россию

Окружение России продолжается в Черном море, в Балтийском и в Северном полярном круге.

Власти США продолжают заявлять, что Украина должна вступить в НАТО.

На этой неделе в своей колонке в the New York Times сын Збигнева Ян Бжезинский (Ian J. Brzezinski) посоветовал Обаме не отказываться от «видения единой, свободной и безопасной Европы» с «возможным членством Грузии и Украины в НАТО и ЕС». Тот факт, что большая часть населения Украины выступает против членства в НАТО, во внимание не берется.

По мнению наследника благородной династии Бжезинских, значение имеет мнение меньшинства. Отказ от такого видения «подрывает интересы тех в Грузии и на Украине, кто видит свое будущее в Европе. Он укрепляет стремление Кремля к сферам влияния...»

Заявление о том, что Кремль стремится к «сфере влияния» на Украине, абсурдно с учетом того, насколько чрезвычайно тесны исторические связи между Россией и Украиной, чья столица Киев была колыбелью российского государаства. Однако семья Бжезинских происходит из Галиции, части Западной Украины, которая когда-то принадлежала Польше, а сейчас представляет собой центр антироссийского меньшинства. Американская внешняя политика слишком часто попадает под влияние подобного иностранного соперничества, о котором подавляющее большинство американцев абсолютно не в курсе.

США продолжает яростно настаивать на включении Украины, невзирая на тот факт, что это предполагает изгнание Черноморского флота России с его базы на Крымском полуострове, где местное население подавляюще русскоязычное и пророссийское. Это рецепт начала войны с Россией.

Тем временем, власти США продолжают заявлять о своей поддержке Грузии, чей обученный в Америке президент открыто надеется на поддержку НАТО в своей следующей войне против России.

Помимо провокационных военно-морских маневров в Черном море, США, НАТО и (пока что) не-члены НАТО Швейция и Финляндия регулярно проводят крупные военные учения в Балтийском море, фактически на виду у Санкт-Петербурга и Калининграда. Эти учения включают тысячи военных, сотни самолетов, включая боевые F-15, АВАКС, десантные суда и военные корабли десятка стран.

И самое, пожалуй, устрашающее из всего – в Арктике США постоянно привлекает Канаду и скандинавские страны (включая Данию посредством Гренландии) в военное размещение, открыто направленное против России. Смысл этого размещения отразил Фог Расмуссен, когда упомянул, среди угроз, которые стоят перед НАТО, тот факт, что «арктический лед тает, открывая ранее неизведанные ресурсы». 

Кто-то может подумать, что открытие ресурсов будет возможностью для сотрудничества по их разработке. Однако Америка рассуждает иным образом.

В октябре прошлого года американский адмирал Джеймс Ставридис (James G Stavridis), главный натовский командующий по Европе, заявил, что глобальное потепление и гонка за ресурсами могут привести к конфликту в Арктике. Контр-адмирал береговой охраны Кристофер Колвин (Christopher C. Colvin), отвечающий за береговую линию Аляски, сказал, что активность российских кораблей в Арктическом океане вызывает «обширное беспокойство» США и призывал к увеличению числа военных объектов в регионе.

Геологическая служба США полагает, что Арктика содержит до четверти мировых неразведанных ресурсов нефти и газа. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, береговое государство имеет право на исключительную экономическую зону в 200 морских миль и может претендовать еще на 150 миль, если докажет, что морское дно является продолжением его континентального шельфа.

Россия заявляет о таком намерении.

Подтолкнув страны мира на принятие этой конвенции, сама Америка до сих пор не ратифицировала соглашение.

В январе 2009 года НАТО заявило, что «крайний север» представляет для альянса стратегический интерес, и с тех пор блок провел несколько крупных военных игр, очевидно готовясь к возможному конфликту с Россией по поводу арктических ресурсов.

Россия по большей части разобрала свои защитные сооружения в Арктике после распада СССР, и призвала к переговорному компромиссу касательно контроля над ресурсами.

