За время моих многочисленных поездок по России за последние двадцать лет – а их было больше шестидесяти – я отмечал, как эволюционирует отношение россиян к Соединенным Штатам Америки, поначалу относительно дружелюбное. Сегодня неприязнь – порою ненависть – к Америке приводит некоторых сотрудников российских служб госбезопасности к представлению, что если страна является врагом США (как Венесуэла, Иран), то тем самым она должна быть другом России. Большинство из них мыслит не столь прямолинейно, но и их нельзя назвать друзьями Америки. Их философская готовность встать под знамена некоего подобия корпоративного государства Муссолини, плюс амбиции в плане роста влияния на территории бывшего Советского Союза вплоть до аннексии части территории практически полностью гарантирует их стойкое отрицательное отношение к американскому правительству. Ведь мы, в общем и целом, придерживаемся концепции открытого общества, независимости и святость границ бывших советских государств.

Антипатию России к США умеряет лишь российский оппортунизм. Когда это соответствует стратегическим интересам России, Москва сотрудничает с США – скажем, по вопросу Афганистана или в области подготовки ядерных материалов. Напротив, Москва, не колеблясь, причинит США проблемы, будь то засылка тайных агентов или соглашения с Ираном и Венесуэлой. Итак, доминирующая геополитическая идея России – не отношения дружбы или вражды, но соблюдение интересов. Несмотря, однако, на подобный открыто оппортунистический подход, Россия получает от режима Обамы то, что ей нужно.

Так, Барак Обама отказался от запланированного Джорджем Бушем развертывания системы противоракетной обороны в Польше и в Чешской Республике, тем самым обесценив американские обещания в глазах мировой общественности (независимо от обоснования этого жеста с технической, военной точки зрения). Нынешние планы администрации Обамы по развертыванию менее мощной противоракетной системы не уменьшили опасений в вопросе ненадежности американцев. Кроме того, соглашение по договору СНВ, сформулированное весьма благоприятно для России, Обама сделал еще более привлекательным, пообещав ограничить развитие американских программ противоракетной обороны. Америка в период правления Обамы обескуражила своих друзей на Украине, в Грузии и других странах бывшего СССР своей все более пассивной политикой в районах российского «ближнего зарубежья». Так, Обама дал обратный ход начатой при Буше приостановке сотрудничества в области ядерных технологий с Москвой, начатой в знак протеста против действий России во время и после российско-грузинской войны 2008 года. Это изменение политики на 180 градусов многими рассматривается как «прощение» России и как «первая ласточка».

Все эти уступки имели место без существенного изменения в действиях российской стороны. Конечно, эти изменения еще могут произойти, и в таком случае защитникам команды Обамы будет что возразить. Если же этого не случится, администрация Обамы будет выглядеть все более некомпетентной. В любом случае, политика Обамы сделала его весьма популярной фигурой в глазах правящего класса России. Этот праздник дружбы, вероятно, будет продолжаться, с одним единственным вопросом: кто именно будет теперь основным собеседником этого популярного американского президента со стороны России.

Отношения между сторонниками президента России, Дмитрия Медведева, и его наставника, премьер-министра Путина, принимают все более состязательный характер. Медведева раздражает активность Путина в сфере госбезопасности, традиционно являющейся епархией президента. Кроме того, помимо обычной борьбы за власть, между лагерем Путина и лагерем Медведева, которые ныне видят друг в друге соперников, между ними существуют значительные различия по вопросам внутренней политики.

Лагерю Медведева недостает грубой политической силы путинского лагеря, чьи верные коллеги по КГБ контролируют Россию по самым важным позициям, и уже зарегистрировали вебсайты для Путина на 2012 год. На что же опираются те серьезные российские фигуры, которые заявляют, что у Медведева есть какие-то шансы, чтобы полностью забрать бразды правления в свои руки?

