Вашингтон – Четверть миллиона секретных дипломатических писем и телеграмм США, большей частью за последние три года, дают беспрецедентную возможность взглянуть на закулисные переговоры и сделки американских посольств по всему миру, на крайне жесткие по своей прямоте взгляды на иностранных лидеров и на откровенные оценки ядерных и террористических угроз.

Часть документов, ставших достоянием New York Times и ряда других средств массовой информации, была написана не далее как в феврале текущего года. В них раскрываются детали переписки администрации Обамы по вопросам кризисов и конфликтов. Первоначально этот материал был получен сайтом WikiLeaks, который занимается разоблачением и публикацией секретных документов. В воскресенье WikiLeaks разместил у себя 220 телеграмм в рамках публикации первой части онлайнового архива, причем часть из них была предварительно обработана с целью защиты дипломатических источников.

Публикация документов вызвала дрожь в дипломатическом истэблишменте. Это может привести к росту напряженности между некоторыми странами, а также самым непредсказуемым образом повлиять на международные дела.

Госсекретарь Хиллари Родэм Клинтон и американские послы по всему миру в последние дни осуществляли активные контакты с зарубежными официальными лицами, чтобы предостеречь их по поводу ожидаемых разоблачений. В сделанном в воскресенье заявлении Белого дома говорится: «Мы самым решительным образом осуждаем несанкционированное обнародование секретных документов и важной информации по вопросам национальной безопасности».

Согласно заявлению Белого дома, передача «украденных», по его словам, писем и телеграмм ряду средств массовой информации является «безрассудным и опасным поступком». Администрация предупреждает, что некоторые телеграммы в случае их опубликования могут полностью сорвать деятельность США за границей и подвергнуть риску работу и даже жизнь конфиденциальных источников американских дипломатов. В заявлении отмечается, что в сообщениях зачастую содержится «откровенная и порой неполная информация», разоблачение которой может «самым серьезным образом повлиять не только на внешнеполитические интересы США, но и на интересы наших друзей и союзников по всему миру».

Эти телеграммы, ставшие огромной выборкой из ежедневной переписки между Госдепартаментом и примерно 270 посольствами и консульствами, представляют собой секретную хронику, повествующую об отношениях США с миром в эпоху войн и терроризма. Среди разоблачений, которые New York Times подробно изложит в предстоящие дни, есть следующие материалы.

Об опасном противостоянии с Пакистаном из-за ядерного топлива. Начиная с 2007 года Соединенные Штаты  предпринимают совершенно секретные усилия (пока безуспешные) по удалению из пакистанского исследовательского реактора высокообогащенного урана, который, как опасаются американские представители, может быть использован в изготовленном подпольно ядерном устройстве. В мае 2009 года посол Энн Патерсон (Anne W. Patterson) сообщала, что Пакистан отказывается принять у себя американских технических экспертов, поскольку, как заявил один пакистанский представитель, «если местные СМИ узнают об удалении из реактора топлива, они обязательно воспримут это как новость о том, что Соединенные Штаты  отняли у Пакистана ядерное оружие».

О предстоящем развале Северной Кореи. Американские и южнокорейские представители обсуждали перспективы объединения Кореи, если экономические неурядицы и политический переходный период на Севере приведет к краху этого государства. Южная Корея даже рассматривала вопрос о предоставлении торговых стимулов и льгот Китаю, о чем сообщала американский посол в Сеуле. Она докладывала в феврале в Вашингтон, что, по мнению южнокорейских представителей, правильные коммерческие сделки помогут снять озабоченность  Китая по поводу того, как строить отношения  с объединенной Кореей, состоящей в «благотворном союзе» с Соединенными Штатами.

О переговорах с целью освобождения тюрьмы в Гуантанамо. Когда американские дипломаты начали давить на другие страны, чтобы переселить туда узников Гуантанамо, эти государства стали невольными игроками в игре Госдепартамента под лозунгом «Давайте договариваться». Словении было заявлено, что она должна взять к себе одного заключенного, если хочет получить возможность для встречи с президентом Обамой. А островному государству Кирибати были предложены стимулы и льготы на миллионы долларов, если оно заберет к себе мусульманских узников китайского происхождения. Об этом подробно сообщается в дипломатических телеграммах. Кроме того, американцы заявили Бельгии, что приняв узников из Гуантанамо, она обеспечит себе «недорогой способ занять видное положение в Европе».