В сентябре прошлого года Владимир Путин призвал к общим усилиям по защите хрупкой экосистемы, привлечению иностранных инвестиций, продвижению экологически чистых технологий и работе по разрешению споров посредством международного права.

Однако Америка, как обычно, предпочитает решать вопросы с позиции силы. Это может привести к новой гонке вооружений в Арктике, и даже к вооруженным столкновениям.

Невзирая на все эти провокационные действия, маловероятно, что США на самом деле ищет войны с Россией, хотя стычки и инциденты в определенных районах нельзя исключать. Американская политика нацелена на то, чтобы окружить и запугать Россию до такой степени, чтобы она приняла статус полуспутника, который нейтрализует ее в ожидаемом будущем конфликте с Китаем.

Китай – мишень

Единственная причина нацелиться на Китай – это как в той поговорке о причине подняться на холм: он есть. Он большой. А Америка должна быть на вершине всего.

Стратегия доминирования над Китаем такая же, как и в случае с Россией. Это классический метод ведения войны: окружение, осада, более или менее тайная поддержка внутреннего беспорядка.

Примеры стратегии:

США нагло усиливает свое военное присутствие вдоль тихоокеанских берегов Китая, предлагая «защиту от Китая» восточно-азиатским странам.

Во время холодной войны, когда Индия получала вооружение из СССР и заняла позицию неприсоединения, США вооружали Пакистан как своего главного союзника в регионе. Теперь Америка переключилась на Индию – с целью держать ее подальше от Шанхайской организации сотрудничества и сделать ее противовесом Китаю.

Америка и ее союзники поддерживают всякое внутреннее недовольство и инакомыслие, которое может ослабить Китай, будь то Далай Лама, уйгуры или Лю Сяобо, заключенный диссидент.

Нобелевскую премию мира присудил Лю Сяобо норвежский комитет во главе с Турбьёрном Ягландом (Thorbjorn Jagland), норвежским эхо Тони Блэра, который был премьером и министром иностранных дел Норвегии и одним из главных поклонников НАТО в стране.

На финансируемой НАТО конференции европейских парламентариев в прошлому году Ягланд заявил: «Если мы не можем остановить тиранию, начинается война. Поэтому без альянса обойтись нельзя. НАТО – единственная многосторонняя военная организация, созданная в рамках международного права. Эту организацию в случае необходимости может использовать ООН – для борьбы с тиранией, как мы сделали на Балканах». Это поразительно дерзкое искажение фактов, если учесть, что блок открыто нарушил международное право и устав ООН, начав войну на Балканах, где на самом деле был этнический конфликт, а не тирания.

Объявив победу Лю, норвежский Нобелевский комитет во главе с Ягландом заявил, что «долгое время считалось, что есть тесная связь между правами человека и миром». Тесная связь, если следовать логике заявлений Ягланда, заключается в том, что, если иностранное государство не уважает права человека в соответствии с западным толкованием, его можно бомбить, как альянс бомбил Югославию. И в самом деле, те самые державы, которые больше всех орут про «права человека», а именно США и Великобритания, при этом больше всех воюют по всему миру. Заявления Норвегии делают очевидным тот факт, что присуждение Нобелевской премии мира Лю (который в молодости провел некоторое время в Норвегии) сводится к поддержке блока НАТО.

«Демократии» заменят ООН

Европейские члены НАТО относительно немного добавляют к военной мощи США. Их вклад, в первую очередь, политический. Их присутствие поддерживает иллюзию «международного сообщества». Завоевание мира, которое преследует бюрократическая инерция Пентагона, может быть представлено как крестовый поход мировых «демократий» с целью распространения их просвященного политического порядка на остальной строптивый мир.

Евроатлантические правительства провозглашают, что их «демократия» доказывает их абсолютное право на вмешательство в дела всего остального мира. На основе заблуждения о том, что “права человека необходимы для мира”, они провозглашают свое право вести войну.

Ключевой вопрос состоит в том, есть ли у «западной демократии» силы на то, чтобы демонтировать эту военную машину до того, как будет уже поздно.