Ответ на этот вопрос – «компромат», т.е. секретные доказательства, доказывающие чье-то недостойное поведение. Если битва между Путиным и Медведевым примет серьезный оборот, дело дойдет до поиска шокирующих публичных разоблачений деяний Путина – улик, которые сделают продолжение его общественной деятельности проблемой для всех тех, чья коллективная поддержка необходима любому, кто желает руководить Россией. Однако этого сражения может и не произойти, если личные отношения между Путиным и Медведевым не испортятся непоправимо. Помимо прочего, ключевые фигуры в обоих лагерях заинтересованы в сохранении в той или иной форме нынешнего положения вещей, поскольку они не хотят разжигать рискованную борьбу за власть, которая может поставить под угрозу собственность, накопленную порою сомнительными способами, фигур, поддерживающих как Путина, так и Медведева, в том числе самых высокопоставленных.

Внутренняя политика России вряд ли еще сильнее сдвинется в сторону «свободного рынка», если Медведев укрепит свою власть, заставив Путина исчезнуть со сцены. Как повлияло бы правление Медведева на политику обеспечения национальной безопасности? Это невозможно узнать заранее, но, может быть, не так уж сильно. Будет ли у власти Медведев или Путин, России придется решать серьезные проблемы, которые подвергнут испытаниям отношения Кремля с США. В этом путеводная нить к некоторым ключевым проблемным зонам.

Мусульманское население

Проблемы России с мусульманским населением страны не новы. Россия понесла жестокие потери (по оценкам, до 500 тысяч человек), устанавливая свой контроль на Кавказе в период Кавказских войн с мюридами в 1834-1859 гг., войн, в которых никому не было пощады. Ужасны были и последние две чеченские войны России (1994-1996 годы и 1999-2000 годы) и последующая гражданская война и деятельность террористов. Чеченцы пытали российских пленных и отправляли видеозаписи пыток в Москву; к этому следует добавить нападения террористов  на зрителей в театрах, на школьников. Расправы российских войск в чеченских городах, обращение с чеченскими пленниками проходило в том же ключе. Эта жестокость, целью которой было отчасти отвадить другие кавказские кланы от подобного мятежа, не остановили рост исламистских элементов, финансируемых из-за рубежа, не уничтожили их стремления к расширению восстания. На самом деле, в 2009 году антироссийский терроризм увеличился, и в результате взрывов более 100 террористов-смертников погибло 263 человека в Дагестане (общее население 2,4 миллиона жителей) и 319 человек в Ингушетии (население 460 тысяч человек).

Рост зарубежного финансирования и обучения террористов в России заставляет Москву поддерживать совместную с Америкой работу разведслужб по выявлению террористов и исламистской деятельности. Поскольку российские официальные лица опасаются, что этот доморощенный исламский экстремизм станет для них долговременной и растущей проблемой, их стремление к совместному с Западом подходу к ее решению ослабнет не скоро.

Ближнее зарубежье

Конечно, проблемы России простираются за пределы ее границ, и тут никакие страны не имеют столь большого значения, как страны российского «ближнего зарубежья» - новые независимые государства, прежде входившие в состав Советского Союза. Россия хочет оставаться в этих регионах господствующей иностранной державой. Это означает сокращение влияния Запада. Помимо переговоров о сокращении западной активности и влияния в этих странах, ведомство национальной безопасности России полагает, что, если им удастся обострить проблемы США в других частях света, у Вашингтона будет меньше желания и возможности вмешиваться в дела российского ближнего зарубежья. Их, однако, ограничивает потребность в сотрудничестве с Америкой в тех регионах, где интересы США и России совпадают (например, совместное использование наших разведслужб против террористической деятельности). Эти конфликтующие политические цели развертываются в различных частях российского ближнего зарубежья.

Белоруссия

Приближенные к Путину круги хотели бы объединить Белоруссию и Россию. Однако белорусский диктатор Лукашенко блокировал все серьезные попытки в этом направлении, предпочитая оставаться главой суверенного государства, а не быть одноразовым губернатором в увеличившемся государстве. Эта оппозиция и плохие личные взаимоотношения между Лукашенко и Путиным осложнили отношения между Белоруссией и Россией. Взаимопонимание между странами пострадало еще сильнее, когда недавно Белоруссия предоставила убежище свергнутому киргизскому властителю Курманбеку Бакиеву.

