Распад социалистического лагеря и падение Берлинской стены привели у упадку левого движения на более чем десять лет. Предполагалось, что гласность и перестройка, провозглашенные Горбачевым, должны были придать новый толчок социализму, закостеневшему со времен Сталина. Однако получилось наоборот, и все это привело к усилению борьбы народных масс против капитализма. Горбачев и сменивший его в Кремле либерал Ельцин навязали стране модель либеральной экономики, что вызвало улыбку американского  политолога Фрэнсиса Фукуямы, автора нашумевшей книги «Конец истории и последний человек», и установление капиталистической системы.

Есть необходимость уточнить эти положения, чтобы продолжить характеристику той обстановки, которую должны преодолеть левые силы. В данном случае под левыми силами понимаются те группы, выступающие с позиций гуманистических идеалов марксизма, основывающегося на анализе конкретной исторической реальности. Исходя из соотношения сил в обществе, эти группы разрабатывают стратегию и тактику действий в интересах большинства населения, нацеленных на производство материальных благ и торжество жизни, а не смерти, о которой так любят разглагольствовать иные партизаны, помешанные на лозунге «Социализм или смерть!».

СМЕРТЕЛЬНОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ И КРАХ ТАК НАЗЫВАЕМОГО СОЦИАЛИЗМА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ


Либералы, которые все еще находятся на подъеме, говорят об окончательном крахе коммунистической модели. В случае Венесуэлы их рупором выступает Центр экономического ориентирования. Эти идеологи так умело воспользовались замешательством, что представители левых сил даже не стали опускаться до дебатов с ними, чтобы опровергнуть эту ложь. На местном уровне народным массам и среднему классу некоторые средства массовой информации настойчиво пытаются внедрить тезис «Демократии – да, коммунизму – нет».

Тот, кто еще только начинает изучать политэкономию, причем не обязательно в марксистском толковании, знает, что после первобытно-общинного способа производства ни в одной стране мира не существует коммунистической системы. Если говорить кратко, это общество, в котором нет денежной экономики, а главным мерилом является ценность услуг и товаров. Государство едва просматривается как административная единица. Там не существует власти класса или группы людей над большинством, а социальные классы как таковые не находятся в непримиримых противоречиях.

Ничего из вышеперечисленного не наблюдается у режима Чавеса с его пресловутым «социализмом XXI века». Если говорить о странах социалистического лагеря, то хорошо известно, что номенклатура была ни чем иным, как разновидностью буржуазного правящего класса. Отход начался буквально с первых лет после Октябрьской революции в России. Выздоравливающий Ленин понимает, социализм без коммунизма вводится с помощью указов. После Гражданской войны он встречается с рабочими, многие из которых пополнили ряды военных, а кто-то стал привыкать к бюрократическим нравам. А крестьянство и мелкие промышленные производители, между тем, влачили весьма жалкое существование.

Великий организатор тогда решает вступить в союз с Троцким. Оба придерживаются мысли о том, что исторический момент требует принятия необходимых административных мер, восстановления частной собственности, освобождения рабочих масс от гнета бюрократии, введения основ плановой экономики и монополии внешней торговли.

Смерть Ленина открыла Сталину дорогу к власти. Организовав убийство Троцкого в Мексике, он начинает строительство так называемого российского социал-империализма.

Последующие разногласия между Мао Цзе Дуном и советскими руководителями были лишь продолжением столкновения с действительностью в обоих мирах. Установление власти рабочих как возможности создания утопического общества постоянно откладывалось в пользу прослойки, состоявшей из военных, бюрократов, интеллигенции и партийных руководителей. Все это вместе с безумным противостоянием миру капитала в течение десятилетий держало весь земной шар в состоянии крайнего напряжения в связи с возможным началом третьей мировой войны.

Человечество, в значительной мере разделенное на два противостоящих блока, имевшие в своем распоряжении ядерное оружие, выслушивало умеренную критику церковных властей, направленную против безбожного тоталитаризма и хищнической природы рынка. Блок, провозгласивший себя социалистическим, добился осязаемых успехов в промышленном производстве, использовании атомной энергии, в конкретных научно-технических разработках. Но все возрастающие военные расходы приводили к недостаточному обеспечению товарами народного потребления.

Реформаторский курс Горбачева открыл дорогу к западным кредитам, отбросил все идеологические установки и отдал Россию и ее союзников на откуп свободному рынку как универсальному средству решения всех проблем, стоявших перед ними. Реформаторы ничего не подозревали о набиравшем силу национализме, вылившемся в ряд локальных конфликтов и войн. Это не было крахом социализма. Скорее наоборот, это был конец своего рода империализма, которые советские руководители навязали странам-сателлитам.