О подозрениях по поводу коррупции в афганском правительстве. Когда вице-президент Афганистана приехал в прошлом году  с визитом в Объединенные Арабские Эмираты, местные органы, сотрудничающие с Управлением по борьбе с наркотиками США, обнаружили, что он везет с собой 52 миллиона долларов наличными. Грубо искажая и недооценивая значение данного инцидента, американское посольство в Кабуле назвало эти миллионы «значительной суммой», которую вице-президенту Ахмаду Зия Масуду (Ahmed Zia Massoud) «было в конечном итоге позволено сохранить у себя, не разглашая их происхождение и предназначение». (Масуд отрицает, что вывозил из Афганистана наличные.)

Хакерская кампания глобального масштаба. Китайское Политбюро приказало осуществить проникновение в компьютерные системы Google в этой стране, о чем в январе представителям американского посольства рассказал китайский источник. Такое сообщение содержалось в одной из телеграмм. Взлом сетей Google стал частью хорошо скоординированной кампании компьютерных диверсий, которую осуществляли оперативные сотрудники из госструктур, частные эксперты по вопросам безопасности и хакеры, завербованные китайскими властями. Они с 2002 года взламывают компьютеры американского правительства, союзников США, Далай-ламы и американских компаний.

Неоднозначные сигналы о борьбе с терроризмом. Саудовские доноры остаются главными спонсорами группировок суннитских боевиков типа «Аль-Каиды», а крохотное государство Персидского залива Катар, долгие годы великодушно размещающее на своей территории американских военных, «хуже всех в регионе» ведет борьбу с терроризмом. Об этом сообщается в телеграмме Госдепартамента от декабря прошлого года. Службы безопасности Катара «с нежеланием выступают против известных террористов, опасаясь показаться сотрудничающими с США и спровоцировать ответные удары возмездия», говорится в этом документе.

Интригующий альянс. Работающие в Риме американские дипломаты сообщали в 2009 году о том, что их итальянские доверенные лица назвали «чрезвычайно близкими» взаимоотношения между российским премьер-министром Владимиром Путиным и итальянским премьером и магнатом бизнеса Сильвио Берлускони. Они докладывали о «щедрых подарках», о выгодных энергетических контрактах и о таинственном русскоязычном итальянском посреднике между ними. Дипломаты писали, что Берлускони «все больше превращается в европейский рупор Путина». Они также отметили, что Путин это самая влиятельная публичная фигура в России. Вместе с тем, согласно их докладам, даже его власть серьезно ослаблена неуправляемой российской бюрократией, которая часто игнорирует его указания.

Поставки оружия боевикам. В телеграммах сообщается, что Соединенные Штаты «проигрывают в борьбе, направленной на недопущение сирийских поставок оружия ливанской «Хезболле», которая после войны с Израилем в 2006 году накопила огромные арсеналы. Спустя неделю после того, как президент Башар аль-Асад пообещал высокопоставленному руководителю из Госдепартамента, что Сирия не будет поставлять «новое» оружие «Хезболле», Соединенные Штаты  пожаловались на то, что Дамаск обеспечивает эту группировку все более современными системами вооружений.

Стычки с Европой по вопросу прав человека. Американские официальные лица резко предупредили в 2007 году Германию, чтобы та не выдавала ордер на арест сотрудников ЦРУ, осуществивших неудачную операцию, в результате  которой по ошибке был похищен и долгие месяцы провел в тюрьме в Афганистане ни в чем не повинный гражданин Германии, у которого было такое же имя, как и одного из боевиков, подозреваемых в совершении преступлений. Высокопоставленный американский дипломат заявил немецкому представителю: «Наше намерение заключалось не в том, чтобы угрожать Германии, а в том, чтобы призвать германское правительство на каждом шагу тщательно взвешивать последствия его действий для отношений с США».

251287 писем и телеграмм, которые попали в распоряжение WikiLeaks, были переданы New York Times посредником на условии соблюдения его анонимности. Многие из этих документов являются несекретными, и там нет ни одного сообщения с грифом «совершенно секретно». Это высшая степень секретности в государственной переписке США. Гриф «секретно» имеют примерно 11000 документов. Там также есть 9000 сообщений с грифом «noforn», который означает, что материал в них слишком деликатный, и что им нельзя делиться с иностранными государствами. На 4000 документах стоят оба грифа.

