Победа реализма, разума и ответственности? Ответ один – нет.

После нескольких месяцев неудач и после промежуточных выборов, которые оказались такими же безотрадными для американского президента, как и все предыдущие для всех предыдущих президентов на протяжении нескольких десятилетий, декабрь для Барака Обамы оказался очень продуктивным. Обама и демократы сумели провести ряд законов: продлили налоговые сокращения Буша, отменили закон «не спрашивай, не говори» (который запрещал гомосексуалистам открыто служить в вооруженных силах), обеспечили введение медицинских льгот для всех, кто работал на месте взрыва башен-близнецов 11 сентября (многие из них страдают от респираторных заболеваний и различных форм рака, надышавшись высокотоксичным дымом во время восстановительных работ в эпицентре), и, что важнее всего для русских, добились ратификации Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ), подписанного президентами Обамой и Медведевым в апреле в Праге.

Я постоянно доказываю в своих статьях на тему американской внутренней политики, что иностранцы, и особенно русские, на свою беду серьезно недооценивают цинизм, глупость и идиотизм сегодняшней Республиканской партии. Я не вижу смысла подробно обсуждать достоинства договора СНВ. Достаточно сказать одно: хотя договор (по определению) не решает многие остающиеся у США и России проблемы, любой разумно мыслящий человек согласится с его целью ограниченного количественного сокращения стратегического ядерного оружия. Но республиканцы люди неразумные, и их реакция на ратификацию договора весьма поучительна.

Джеймс Карафано (James Carafano), возглавляющий Фонд «Наследие» (Heritage Foundation) (один из самых известных и состоятельных мозговых центров и главный «интеллектуальный» ресурс  Республиканской партии, которая в какой-то момент в прошлом называла себя «партией идей»), отреагировал на ратификацию договора СНВ следующим истеричным, граничащим с безумием заявлением: «Мир станет более опасным. Проводя стратегию минимизации противоракетной обороны и одновременно допуская ослабление американских ядерных сил сдерживания, президент понижает планку для других стран, которые превращаются в более значимых актеров. По мере усиления этой тенденции ядерного оружия в мире действительно может стать меньше - потому что  часть его будет использована в ядерной войне».

Договор СНВ, конечно же, ни в коей мере не влияет на американские усилия в области ПРО. Может быть, надо, чтобы влиял, а может, не надо. Но он не влияет. Единственное упоминание о противоракетной обороне звучит в не имеющей обязательной силы преамбуле. Есть опасения, что русские в какой-то неопределенный момент в будущем выйдут из договора по причине собственного «понимания» того, что СНВ накладывает ограничения  на американскую ПРО. Однако будущее поведение российского государства Америке просто неподвластно, и это абсолютно необоснованная причина для того, чтобы отказываться от важного договора. И как это скромное количественное сокращение американского и российского ядерного оружия, после которого США и Россия все равно будут обладать подавляющим ядерным превосходством над другими странами, напрямую приведет к ядерной войне? Это просто выше моего понимания. Имейте в виду, что Карафано не какой-нибудь там безвестный чиновник из Пентагона, анонимно сочиняющий свои злобные опусы. Это один из самых известных активистов Республиканской партии в сфере внешней политики. Это человек, который несомненно будет играть важную роль не только в деятельности подконтрольной республиканцам Палаты представителей, но и в президентской администрации, если Обама в 2012 году потерпит поражение.

Не менее показательной была реакция младшего сенатора из Техаса и восходящей звезды в Республиканской партии Джона Корнина (John Cornyn). «Этот договор является  очередным примером, очередным симптомом внешней политики, которая подает сигнал не только о робости и даже неопределенности в вопросах нашей собственной безопасности, но и об утрате Америкой роли лидера в нашем опасном мире. Я боюсь, что новый договор СНВ станет очередной главой в истории слабости, бесцельной дипломатии и утопических мечтаний о мире без ядерного оружия, которые совершенно оторваны от суровой реальности».

