В обстановке, сложившейся после окончания холодной войны, НАТО, которое, в отличие от организации Варшавского договора и не думало объявлять о самороспуске, приняло новые стратегические концепции в 1991 и 1999 годах. После терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и вторжения в Афганистан зона действий Североатлантического альянса, определенная договором 1949 года, расширилась за пределы евроатлантического пространства. Назрела необходимость определить новые задачи блока и заново узаконить его роль. Главы государств, собравшиеся на 22 встречу НАТО на высшем уровне в Лиссабоне (19-29 ноября), приняли новую стратегическую концепцию на период с 2010 по 2020 год. Обсуждались также два непростых вопроса: вывод натовского контингента из Афганистана и система противоракетной обороны, которую США собираются развернуть в Европе.

Новая стратегическая концепция отражает стремление НАТО к усилению своей всемирной роли во имя «всеобщих» ценностей западной цивилизации, включая те области, которые не имеют никакой прямой связи с военной безопасностью, например, управляемость так называемых несостоявшихся государств. Исходя из новых вызовов, как реальных так и мнимых, в первую очередь террористической угрозы, а также необходимости обеспечения безопасности источников и маршрутов доставки энергоресурсов, морских путей, вероятности кибератак на компьютерные системы или системы жизнеобеспечения западных стран, НАТО официально утвердило новый принцип. В соответствии с ним, безопасность членов альянса в большей степени зависит от обстановки, складывающейся за пределами евроатлантического района, чем от обычных конфликтов внутри данного пространства. В список «новых угроз» руководители НАТО включили последствия изменения климата и природных катастроф, нехватку пресной воды и вероятность возникновения эпидемий.

Сейчас НАТО присвоило себе право военного вмешательства в любой момент и в любой части света, «где этого потребуют интересы безопасности его членов». В соответствии с новой концепцией, внутренняя безопасность неотделима от внешней, а угрозы обычные тесно связаны с ядерными. Исходя из этого, предлагается поддерживать на «должном» уровне арсеналы как обычных, так и ядерных вооружений, которые смогут применять силы быстрого реагирования, а также проводить «экспедиционные операции», включая действия по борьбе с повстанцами. С этой целью высказывается мысль о введении единого командования, которое могло бы принимать решения без согласования своих действий со всеми остальными членами. НАТО хочет добиться партнерства с государствами не членами, которые, по замыслу его руководства, должны выступать в качестве «партнеров, обеспечивающих безопасность» на театрах военных действий, удаленных от зоны действия альянса.

В самый разгар финансового кризиса и сокращения бюджетных расходов США удалось добиться, чтобы союзники взяли на себя еще большие расходы в рамках НАТО, включая финансирование американского противоракетного щита, стоимость которого оценивается в миллиард долларов. И это при том, что во многих странах окончание холодной войны позволило сократить военные расходы. Даже Франция, так ревностно пекущаяся о своей независимости, изъявила готовность участвовать в финансировании американского проекта, что весьма положительно скажется на военно-промышленном комплексе США. Таким образом, Евросоюз окончательно похоронил любую возможность располагать собственной системой обороны, независимой от США.

Логическим продолжением лиссабонской встречи стал саммит Россия-НАТО, что позволило президенту Медведеву сделать блестящий ход в духе великих внешнеполитических традиций кремлевских руководителей, включившись в общемировые дискуссии о безопасности на основе равноправия, несколько умерив таким образом напористо-торжествующий тон Запада. Когда при поддержке Вашингтона Грузия набросилась на Россию в 2008 году, мощь ответного удара русских обескуражила Запад. Москва нанесла сокрушительное поражение Грузии, пойдя тем самым на обострение отношений с альянсом. Желая преодолеть последствия этого серьезного инцидента, спровоцированного Западом, Россия приняла решение принять участие в лиссабонской встрече в верхах, но выступить при этом с позиции силы и потребовать от НАТО умерить свои аппетиты на земном шаре. Президент Дмитрий Медведев сформулировал четкие условия новых отношений с Западом: НАТО не должна брать на себя роль мирового жандарма, проведение военных операций должно быть санкционировано Советом Безопасности ООН, где Россия и Китай обладают правом вето. Россия согласна изменить свое отношение к европейской системе противоракетной обороны при условии, что противоракетный щит будет перехватывать только ракеты малого и среднего радиуса действия и что ни одна из стран, начиная с России, не будет введена в качестве цели в его программу. Однако эксперты НАТО утверждают, что главная угроза исходит от Ирана (эту точку зрения не разделяет Москва) и что необходимо пристально следить за Россией. Разумеется, это серьезно затруднит диалог с Москвой. Чтобы подтвердить свои добрые намерения в отношении Запада, Россия предложила НАТО сотрудничество в Афганистане, в первую очередь путем обеспечения транзита грузов по своей территории. Одна из самых серьезных проблем НАТО заключается в его неспособности обеспечить безопасность на маршруте Кабул-Карачи, по которому проходят караваны с военным грузами. Альянс также хочет избежать новых потерь боевой техники во время вывода своих войск, который должен начаться в 2011 году.  Вот так изящно Россия поставила на место своих бывших недругов, которые вынуждены бесславно, так и не выиграв сражение, покидать поле боя. НАТО даже не в состоянии обеспечить безопасное передвижение караванов с грузами для своего контингента и отразить нападения афганских и пакистанских повстанцев.

Страны НАТО, охваченные финансовым и бюджетным кризисом, увязшие в Афганистане и Пакистане, намереваются сделать зоной своих действий весь мир. На лиссабонской встрече Россия напомнила им о том, что в мире есть другие державы, имеющие право и возможности для того, чтобы установить новые правила игры перед лицом великих вызовов XXI века.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.