Во многих сообщениях дипломаты указывают конфиденциальные источники из законодательных органов власти зарубежных стран, из вооруженных сил, из правозащитных организаций и из журналистских кругов. Зачастую в этих сообщениях фигурирует предостерегающая помета «необходимы меры предосторожности» и «необходимы строгие меры предосторожности».

New York Times после консультаций с Госдепартаментом убрала из размещенных на своем сайте статей и документов имена некоторых людей, которые в частном порядке беседовали с дипломатами и могли подвергнуться опасности в случае их публичного опознания. New York Times также убрала некоторые параграфы, а то и целые телеграммы, чья публикация могла нанести ущерб деятельности американской разведки. Хотя Белый дом заявлял, что ожидает появления на сайте WikiLeaks в воскресенье «нескольких сотен тысяч» телеграмм, там было опубликовано всего 220 документов, отредактированных New York Times и рядом европейских изданий.

Эти документы показывают, что спустя десятилетие после терактов 11 сентября 2001 года мрачная тень терроризма по-прежнему  оказывает огромное влияние на отношения  США со всем миром. В них сообщается, в частности, что администрация Обамы так пока и не разобралась, какие пакистанцы являются надежными партнерами в борьбе с «Аль-Каидой»; что на Ближнем Востоке исчезали австралийцы, внесенные в списки подозреваемых в терроризме; а также излагаются подозрения в том, что скучающий рикша в пакистанском Лахоре вовсе не ждет пассажиров, а ведет наблюдение на пути в американское консульство.

В них показано, как официальные лица строят отношения  с усиливающимся Китаем, и как Россия отходит от демократии. В них документально подтверждаются многолетние усилия, направленные на то, чтобы помешать Ирану создать ядерное оружие – а также выражается обеспокоенность, что Израиль может с той же целью нанести удар по Ирану.

Даже в освещении хорошо известных событий в этих документах приводятся весьма примечательные детали.

Например, ранее сообщалось о том, что правительство Йемена старательно скрывает роль американцев в нанесении ракетных ударов по местному отделению «Аль-Каиды». Но изложенный в телеграмме отчет о январской встрече между йеменским президентом Али Абдаллой Салехом (Ali Abdullah Saleh) и генералом Дэвидом Петреусом, командовавшим в то время американскими войсками на Ближнем Востоке, просто захватывает дух.

«Мы и впредь будет заявлять, что это наши, а не ваши бомбы», - заявил Салех, о чем сообщается в телеграмме американского посла. Это заставило заместителя йеменского премьера «пошутить, что Салех просто «обманул» парламент, заявив, будто удары наносил Йемен».

Салех, который в другое время отказывает американцам в их просьбах оказать содействие в борьбе с терроризмом, был в весьма легкомысленном и игривом настроении. Этот авторитарный правитель консервативной мусульманской страны жалуется на контрабанду из соседней Джибути, но в то же время говорит генералу Петреусу, что его беспокоит оружие и наркотики, а не виски, «если, конечно, это хорошее виски».

Пресса в своих репортажах сообщала также о недовольстве ливийского лидера Муаммара Каддафи, которому не разрешили установить свой шатер в Манхэттене и посетить место терактов 11 сентября во время заседания ООН в прошлом году.

Но в телеграммах также сообщается о весьма скандальных и тревожных обстоятельствах. Дипломаты пишут, что ливийский лидер часто появляется в сопровождении «старшей медсестры с Украины», которую они описывают как «сладострастную блондинку». Согласно их сообщениям, он настолько расстроился из-за оказанного ему в Нью-Йорке приема, что отказался выполнить данное ранее обещание вернуть в Россию опасный обогащенный уран. Американский посол в Ливии заявил сыну полковника Каддафи, что «ливийские власти выбрали очень опасное место, чтобы мстить за свое задетое самолюбие». Об этом также сообщается в направленной в Вашингтон телеграмме.

В телеграммах также говорится об откровенных комментариях, звучащих за закрытыми дверями. Например, в сообщениях за начало текущего года приводятся слова стареющего монарха Саудовской Аравии короля Абдаллы, который весьма язвительно отзывался о руководителях Ирака и Пакистана.

Беседуя с иракским представителем о премьер-министре Ирака Нури Камале аль-Малики (Nuri Kamal al-Maliki), король Абдалла сказал: «Вы и Ирак в моем сердце, но этому человеку там места нет». Король также назвал президента Пакистана Асифа Али Зардари (Asif Ali Zardari) величайшим препятствием для прогресса страны. «Когда гниет голова, это оказывает воздействие на все тело», - заявил он.