Когда я спросил, почему Путин не прибегнет к помощи спецслужб, чтобы отстранить Лукашенко от власти и присоединить Белоруссию к России, высокопоставленные российские официальные лица рассказали, что белорусский КГБ обладает менталитетом советской эпохи и более эффективен, чем нынешнее поколение сотрудников разведслужб, управляющих Россией. В результате я понял, что Россия прилагает усилия по свержению Лукашенко. Несмотря на растущее белорусское национальное самосознание, время работает на Россию, поскольку ее газопровод «Северный поток», который должен быть введен в эксплуатацию в 2012 году, позволит России выполнять свои контракты с Западной Европой, не используя нынешние трубопроводы, идущие через территорию Белоруссии. В этом случае Россия сможет покончить с поставкой газа в Белоруссию по чрезвычайно льготным ценам, заставив ее оплачивать газ по рыночным ценам, если не выше. Это было бы катастрофой для и без того слабой экономики Белоруссии. Как результат, силы в Минске, благосклонно относящиеся к достижению договоренности с Россией, могут получить перевес.

Средняя Азия

Хотя Россия и США являются геополитическими и экономическими соперниками в Центральной Азии, их объединяет общий интерес: борьба с ростом исламистского экстремизма в этом регионе. В регионе у власти стоят светские диктаторы, и широко практикуемая в Центральной Азии форма ислама в значительной мере устойчива к экстремизму. Тем не менее, джихадистские группировками, имеющие цели, враждебные целям Вашингтона и Москвы, в настоящее время укоренились во всех пяти странах Центральной Азии. Исламское движение Узбекистана (ИДУ) – вероятно, самая заметная джихадистская группировка, появившаяся в 1998 году, с заявленной целью свергнуть существующий в Узбекистане режим и основать исламское государство. ИДУ союзничает с Талибаном в Афганистане и поддерживает присутствие в регионе племен федерального административного управления Пакистана. В более общем плане, и США, и Россия заинтересованы в продвижении поддерживаемых государством форм умеренного ислама и в усилиях по противодействию работы джихадских организаций  по вербовке людей из центрально-азиатских республик и создание своего плацдарма на их территории.

Москва и Вашингтон разделяют также заинтересованность в защите республики Киргизии и сохранении ее суверенитета, на который покушается Узбекистан. Отношения между Киргизией и ее крупным влиятельным соседом уже давно носят враждебный характер, и страны сталкиваются по вопросам, связанным с энергетикой, с территориальными притязаниями и границами, с военными базами. Этнические узбеки (многие из которых – недавно прибывшие сюда переселенцы, поселившиеся на неиспользуемых узбекских фермах) составляют до 15 процентов населения Киргизии; их максимальная плотность отмечается на юге. Мирное сотрудничество между Москвой и Вашингтоном в ходе недавнего переворота и последующей борьбы в Киргизии подчеркивает общность наших интересов.

После выселения из Узбекистана военных сил США с их воздушной базы в Карши-Ханабаде (K2) в 2005 году Киргизия разместила на своей территории единственную в регионе военно-воздушную базу США («Манас»), жизненно необходимую для военных действий США в Афганистане. Через «Манас» каждый месяц проходит транзит объемом около 15 тысяч личного состава и 500 тонн грузов, и база служит основным пунктом дозаправки топливом в полете для нужд коалиционной войны. Хотя ранее Москва оказывала давление на киргизское правительство с целью закрыть американскую базу, сейчас Кремль, похоже, вполне удовлетворен нашим временным связанным с военными действиями присутствием здесь, а также использованием Америкой российского воздушного пространства для переброски наших войск в Афганистан. Однако эта позиция в настоящее время подвергается нападкам со стороны поборников «жесткого курса» в Москве, и, вероятно, будет оставаться предметом спекуляций на американо-российских переговорах.

Одной из важных составляющих подъема влияния Китая на мировой арене является его растущее влияние в Центральной Азии. Сегодня основной интерес Китая в этом регионе связан с энергетикой. Китайские государственные предприятия, инвестиционные группы и государственные инвестиционные фонды ринулись на центрально-азиатские компании и права собственности на ресурсы центрально-азиатских стран, а также активно создают инфраструктуру для импорта нефти и газа из этого региона. Китай проявляет чрезвычайную активность в заключении важных энергетических сделок с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменистаном.

