Во время экономического кризиса 2008-2009 годов и постепенного восстановления, наблюдавшегося в середине 2009 года, особенно ярко стали видны назревшие проблемы с внешним долгом Греции, Ирландии и других европейских стран. Большинство участников Большой семерки после этого кардинально изменили свои взгляды на антикризисную политику.

Лидеры стран Большой семерки, за исключением США, с середины 2010 года стали настаивать на срочной консолидации в финансовой сфере, что в корне отличается от предшествующих попыток восстановления, и призвали к переходу на режим строгой экономии для обеспечения сбалансированности бюджетов этих стран, несмотря на слабость, неравномерность и неочевидность экономического подъёма.

Финансовая консолидация, основанная на жесткой экономии, скорее всего, не увенчается успехом, так как стабильность государственного бюджета лучше всего достигается при условии высоких темпов экономического роста. Фактический отказ от мер по восстановлению экономики означает, что вся нагрузка по преодолению последствий кризиса и изменению траектории, по которой движется мировая экономика сегодня, лежит на азиатских странах. Однако, даже высоких показателей развивающихся рынков Азии вряд ли будет достаточно для того, чтобы обеспечить надежное восстановление мировой экономики.

Вероятное повторное снижение темпов роста стран Большой семерки ставит под угрозу и развивающиеся рынки в том числе. Такой вариант развития событий был проигнорирован, несмотря на предупреждения Международного валютного фонда и ООН.

В ходе ноябрьских среднесрочных выборов в США отрицалась сама возможность увеличения валютной массы правительством Обамы. Вместо этого, Федеральная резервная система США приступила ко второму этапу "валютного стимулирования".

Во время второго этапа "валютного стимулирования" не будут печататься новые деньги, этот этап рассчитан на то, что банки будут выдавать больше кредитов, нежели они выдавали прежде. Такой результат, вероятнее всего, будет достигну с помощью увеличения избыточных резервов банков. Критики предполагают, что второй этап "валютного стимлирования" предназначен исключительно для создания инфляционных ожиданий, что в свою очередь будет стимулировать покупку более рискованных активов за счет снижения ставок по долгосрочным казначейским обязательствам (5-7 лет и 7-10 лет).

Некоторые наблюдатели считают, что это слишком примитивные меры, и вряд ли они будут успешными и это может ослабить позиции доллара, другие же полагают, с помощью этих мер США удастся справиться с постоянным торговым дефицитом.

Идут так же споры о том, что лучше было бы просто стимулировать вложения в развивающиеся рынки, что окажет влияние на курс доллара из-за изменения цены, а не из-за увеличения денежной массы. И, действительно, после первоначального падения, доллар стал укреплять свои позиции, что к тому же укреплялось тем, что дополнительно подкреплялось ослаблением позиции евро.

США с переменным успехом пытались стимулировать увеличения курса юаня, для того, чтобы сократить торговый дефицит с Китаем. Китай сопротивлялся этому, видимо, памятуя о последствиях повышения курса йены в 1985 году в конце сорокалетнего периода послевоенного стремительного экономического подъема Японии.

ООН и другие мировые организации неоднократно привлекали внимание мировой общественности к проблеме глобальной неустойчивости. Но одна неустойчивость не может привести к кризису, и стабилизация ее, конечно, не является задачей первой очередности, учитывая перспективу затяжной стагнации во всех странах Большой семерки и ее возможные негативные последствия для мировой экономики.

США занимает привилегированное положение в международной валютной системе, так как имеет право печатать, de facto, ключевую мировую валюту. Таким образом, нельзя сократить текущий дефицит США, не затрагивая следующие проблемы: во-первых, отсутствие надлежащих договоренностей о ключевой мировой валюте, во-вторых, необходимо осознать потребность развивающихся экономик с либерализированной системой формирования бюджета в накоплении государственных резервов для предотвращения неконтролируемых утечек капитала.

Эти вопросы могут быть решены только через системные реформы, однако первостепенной задачей всех стран должно оставаться восстановление мировой экономики после кризиса.

Тем временем, не может не радовать то, что на принятие новых банковских стандартов "Базель 3" потребовалось всего около двух лет, ведь переговоры о "Базель 2" длились целое десятилетие. Однако, в "Базель 3" было лишь мельком сказано о "теневой банковской системе", несмотря на то, что именно из-за нее начался кризис, а также на то, что она, возможно, является угрозой мировой экономической стабильности в будущем.


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.