Американский посол в Эритрее докладывал в прошлом году, что «эритрейские руководители либо несведущи, либо лживы», поскольку они отрицают, что поддерживают сомалийскую группировку боевиков-исламистов «Аль-Шабаб». Далее посол размышляет о том, какой из этих вариантов более вероятен.

Уезжая в 2007 году из Зимбабве после трех лет пребывания там в должности посла, Кристофер Делл (Christopher W. Dell) написал язвительный доклад о престарелом и весьма странном лидере этой страны Роберте Мугабе. Он назвал его «великолепным тактиком», но в то же время высмеял зимбабвийского руководителя «за полное незнание вопросов экономики, на которое накладывается уверенность в том, что имеющиеся у него 18 докторских степеней дают ему право отменять экономические законы».

В государственных кругах и в средствах массовой информации с мая обсуждалась возможность того, что дипломатическая переписка в больших объемах станет достоянием гласности. Именно тогда аналитик разведки из сухопутных войск рядовой 1-го класса Брэдли Мэннинг (Bradley Manning) сообщил в интернет-чате, что загрузил из военной компьютерной системы большое количество секретных документов, включая «260000 телеграмм в Госдепартамент из посольств и консульств по всему миру». В онлайновой беседе с компьютерным хакером Адрианом Ламо (Adrian Lamo) Мэннинг сказал, что отправил телеграммы и прочие документы на  сайт WikiLeaks.

Ламо сообщил об откровениях рядового Мэннинга федеральным властям, и тот был арестован. Его обвинили в незаконном разглашении секретной информации. Мэннингу грозит трибунал и длительное тюремное заключение, если суд признает его виновным.

В июле и октябре New York Times, британская газета Guardian и немецкий журнал Spiegel опубликовали статьи, взяв за основу документы по Афганистану и Ираку. WikiLeaks разместила этот материал в сети, выборочно сократив и отредактировав афганские документы и гораздо серьезнее отсортировав и обработав доклады по Ираку.

Богатый материал для историков

Обычно большая часть дипломатических телеграмм хранится в секретном архиве десятилетиями, становясь материалом для работы историков лишь спустя годы после того, как участники событий уйдут в отставку или умрут. Серия несекретных материалов Госдепартамента по истории дошла на сегодняшний день лишь до 1972 года.

Подавляющее большинство из четверти миллиона документов, предоставленных в распоряжение New York Times, относятся к периоду после 11 сентября, а несколько сотен принадлежат к периоду с 1996 по 1990-е годы. В некоторых телеграммах видно, как дипломаты пытались судить о важных событиях, о последствиях которых они не могли даже догадываться.

В своей телеграмме из Тегерана в Вашингтон в 1979 году американский дипломат Брюс Лайнген (Bruce Laingen) с видом знатока размышляет о только что произошедшей иранской революции: «Наверное, главный доминирующий аспект персидской психологии это всеподавляющий эгоизм», - пишет Лайнген, давая ряд советов о том, как воспользоваться спецификой этой психологии на переговорах с новым правительством. Пройдет менее трех месяцев, и иранские радикальные студенты возьмут Лайнгена с коллегами в заложники, а администрация Картера столкнется с мощным кризисом, продемонстрировав опасные последствия дипломатического высокомерия.

В 1989 году американский дипломат в Панаме рассуждал в своем послании о тех возможностях, которые остались у панамского руководителя генерала Мануэля Норьеги. Соединенные Штаты  выдвинули против него обвинения в наркоторговле, а мировое сообщество настойчиво требовало от него уйти в отставку. Автор телеграммы называл Норьегу «мастером выживания» и, видимо, понятия не имел о том, что спустя неделю Соединенные Штаты  осуществят вторжение в Панаму, свергнут генерала Норьегу и арестуют его.

В 1990 году встревоженный американский дипломат послал сообщение из Кейптауна: он только что узнал от адвоката Нельсона Манделы, что 27-летнее тюремное заключение Манделы подходит к концу. В телеграмме сообщается о тех резких изменениях, которые могут произойти в Южной Африке, хотя главная ее тема – подготовка к визиту преподобного Джесси Джексона.