Александр Кули (Alexander Cooley) из Колумбийского университета отметил, что в 2009 году объем китайского торгового оборота с Центральной Азией впервые превысил объем торговли с Россией. По крайней мере, в ближайшем будущем, экономическая роль России в Центральной Азии будет по-прежнему снижаться по сравнению со значением Китая. Перед Россией встанет следующий вопрос: будут ли интересы Москвы лучше защищены при американском (и западном вообще) участии в регионе или без него? Или, альтернативно: Должны ли Россия и Китай попытаться удерживать всех остальных  от вмешательства в дела Центральной Азии? И в чем американский интерес в снабжении наших войск, в недопущении фундаменталистов к власти, в предоставлении нашим компаниям справедливых условий для деятельности? Выгодно ли Америке, чтобы какая-то одна страна (то есть Китай или Россия) доминировала в Центральной Азии?

Грузия


Разговоры в официальных кругах наполнены ссылками на необходимость «свести счеты России» с грузинским президентом Михаилом Саакашвили. Он «поплатится» за развязывание войны, нарушившей длящуюся пятнадцать лет (смотри ниже) стабильную ситуацию с Абхазией и Южной Осетией. Кроме того, российское руководство не простило ему, что он повернулся к России спиной после того, как обратился к ней за помощью и эту помощь получил, и смог за счет этого вытеснить тогдашнего грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе из его кабинета, заняв его место. Однако это недовольство не распространяется на грузинское государство. Приход в Грузии к власти нового руководства мог бы нормализовать отношения это страны с Россией. Однако пока у власти остается Саакашвили, грузинско-российские отношения обречены оставаться напряженными.

Еще одна потенциальная головная боль для Саакашвили – армянские сообщества в Грузии (составляющие около семи процентов грузинского населения), которые все больше проявляют неудовлетворенность отсутствием у них привилегий.

Отделившиеся территории Грузии

Много раз на протяжении царистской и советской эпохи осетины и абхазы предпринимали серьезные усилия, чтобы положить конец грузинскому административному контролю своей территории. Они предпочитали административный контроль Москвы, поскольку  их нелюбовь к грузинам намного перевешивала их антипатию к русским. Таким образом, неудивительно, что, незадолго до распада Советского Союза в 1991 году обе области подняли мятеж (поддержанный Москвой), который к 1993 году обеспечил им фактическую независимость от Грузии. Это положение  сохранялось до тех пор, как Саакашвили начал войну в 2008 году, приведшую к признанию независимости Южной Осетии (население 70 тысяч человек) и Абхазии (население 180 тысяч человек) несколькими государствами. Сегодня, как и в России, почти все абхазские и южноосетинские официальные лица имеют кэгэбистское прошлое и чувствуют себя вполне комфортно, работая вместе с бывшими коллегами из российских разведслужб.

Оценивая будущее Абхазии, не следует забывать, что Абхазия в течение 54 лет существовала как формально независимое княжество под протекторатом царистской России, пока не была официально аннексирована в 1864 году.

В России практически никто не собирается возвращать Абхазию суверенной Грузии. Однако так ли уж неминуемо присоединение ее к России? Вероятно, да; но Россия вполне может позволить себе выждать удобного момента, как это уже один раз было в XIX веке.

Судьба Южной Осетии будет, вероятно, такой же. Еще слишком жива память о пяти тысячах осетин, убитых в ходе войны с Грузией в 1922 году, осетин, убитых в других столкновениях с Грузией, в итоге приведших к боевым действиям в 2008 году, чтобы примириться с участью грузинской провинции. Кроме того, российская военная поддержка Южной Осетии (и Абхазии) означает, что означает несомненное поражение Грузии, если она попытается применить силу, чтобы вернуть отделившуюся территорию.

Украина

Вразрез с интересами США, Россия хотела бы иметь отношения с Украиной, как минимум, как со странами Восточной Европы в эпоху Холодной войны. В идеале, хотя сегодня это кажется невероятным, она хотела бы видеть Украину снова в составе России. Этапы продвижения к той и к другой цели одинаковы, и первые шаги на этом пути уже были сделаны.

