Расчет ВР в ее сделке на 15,6 миллиарда долларов по обмену активами с «Роснефтью» понятен уже давно. Чтобы выжить, ведущие компании, носящие название «большая нефть», вынуждены формировать серьезные альянсы со своими государственными партнерами в нефтедобывающих странах, и западным государствам придется к этому привыкать. Но сегодня потрясение вызывает сама сумма такой брачной сделки: 5 процентов стоимости компании. Пример ВР показывает, что такие титаны как Chevron, ExxonMobil и Shell хорошо подумают, прежде чем влезать в подобный хомут, потому что стоит заключить пару-тройку таких соглашений, и структура держателей акций изменится коренным образом.

Политики в США и Великобритании ведут разговоры о возможном отвратительном геополитическом исходе превращения «Роснефти» в крупнейшего акционера компании ВР, которая четверть своей добычи по-прежнему получает в США. Член палаты представителей Эдвард Марки (Edward Markey) даже заговорил по-русски, назвав ВР «Bolshoi нефтью». Лидер британских лейбористов Эд Милибэнд (Ed Miliband) заявил, что ВР следует провести диверсификацию, отойдя от нефтяного бизнеса и отказавшись от увеличения инвестиций в органическое топливо. В дополнение к этому Кэтрин Белтон (Catherine Belton) из Financial Times пришла к выводу, что Россия сделала три ставки и выиграла по все трем. Она впервые получила долю в компании, входящей в элитный клуб «большой нефти». Она продемонстрировала, что тюремное заключение Михаила Ходорковского, чьи нефтяные активы сделали «Роснефть» столь богатой, не имеет никакого значения. А глава «Роснефти» и доверенное лицо премьер-министра Владимира Путина Игорь Сечин, которого имевшие с ним дело иностранцы рисуют весьма мрачными красками, одержал триумфальную победу и повысил свой престиж.

Есть ли у иностранных государств реальные основания для беспокойства, или это обычное рефлекторное неприятие, которое возникает всякий раз, когда заключаются нетрадиционные соглашения о правах собственности?

На бумаге сделка выглядит весьма привлекательно. ВР получает доступ к району в Карском море, который сопоставим с британскими месторождениями в Северном море. Как пишет на страницах Wall Street Journal Гай Чазан (Guy Chazan), «запасы нефти и газа в этом районе составляют потенциально 60 миллиардов баррелей (газ – в нефтяном эквиваленте)». ВР будет принадлежать третья часть компании, которая займется освоением этих запасов. Первоначальные сейсмические и буровые испытания обойдутся примерно в 2 миллиарда долларов.

Принадлежащая российскому олигарху компания ТНК, давно уже являющаяся партнером ВР, публично напомнила British Petroleum, что в рамках их партнерства она имеет право участвовать в любой сделке подобного рода на российской территории. Как сообщил мне высокопоставленный источник из ТНК, на вопрос об участии олигархов в сделке «Роснефти» большое влияние оказывают высокие затраты. Многомиллиардные издержки это мощный сдерживающий фактор. Возникает вопрос о том, не придется ли ВР в итоге взять на себя расходы «Роснефти». Такое часто бывало в других нефтяных сделках на постсоветском пространстве.

И вообще, насколько разумна эта сделка? Теперь голова ВР будет торчать гораздо выше на фоне всех ее конкурентов – она существенно прибавит к одной четверти от общего объема своей добычи, получаемой в России. В связи с этим главные стратегические активы ВР могут теперь оказаться в России, а не в Соединенных Штатах. Я спросил об этом Ника Батлера (Nick Butler), бывшего председателя ВР, работавшего старшим советником по стратегии у Джона Брауна (John Browne), когда тот возглавлял компанию. «Думаю, все это можно резюмировать лозунгом британских десантников: «Кто дерзает, то побеждает»», - ответил мне Батлер в письме по электронной почте.

Стефан Уэгстил (Stefan Wagstyl) из Financial Times отмечает, что ВР идет ва-банк в деле, где у нее есть конкурентное преимущество – знание и опыт в вопросах глубоководного бурения. «Выигрыш того стоит – в Арктике находятся последние огромные и неразведанные месторождения  углеводородов, - делает вывод Уэгстил. – Работа будет трудной и дорогостоящей, но будь ситуация иной, ВР была бы не нужна «Роснефти»».

Лайэм Деннинг (Liam Denning) из Wall Street Journal пишет, что риски высоки. «В конце концов, это же Россия». Вместе с тем, он отмечает, что «сделка эта подает мощный сигнал о том, что новый руководитель Боб Дадли (Bob Dudley) радикально перестраивает ВР».

Действительно, ВР идет на огромный риск. У нас уже есть примеры того, как Путин порой демонстрирует свою готовность и желание сотрудничать - как сейчас, когда он ощущает, что Россия экономически слаба. Но потом, когда страна окрепнет, он может пересмотреть уже заключенные коммерческие сделки. Однако ВР как компания и Дадли как ее руководитель оказались сегодня в таком положении, что им приходится идти на риск – иначе они утратят позиции крупного игрока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.