Огромный объем корреспонденции более позднего времени (свыше половины из всего обнародованного материала датируется 2007 годом и более поздним сроком) показывает, как американские руководители пытались справиться с событиями, исход которых был им совершенно не ясен. Читая эти материалы, превращаешься в виртуального соглядатая, погрузившегося в политику жесткого прессинга, приманок и карательных акций, проводимых Соединенными Штатами в попытке настоять на своем в этом непослушном и упрямом мире.

В эпоху спутников и оптоволоконной связи телеграмма сохранила свое архаичное название, пришедшее из более ранней технологической эпохи. Телеграмма давно уже является тем инструментом, при помощи  которого госсекретарь  рассылает свои приказы на места, а послы и дипломаты по политическим вопросам отправляют свои аналитические сообщения в Вашингтон.

В этих телеграммах используется особый лексикон. «Кодел» - это делегация Конгресса; словосочетание «визовая гадина» пишут на сообщении о человеке, который считается опасным; «демарш» это официальный сигнал иностранному государству, часто направляемый в виде протеста или предостережения.

Но наиболее драматичными кажутся те телеграммы, в которых дипломаты рассказывают о встречах с иностранными деятелями и об игре в дипломатический покер, когда каждая из сторон оценивает другую, стараясь не раскрывать все свои карты и козыри.

Среди наиболее ярких примеров – отчеты о встречах американских представителей в сентябре 2009 и в феврале 2010 годов со сводным братом афганского президента Ахмедом Вали Карзаем (Ahmed Wali Karzai), который является политическим воротилой в Кандагаре – на родине талибов.

Дипломаты пишут, что Карзай, одетый в белоснежные традиционные широкие штаны и свободную рубаху, «заметно нервничал, хотя и старался высказать собственное мнение об иностранном присутствии в Кандагаре», пытаясь расположить к себе американцев ностальгическими воспоминаниями о том, как он управлял рестораном в Чикаго.

Но вот посреди повествования появляется мрачное предостережение тем, кто читает телеграмму в Вашингтоне: «Примечание. Хотя мы должны вести дела с АВК как с главой провинциального совета, нам надо понимать, что это коррумпированный наркоделец». (Карзай такие обвинения опровергает.) Кроме того, в телеграммах отмечаются заявления Карзая о том, что американцы, получающие подробную информацию от прослушивания и от своих агентов, ведут себя неискренне.

В телеграмме, написанной после февральской встречи, невозмутимо говорится об обмане с обеих сторон.

Карзай показал, что «он будет лицемерить и притворяться, когда ему это необходимо. Похоже, он не понимает, насколько мы осведомлены о его деятельности. Нам надо будет пристально следить за его действиями, и постоянно и недвусмысленно доводить до него мысль» о том, что американское терпение не безгранично.

Не только дела

Даже в тех краях, которые далеки от зон боевых действий и международных кризисов, и где ставки США не очень высоки, любопытные дипломаты могут превращаться в мастеров репортерской профессии, направляя руководству яркие и образные послания, углубляющие представления властей о таких экзотических местах.

В своем сообщении от 2006 года американский дипломат с широко раскрытыми от удивления глазами описывает роскошную свадьбу молодоженов с большими связями, проходившую в Дагестане, на российском Кавказе. Одним из гостей на свадьбе был диктатор Рамзан Кадыров, руководящий истерзанной войной российской республикой Чечня.

Дипломат пишет о том, как пьяные гости бросали юным танцорам стодолларовые купюры, а затем устроили прогулку на скутерах по Каспийскому морю.

«Танцоры собрали с земли тысяч пять долларов», - написал дипломат. Хозяин позднее рассказал ему, что Рамзан Кадыров «привез в подарок счастливым молодоженам кусок золота килограммов на пять».

«Потанцевав и быстро прогулявшись по территории, Рамзан и его армия отбыли назад в Чечню, - сообщил дипломат в Вашингтон. – Мы спросили, почему Рамзан не остался ночевать в Махачкале, и нам ответили, что Рамзан нигде и никогда не останавливается на ночлег».

Статья подготовлена при участии Джо Бекера (Jo Becker), К. Чиверса (C. J. Chivers), Джеймса Гланза (James Glanz), Эрика Лихтблау (Eric Lichtblau), Майкла Гордона (Michael R. Gordon), Дэвида Сангера (David E. Sanger), Чарли Сэвиджа (Charlie Savage), Эрика Шмитта (Eric Schmitt), Джинджера Томпсона (Ginger Thompson) и Джейн Перлез (Jane Perlez).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.