Чаша терпения переполнена. Каждый день события реального мира показывают, что американский внешнеполитический истеблишмент облачился в новую императорскую мантию, и проводит политику, дающую повод добропорядочным людям едва слышно произносить слова: «это вполне достойно Нобелевской премии». При этом они оглядываются, пытаясь понять, не заметил ли кто-нибудь еще нечто странное.

Уважаемые мудрые люди, как в правительстве, так и вне его, говорят о важности контроля над вооружениями, а также о мире, свободном от ядерного оружия в тот момент, когда реальность такова, что Иран, Северная Корея и другие страны сделали получение ядерного оружия своим главным приоритетом. Российское руководство сделало выбор в пользу военной доктрины, согласно которой тактическое ядерное оружие призвано играть более важную роль в ходе самой войны, а также для ее прекращения.

Горькая правда состоит в том, что мир с меньшим количеством ядерного оружия на самом деле в интересах Соединенных Штатов. Вот почему этого не произойдет – слишком многие страны считают, что мир без ядерного оружия будет означать сохранение неоспоримого военного превосходства Соединенных Штатов.

Мудрые люди призывают Китай помочь нам сдержать ядерную программу Северной Кореи и Ирана, тогда как китайская официальная пресса восхваляет Северную Корею за твердость, проявляемую после артиллерийского обстрела. Американские официальные лица благочестиво заявляют о том, что мы не будем поощрять плохое поведение. Они указывают на направление авианосных группировок, о которых всем известно, что они просто так настоящих военных действий не начнут. Тем временем  администрация США готовит почву для новых раундов переговоров, на которых будут внимательно обсуждаться варианты поощрения для Северной Кореи.

Относительное уменьшение и чрезмерная растянутость американской военной силы привели к тому, что теперь при оценке перспектив использования военной силы против союзников Соединенных Штатов все чаще говорят: «возможно, это сработает» и все меньше: «даже не думайте об этом». Союзники Америки, будучи разумными мужчинами и женщинами, думают теперь о том, чтобы самим принять соответствующие меры, либо усиливая свой собственный военный потенциал, либо пытаясь договориться с теми, кто выступает против Соединенных Штатов.

Так что же нужно сделать? Нам говорят, что хорошего выбора у нас нет, а подтекст таков – «привыкайте к мысли о северокорейском и иранском ядерном оружии». Однако варианты у нас все же есть.

В ближайшей перспективе мы должны разрешить нашим союзникам получить то оружие, которое необходимо им для обороны. Администрация США должна пересмотреть свое решение не продавать истребители F-22s Японии. Соединенные Штаты должны оказать помощь в расширении подводного флота Японии, передав ей необходимые военные технологии, а также оказать содействие этой стране в производстве ракет-перехватчиков для продажи другим странам.

Если мы развертываем американскую военную мощь, то мы должны  это делать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений относительно наших намерений. Если Северная Корея и Иран хотят получить ядерное оружие, а Китай ничего не делает для того, чтобы их остановить, то мы можем вновь оснастить тактическим ядерным оружием наши авианосцы, а также ударные подводные лодки в акватории Тихого океана. Кроме того, мы должны перейти на круглосуточное производство тех видов оружия, которые нам могут потребоваться в случае войны с Ираном или Северной Кореей (таких, например, как крылатые ракеты дальнего радиуса действия класса «воздух-земля», запускаемые вне зоны поражения систем ПВО (Joint Air-to-Surface Standoff Missile).

Соединенные Штаты могут также попросить ООН принять резолюцию, которая позволила бы нанести удар с воздуха против Северной Кореи в случае любого нового обстрела людей, а также территории Южной Кореи или Японии. Китай в таком случае будет вынужден сделать свой выбор и поддержать либо одну, либо другую сторону.

Такого рода меры стали бы для наших союзников прямым подтверждением того, что мы готовы воевать, если это будет необходимо и если на них вновь будет совершено нападение. Конечно, такого рода меры не заставят иранцев или северокорейцев отказаться от их ядерных программ. Для этого мы должны иметь более долгосрочную программу.

Соединенным Штатам потребуются как оборонительные, так и наступательные силы для того, чтобы пресечь иностранную агрессию даже в том случае, если агрессоры располагают ядерным оружием. Это возможно, и здесь нет никакого противоречия. Отдельные страны побеждали США, когда у нас уже было ядерное оружие. Израиль регулярно подвергается нападениям, хотя он с 1967 года имеет в своем распоряжении ядерное оружие. Будет очень трудно и, может быть, даже невозможно получить согласие от других стран на использование американскими вооруженными силами военных баз на их территории в том случае, если у их врагов есть ядерное оружие, а у них самих нет.

В течение следующих десяти лет США надо будет повысить свою способность вести неядерную войну, используя ракеты дальнего радиуса действия, а также летательные аппараты - пилотируемые и беспилотные, - запускаемые из подводного положения, а также размещенные на базах, находящихся на территории США. США должны быть готовы к тому, чтобы вести борьбу в кибер-пространстве и использовать другие нетрадиционные средства, а также защищать себя от ответных ударов такого рода. Помимо этого, американские военные должны быть готовы вести боевые действия в условиях применения другими странами ядерного оружия. Это означает, что необходимо иметь не только противоракетную оборону, но также и защиту от электромагнитных импульсов, возникающих при ядерном взрыве и способных вывести из строя современные электронные системы.

Это не дешевая задача, но мы потратим меньше средств, если мы поможем вооружиться нашим демократическим союзникам – за счет передачи им технологий, а также работая вместе с ними и побуждая их к тому, чтобы они оказывали поддержку друг другу.

Это не является рецептом к началу третьей мировой войны с Китаем или с кем-нибудь еще. Это реалистический ответ на существующую ситуацию в мире, в котором ядерное оружие разрабатывается не для того, чтобы воевать против других стран, а для того, чтобы их принуждать. Наша цель должна состоять в создании такого мира, в котором страны могли бы жить мирно, не опасаясь, что их могут принудить к чему-то военными средствами. Это ответ старой школы, которая не ищет войны, но и не предается утопическим иллюзиям.

Г-н Розен является преподавателем Гарвардского университета и специалистом в области национальной безопасности и военной политики.