Выборы пророссийского президента Виктора Януковича в качестве нового президента Украины уже позволили России на 25 лет (до 2042 года)продлить аренду севастопольской морской базы, расположенной в русскоговорящей украинской области, Крыму.  Если Москве удастся осуществить свои планы, годы президентского правления Януковича приведут к: 1) облегчению постоянного российского экономического проникновения в экономику Украины; 2) постепенному смещению украинских демократических и правозащитных стандартов ближе к российской модели и 3) противодействию вовлеченности Украины в западный политический процесс.

Независимо от этих усилий, Москва планирует построить мост между Крымом и Российской территорией. Кроме того, Москва обсуждает возможность снабжения Крыма водой с российской территории – в настоящее время население Крыма зависит от поставок украинской воды.

Наконец, Россия сооружает систему газопроводов, которая позволит поставлять газ в Европу, минуя территорию Украины. Строительство этого газопровода, «Южный поток», планируется завершить в 2016 году. Тогда Россия получит возможность оказывать давление на Украину, повышая цены на газ, лишив ее при этом доходов от комиссионной платы за транзит; и то и другое сильно тревожит Киев, учитывая слабую экономику Украины.

Совместное давление в результате всего вышеперечисленного создаст для России возможности, которые в настоящее время точно предсказать невозможно. С другой стороны, будущее развитие украинской экономики, национального самосознания, военного потенциала и промосковского руководства также непредсказуемо. Короче говоря, ситуация на Украине остается весьма напряженной.

Дальнее зарубежье России

Афганистан

Россия не заинтересована в возвращении к власти в Афганистане Талибана, она финансировала антиталибанский Северный альянс (Объединенный Исламский фронт спасения Афганистана) еще до вторжения американских войск. Основания для поддержки нефундаменталистского правительства Афганистана для России с 2000 года не изменились.

Торговля наркотиками

По оценкам, до тридцати тысяч россиян ежегодно погибают от передозировки героина, импортируемого из Афганистана. И несчетное количество человек влачит жалкое существование, а то и преступную жизнь из-за афганского героина. Нынешнее и прошлое сотрудничество России и США в Афганистане всегда сопровождалось российским давлением с целью остановить наркоторговлю.

Экспорт экстремизм

 Россия полагает (и тут она не ошибается), что, если Талибан вернется к власти в Афганистане, это приведет к увеличению усилий фундаменталистов по ниспровержению существующих правительств Центральной Азии и самой России. Мало что настолько важно для России, как не допустить подобный ход развития событий.

Китай

На каком-то уровне между Китаем и Россией существуют прочные отношения. Пограничный конфликт, из-за которого СССР и Китай в свое время оказались на грани войны, урегулирован – во всяком случае, на обозримое будущее. На повестку дня вышло дипломатическое сотрудничество между странами – нередко направленное против США.  Однако с  каждым годом, по мере того, как Китай становится все сильнее в военном, политическом и экономическом отношении, гордой России все в большей степени приходится играть неприятную для нее роль младшего партнера. Маловероятно, что эта тенденция изменится, и значение России для Китая все больше сводится к роли сырьевого источника, а не поставщика современного сложного военного оборудования или промышленных товаров других типов. В ближайшем будущем при любом возможном столкновении с Китаем Россия будет доминировать в плане стратегических вооружений и, пока это так, мнение Москвы будет учитываться за столом переговоров с Китаем. Однако Москва понимает, что в отдаленной перспективе ситуация может измениться, и сам Путин рассказал жителям российского Дальнего Востока, где население резко сокращается, что, если они не предпримут никаких действий, настанет день, когда им придется говорить на азиатском языке. Он не назвал прямо Китай, но на российском Дальнем Востоке все прекрасно знают, что эта территория была частью Китая до 1858-1860, когда Россия захватила часть территории ослабшего на тот момент Китая.

Иран

Может быть, никакой другой вопрос российской национальной безопасности не вызвал большего внутреннего раскола, чем политика Москвы в отношении Ирана. К числу плюсов можно отнести тот факт, что, после многолетнего откладывания выполнения договора по продаже Ирану зенитных ракетных комплексов S-300, в июне прошлого года Путин, наконец, заявил, что поставка ракет отменяется. Это очень важно, потому что Израиль, по сообщениям, официально уведомил, что готов атаковать Иран, чтобы не допустить развертывания систем S-300 в рабочее состояние. К числу плюсов можно отнести и то, что после многих лет сопротивления режиму санкций в отношении Ирана Москва наконец поддержала 9 июня 2010 года голосование в ООН за наложение санкций в отношения Ирана, хотя и использовала все свое влияние, чтобы ослабить эти санкции.

