Четыре крупные страны с бурно развивающейся экономикой, известные под аббревиатурой BRIC (Бразилия, Россия, Индия, Китай), ныне именуют себя BRICS.

Последняя буква «S» означает Южную Африку (South Africa), формально присоединившуюся в четверке 24 декабря 2010 года. Вступление Южной Африки в состав этой важной организации бурно развивающихся мировых держав Азии, Латинской Америки и Европы означает включение в нее теперь и африканского континента. Президент ЮАР Джейкоб Зума (Jacob Zuma) надеется, что в апрельской встрече BRICS в Пекине он будет участвовать уже в качестве полноправного члена группы.

Это событие геополитического значения, и оно, несомненно, усилило расстройство в Вашингтоне. США уже в течение нескольких лет озабочены растущим экономическим и политическим влиянием стран BRIC. Так, в 2008 году, Совет национальной безопасности выпустил документ под названием «Мировые тенденции к 2025 году» ("Global Trends 2025") который предсказывает следующее: «Вся международная система, оформившаяся в теперешнем виде после Второй мировой войны, будет революционизирована. Новые политические игроки — Бразилия, Россия, Индия и Китай— не просто займут места в верхних строчках международной таблицы, но и определят новые ставки и новые правила игры».

Позднее в посвященном США выпуске американского издания консервативного британского еженедельника The Economist от 1 января этого года было отмечено, что «влияние Америки во всем мире пошло на спад в связи с финансовым кризисом и ростом влияния развивающихся стран».

США до сих пор сохраняют доминирующее положение мирового гегемона; однако в условиях быстро меняющейся мировой ситуации экономическое и политическое влияние Вашингтона снижается, хотя он и остается не имеющей себе равных военной сверхдержавой.

Америка страдает от низких темпов роста, сильной бюджетной задолженности, имперских замашек и фактического политического паралича - при том, что она тратит по своей прихоти триллионы долларов в год на войны, поддерживая военную машину Пентагона, и на разнообразные другие проекты, связанные с «национальной безопасностью».

Страны BRICS самим своим существованием, быстрым экономическим ростом и растущей независимостью от Вашингтона вносят свой вклад в трансформацию сегодняшнего однополярного мирового порядка, в котором главенствующая роль до сих пор принадлежит США, в многополярную систему, в которой различные страны и блоки будут разделять друг с другом международное лидерство. Это основная цель BRICS, хотя и следует признать, что до этой цели предстоит пройти длинный и нелегкий путь, поскольку те, кто рвется к власти, с большим трудом сдают свои позиции, пока они не начнут сами рушиться.

На этом пути, предстоящем в ближайшие десятилетия, важно отметить два события, способных изменить ход игры и сильно повлиять на мировую политику, а также на то, кому в будущем будет принадлежать лидирующая роль.

1. Разработка нефтяных месторождений скоро достигнет переломного момента, известного как пик добычи нефти, и начнет снижаться. Это означает, что будет выработано больше половины мировых нефтяных запасов, что неизбежно приведет к повышению цен на нефть и к тяжелому дефициту. При существующих мировых условиях это сильно обострит напряжения между странами-крупнейшими потребителями нефти и приведет к войнам за энергоресурсы.

Одна война за ресурсы уже была – вспомним необдуманное вторжение в Ирак при администрации Буша; ведь Ираку принадлежат четвертые в мире по величине запасы нефти и десятые по величине запасы природного газа. Кто станет следующей мишенью для Вашингтона, при том, что США, с их менее чем 5% мирового населения, потребляют почти 30% планетарных запасов сырой нефти — Иран? За американо-израильской завесой воплей об иранской агрессии и предполагаемых гнусных ядерных амбициях Ирана скрывается простой факт, что эта страна располагает третьими в мире по величине запасами нефти и вторые в мире  по величине запасы природного газа.

В 2009 году США с его 300 миллионами населения потребляли 18,7 миллионов баррелей  нефти в день, занимая первое место в мире по этому показателю. Вторыми были европейцы: Европейский Союз с его населением в 500 миллионов человек потреблял 13,7 миллионов баррелей нефти в день. Китай с населением 1,4 миллиарда человек занимал третье место, потребляя 8,2 миллиона баррелей нефти. В число стран BRICS, между прочим, входит и страна, владеющая крупнейшими в мире резервами природного газа, - Россия (занимающая также восьмое место по запасам нефти).