ПАДЕНИЕ «ЖЕЛЕЗНОГО ЗАНАВЕСА» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЛАТИНСКУЮ АМЕРИКУ

В Латинской Америке в 80-е и 90-е годы были тем периодом, когда вооруженные группы вступили в переговоры с целью установления якобы революционной власти. В Центральной Америке формирования, подобные Фронту национального освобождения имени Фарабундо Марти (Сальвадор), после кровавой бойни, учиненной консервативной партией Arena при поддержке американцев, подписали со своими противниками договоры о примирении и привели бывших партизан к власти под полулиберальными лозунгами. Спровоцированная США гражданская война в Никарагуа ослабила позиции Сандинистского фронта национального освобождения и даже привела к расколу в его рядах. В результате к власти в этой стране пришла проамериканская оппозиция. И несмотря на то, что впоследствии Даниэль Ортега вернулся во власть, изначальный проект уже не смог быть осуществлен.

Либеральная волна, подогреваемая своей же экономической идеологией и съездами управляющих, центрами экономического ориентирования и реформаторами, ставящими все с ног на голову, привела нас в 90-е годы, которые можно охарактеризовать как потерянное десятилетие, ознаменовавшееся возвращением популизма под маской социализма.

Популизм начинает распространяться по Латинской Америке. Экономические меры, продиктованные Международным валютным фондом, привели к резкому ухудшению положения в ряде стран, были подвергнуты резкой критике и способствовали тому, что к власти пришли такие фигуры как Абдала Букаран (Abdalá Bucarán) в Эквадоре и Уго Чавес в Венесуэле. Рядом с президентским дворцом Мирафлорес (Miraflores) в Каракасе можно увидеть бронемашины. Реваншизм оказавшегося у кормила власти военного пришелся вполне по душе народу, который считает, что его достоинство ущемлено. Он играет втемную, использует выражения, которые употребляют левые, и приглашает в страну их типичных представителей. Под вздохи умирающей Конституции начинается эра популизма, которая находит свое воплощение в различных социальных форумах и всякого рода съездах во имя человечества, безрассудно финансируемых из Мирафлореса. От социалистического лагеря остались лишь воспоминания в виде сцен разгрома мавзолея Ленина разъяренной толпой, разрушения горожанами Берлинской стены и бойне на площади Тяньаньмень в Пекине. Прекрасный повод для Запада порассуждать о демократии.

На Кубе Фидель Кастро отошел от политической жизни, укрылся на своем ранчо и предложил план экономических реформ ввиду утери главного спонсора – России. Колумбийские партизаны, почувствовав себя в изоляции, начинают совершать ошибки. Но и Куба и партизаны вздохнули свободно, почувствовав финансовую поддержку Венесуэлы. Чавес не жалеет нефтедолларов для финансирования своих авантюрных планов.

В этой ситуации международные, региональные и местные левые силы терпят поражения, отступают, отходят от избранного пути, заключают ненужные союзы, вступают в отношения с силами, мало чего общего имеющими с социалистическими идеями. В Венесуэле это проявляется в деятельности Коммунистической и других партий, якобы марксистской направленности, активно поддерживающих Чавес, который по сути своей является не более, чем популистом, рядящемся в социалистические одежды. В связи с активизацией латиноамериканских повстанцев, повторного и неудачного выхода на политическую арену организаций, подобных Движению неприсоединения, приходу к власти людей, заявляющих о себе как о социалистах, однако на практике не осуществивших каких-либо преобразований, направленных на установление новых экономических отношений, левые силы начинают разрабатывать собственный план действий. Прежде всего, они должны отмежеваться от других, чтобы тем самым показать свое отличие. Критика политики Чавеса набирает обороты. Как человек, по горло сытый либеральной ложью и левацким популизмом, полагаю, что левые силы, о чем уже говорилось выше, должны разработать собственный план действий, где они четко обозначат свое отличие от псевдосоциалистических взглядов Объединенной социалистической партии Венесуэлы. Для страны, утопающей в нечистотах, где кризис достиг такого масштаба, что под угрозу поставлена уже сама ее культурная самобытность, это задача не из простых. Бессильный крик в защиту народных масс, к сожалению неразумно упрямых и погрязших в невежестве, и одновременно безразличных к переживаемому историческому моменту.

В то время как Диего Сиснерос (Diego Cisneros) отмечает 60-ю годовщину со дня основания своей экономической организации, правительство пытается замять финансовые скандалы, увеличивается количество заказных убийств, а массовая иммиграция колумбийцев стала составной частью геополитического курса, проводимого руководством этой страны. Кубинцы, между тем, всячески наращивают свое присутствие с помощью разного рода миссий, чтобы занять свою нишу на венесуэльском рынке. В этих делах они изрядно поднаторели. Россия и Китай тоже не сидят сложа руки. Движимые имперскими амбициями, они также стремятся закрепиться в Венесуэле. И при этом стрельба не утихает во всей стране. Социализм должен начаться с выработки стратегии, направленной на то, чтобы завоевать доверие и расположение населения, пустившегося теперь во все тяжкие.

ЧТОБЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ОДЕРЖАЛА ПОБЕДУ

Один из упреков, исходящих не только от либералов, но даже от так называемых социалистов, рядящихся в одежды демократов, заключается в том, что социалистической системе присуще отрицание демократии, свойственное. Историческая практика свидетельствует о том, что они вроде бы правы. И примеров тому предостаточно. Достаточно вспомнить Сталина, который умер, находясь у власти, и его последователей Никиты Хрущева и Леонида Брежнева, одержимого страстью к коллекционированию дорогих иномарок. Или правителя Румынии Чаушеску с его бункером, напоминавшем подземный город, оборудованный для жизни президентской семьи и его приближенных. Это всегда готовы припомнить социалистам. Из нынешней эпохи можно привести пример Северной Кореи, возглавляемой Ким Чен Иром, который унаследовал власть от своего отца Ким Ир Сена, а теперь в свою очередь планирует передать ее одному из своих сыновей. А идеи чучхе, между тем, абсолютно оторваны от жизни. На Кубе Фидель Кастро, оправившийся от болезни, передает власть своему брату Раулю. Все эти случаи наглядно показывают, что так называемые революционные процессы изначально были направлены на то, чтобы отстранить народные массы от реального и эффективного участия в управлении, загнать их в конституционные рамки или заставить участвовать в разного рода общественных мероприятиях. Однако невозможность демократии при социализме не является истиной. В большой мере все объясняется отходом от социалистических идей, хотя нельзя не учитывать и маниакальные наклонности отдельных лидеров, которые, находясь у власти, провозглашали себя вечными вождями, и это даже закреплялось в Основном законе страны.

Отвергнув этот несостоятельный аргумент критиков социализма, следует обратить внимание на настойчивые заявления о провале идеи перманентной революции.

Здесь необходимо сказать о том, что теоретикам и последователям социалистических идей необходимо провести серьезную дискуссию на тему его конкретного воплощения в жизнь. Ведь хорошо известно, что обсуждение актуальных тем носит созидательный характер, в то время как излишняя бюрократизация того, что называют социалистической революцией, по сути дела является отрицанием социализма.

Полагаю, что социалистические руководители должны перейти от политических и идеологических выступлений к разработке навыков управления обществом. Потому что одно дело произносить с трибуны речи, и совершенно другое – каждодневное созидание государства и общества, где не будет места экономике, основанной на рыночном обмене.

В современной обстановке критика капитализма, хотя и может привести к определенным результатам, при этом не должна сводиться просто к нападкам.

Смятение умов в современном обществе поистине вызывает серьезную тревогу. Законодателями ценностей выступают эстрадные певцы и пародисты. В нынешнем мире реалити-шоу стало модой. Молодежь, которая даже до определения «глупая» уже не дотягивает, абсолютно безразлична ко всему, кроме своего мобильника, музыки в стиле рэп, потребляет спиртное в смертельных дозах, а многие пристрастились к наркотикам. Юноши не имеют никаких признаков будущих мужчин, а девушки помешаны на посещении магазинов. Это далеко не лучшая почва для пропаганды социализма. Здесь не в почете труд, учеба, чувство ответственности, этические нормы. Расположить к себе человеческий коллектив становится неимоверно трудной задачей.

Еще одной характерной чертой современного мира является бегство от окружающей действительности. Некоторые представители молодежи поклоняются какому-нибудь модному певцу. Другие наполняют церкви и отрицают существующую действительность в ожидании Апокалипсиса. Творчески и умело дать ответ этим вызовам – еще одна из задач, стоящих перед теми, кто вознамерится осуществить социалистический проект.

Я исхожу из того, что знание всех вышеописанных обстоятельств в деле осуществления социалистического проекта совершенно необходимо. Гуманитарная составляющая играет весьма важную роль. Кто-то увлекается фен-шуй, а кто ждет конца света. В Венесуэле мы можем встретить семью интеллигентов, сочувствующую левым идеям. Она использует весь свой интеллектуальный потенциал, чтобы один из ее заблудших сыновей не попал в тюрьму, хотя все знают, что он психопат, чуть не убивший молодую проститутку. Или вот страшный случай со священником, убитым в гостинице молодым человеком. Или история психиатра, бывшего кандидата в президенты, много говорившего о душевном здоровье венесуэльцев, который в итоге оказался очередным сексуальным извращенцем, убившем одну из своих пациенток.

Общество, живущее ненормальной жизнью, где даже такие элементарные вещи как вежливость и нормы приличия – не более, чем насмешка, а общественное пространство приватизировано под предлогом растущей безработицы, в итоге порождает анархию в самых грубых ее проявлениях. Добавьте еще к этому президента с явными признаками инфантильности, неспособностью управлять страной. Но это не более чем отражение нездорового общества, а также вызов, который должны принять те, кто намерен снова взяться за претворение в жизнь забуксовавшего социалистического проекта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.