Возможно, я страдаю какой-то странной формой повышенной идеологической чувствительности, но мне вполне понятно, почему действия Америки в мире часто воспринимаются как агрессивные и милитаристские. Америка возглавляет военный альянс, действующий по всему миру; она ведет масштабную и вполне реальную войну в Афганистане с выстрелами и кровью; она все активнее использует беспилотники для нанесения ударов в Йемене и Пакистане; она продолжает оккупацию Ирака и занимается демонстрацией военной силы на и вокруг Корейского полуострова. Поэтому вряд ли главная проблема Америки это ее чрезмерная «робость». На самом деле, совершенно банальным и неоригинальным будет замечание о том, что многочисленные проблемы, с которыми Америка сталкивается в мире, вызваны как раз тем, что ее считают надменной и деспотичной державой, вмешивающейся в дела других государств безо всякого учета мнений их граждан.

Но больше всего мне понравилась реакция на договор СНВ, прозвучавшая из уст сенатора Джона Маккейна, получившего позорную известность из-за своего идиотского заявления во время грузинской войны 2008 года о том, что «сегодня мы все грузины». Маккейн сказал: «Если российские руководители демонстрируют столь вопиющее пренебрежение к правам своих собственных граждан и к своим юридическим обязательствам перед ними, то как они будут относиться к нам и к своим юридическим обязательствам перед нами, как по этому договору, так и по другим?»

Предположение Маккейна о том, что страна, держащая за решеткой невинных людей, не заслуживает абсолютно никакого доверия, и что ни при каких обстоятельствах нельзя рассчитывать на выполнение ею своих договорных обязательств, звучит как-то по-детски глупо, и ни одно серьезное государство в это не поверит. На самом деле, нам просто повезло, что сами русские не придерживаются этой примитивной формулы. Поверь они в нее – и это помешало бы России вести переговоры с тем известным международным преступником и отщепенцем, каким являются … Соединенные Штаты, удерживавшие и продолжающие удерживать в Гуантанамо большое количество заключенных, прекрасно зная о том, что они невиновны ни в каких преступлениях.

К заключению договоров никогда нельзя относиться легкомысленно, и их соблюдение должно быть доведено до автоматизма, независимо от того, какие стороны в них участвуют. Российский афоризм «доверяй, но проверяй» кажется весьма уместным. И если кого-то, как Маккейна, беспокоит вопрос об исполнении договора, то ему следует приложить усилия для ужесточения механизмов проверки, а не выступать в отвлекающие внимание нравоучительные крестовые походы. Но республиканцам больше всего нравится отвлекать внимание (в один из моментов они дошли до того, что начали говорить о недопустимости принятия договора о сокращении стратегических вооружений, потому что  в нем ничего не говорится о тактических вооружениях) и заниматься не имеющими никакого отношения к делу нравоучениями – особенно когда речь идет о стране, которая им не нравится.

Я уделяю такое внимание реакции на договор СНВ не просто для того, чтобы весело посмеяться над республиканцами, хотя сочетание истерии и глупости кажется весьма забавным. Я хочу показать маниакальный антироссийский антагонизм партии, которая скоро будет играть намного более значительную роль в Вашингтоне. Я надеюсь, вы знаете, что демократы далеко не ангелы во внешней политике. Но когда дело доходит до пустого нравоучительного позерства, нагнетания угроз, демонизации и бряцания оружием, то республиканцам нет равных. Я думаю, что СНВ может немного (с большим акцентом на слово «немного») улучшить российско-американские отношения, но это будет лишь временное и весьма условное улучшение, особенно в условиях политического усиления консерваторов. Да, сегодня Обама купается в теплых лучах славы. Но не удивляйтесь, если его «умиротворение» России через подписание договора СНВ станет предметом жесткой политической критики вплоть до следующих президентских выборов. Консервативные республиканцы ненавидят СНВ, а выражать недовольство они умеют очень хорошо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.