2. Равную, а может быть, даже большую опасность представляет вероятность катастрофического изменения климата в ближайшие десятилетия, первые эффекты которого мы уже ощутили как беспорядочное нарушение привычных погодных режимов. Ситуация осложняется еще и тем, что промышленно развитые страны в условиях неповоротливого американского лидерства едва ли сделали что-то, чтобы уменьшить потребление угля, нефти и природного газа, - полезных ископаемых, использование которых стало основной причиной изменения климата.

Другой связанный с климатом вопрос состоит в том, способна ли капиталистическая система предпринять шаги, необходимые для резкого сокращения зависимости от выбросов парникового газа. Эту претензию предъявляют к ней социалисты. В конечном счете, при будущем, намного лучшем мировом руководстве, необходимо будет принять серьезные меры; однако ущерб, нанесенный до того, как это будет сделано, возможно, придется исправлять столетиями, если не дольше. Вопрос улучшения мирового лидерства зависит в значительной степени от исхода противостояния однополярной и многополярной структуры мировой системы.

Возвращаясь к сегодняшним проблемам, отметим, что Вашингтон не только противостоит многополярности, за которую ратуют страны BRICS, но недоволен и некоторыми аспектами политических взглядов этих стран. Например, страны BRICS не разделяют американского антагонизма по отношению к Ирану, который на данном этапе остается мальчиком для битья у президента Обамы. Странам BRICS также недостает энтузиазма в отношении войн, которые ведет Америка в Центральной Азии и на Ближнем Востоке; кроме того, они поддерживают дружеские отношения с угнетаемыми палестинцами. Группа из пяти развивающихся наций склоняется к тому, чтобы заменить американский доллар в качестве мировой валюты совокупностью валют без однозначного предпочтения валюты какой-либо одной страны, как это происходит сегодня, когда  американская валюта занимает привилегированное положение; возможно, будет даже внедрено вненациональное мировое средство платежа.

Для столь небольшой группы – что, впрочем, символично для крупных тенденций в международных делах — страны BRICS в этом году набрали значительную силу: ныне им принадлежат пять из 15 мест в Совете Безопасности ООН. Правда, Бразилия занимает тут место временно, до конца 2011 года,  как и Индия и Южная Африка (до конца 2012 года); однако у Китая и России места постоянные.

BRICS как организация родилась довольно необычным образом. О существовании группы ее члены узнали далеко не первыми. Это событие произошло в 2001 году, когда некий экономист из инвестиционной компании Goldman Sachs создал аббревиатуру BRIC и объединил под этим названием четыре страны как область возможности выгодных инвестиций для клиентов компании, исходя из объема их валового внутреннего продукта и вероятности все более быстрого роста.

Ни Бразилия, ни Россия, ни Индия, ни Китай никак не участвовали в этом процессе; однако они отметили повышение своего статуса в качестве стран BRIC и признали, что, и правда, у них немало общего в плане перспектив, хотя существуют и значительные различия в типе правления и в экономических характеристиках.

Основное сходство заключалось в том, что для этих стран характерно бурное социальное развитие и экономический рост; что все они рассматривают однополярный мир под властью Вашингтона как временную ситуацию, случайно сложившуюся два десятка лет назад из-за распада Советского Союза и большей части социалистического мира. Все страны BRIC стремятся к более свободному, более справедливому порядку мирового лидерства, при котором свою роль могли бы играть и они, и другие страны.

По инициативе тогдашнего президента России Владимира Путина в 2006 году стали регулярными встречи стран BRIC на уровне министров, и за пару лет они действительно превратились в политическую организацию. Между ними существуют определенные различия и отмечается соперничество, как между Китаем и Индией (которая близка и с США) и в меньшей степени между Россией и Китаем; однако это соперничество не переходит известных границ. Бразилия и Южная Африка поддерживают дружественные отношения со всеми странами.

Все пять государств BRICS, три из которых владеют ядерным оружием, поддерживают в целом теплые отношения с США и стараются избегать антагонизмов с этой мировой сверхдержавой.

Несмотря на плодотворные рабочие связи между США и Россией, Москва справедливо воспринимает Вашингтон как скрытую угрозу, стремясь нейтрализовать, раз уже не может утвердить свое господство, своего оживающего в последнее время бывшего противника по холодной войне. Российское руководство, видимо, видит в США империалистическую державу, стратегическое значение которой падает, но, возможно, еще более опасную из-за затруднительного положения, в котором она оказалась.

 

Автор статьи – редактор издания Hudson Valley Activist Newsletter и бывший редактор американского еженедельника Guardian Newsweekly.

 

Продолжение следует.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.