К отрицательным моментам следует отнести то, что, после многих задержек, очень скоро будет введена в эксплуатацию построенная Россией атомная электростанция в Бушере; возможно, что в момент, когда вы читаете эти строки, это уже произошло.

Каковы основные принципы, влияющие на политику Москвы в отношении Ирана? Русские выдвигают, по крайней мере, четыре аргумента в пользу сотрудничества с Ираном:

1. Ослабление напряженности с Ираном отдаляет тот день, когда исламская республика начнет использовать свои возможности, чтобы баламутить мусульманское население Центральной Азии, а то и, что еще опаснее, самой России.

2. Если на западе произойдет серьезный кризис, цены на нефть резко взлетят – и это будет на руку России.

3. Постоянные проблемы Запада с Ираном умеряют аппетиты и возможности Америки играть заметную роль на Украине, в Грузии и в других регионах бывшего СССР.

4. Россия получает прибыли от продажи реакторов и вооружения. Помимо самих приостановленных продаж, Москва обеспокоена доверием к ней со стороны других покупателей, в случае, если контракты с Ираном не будут выполнены.

Основные контраргументы включают следующие положения:

1. Если Иран получит ядерную бомбу, другие нестабильные и недружественные мусульманские государства тоже получат бомбу. Это опасно для России.

2. Владеющий ядерным оружием Иран не будет нуждаться в сотрудничестве с Россией, и наиболее экстремистские элементы в Тегеране будут помогать российским джихадистам. Таким образом, России приходится помогать Западу в решении этой проблемы, прежде чем она примет угрожающие размеры.

3. Надежда на конфронтацию с Западом и Ираном глупа, потому что обстоятельства невозможно предсказать – в том числе и влияние на мировую экономику и на цены на нефть. 

4. Может ли Москва быть уверена в том, что Иран не даст ядерный материал, необходимый для изготовления «грязной» ядерной бомбы (или чего похуже) мусульманским экстремистам в России?

Как уже было упомянуто, Россия решила прекратить поставку систем S-300 Ирану. Говорится, что это решение было обнародовано во время встречи Владимира Путина в Париже с президентом Франции Саркози, но не на форуме, что позволило бы  администрацию поставить себе в заслугу это коренное изменение политики России.

Западная Европа


Используя в качестве рычага зависимость Европы от российского газа, Москва надеется повлиять на политику западноевропейских стран в тех регионах мира, которые важны для Москвы – начиная с ее ближнего зарубежья. Помимо нарастающей недостаточности военного потенциала, западноевропейские страны не испытывают сколько-нибудь выраженной тяги к  серьезному применению военной силы. Таким образом, заставить многие страны НАТО противиться членству в этом блоке Украины (население которой не хочет этого) и Грузии (население которой к этому стремится) не было слишком сложной задачей, в условиях, когда альтернативой было серьезное напряжение отношений с Москвой. Энергетический рычаг Москвы будет возникать и при решении других вопросов (например, касающихся торговли) в процессе российско-европейских переговоров.

Россия и Америка сегодня


Развал Советского Союза в 1991 году пробудил надежды на становление демократической, открытой, прозападной России, со свободными рыночными отношениями, уважающей границы новых независимых государств, образовавшихся на месте прежних советских республик. Сегодня все более закрытая Россия руководствуется помыслами об увеличении своего влияния, а то и поглощения, территорий бывшей советской империи с христианским населением. Это порождает конфликтные отношения между Москвой и Вашингтоном, несмотря на определенную общность интересов, включая борьбу против радикального исламизма, инициативы по предупреждению распространения ядерного оружия, сотрудничество в области ядерных технологий и космоса. Усилия администрации Обамы по улучшению отношения пока что не вышли преимущественно за рамки непропорциональных уступок, касающихся американской программы противоракетной обороны и американских интересов в Восточной Европе и в странах-бывших республиках СССР. Если эта политика не изменится, она, вероятно, разожжет аппетит ловких российских геостратегов, готовых требовать и брать все больше и больше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.