Как мы уже обсуждали ранее, одним из вопросов, который предпочли замять в объявлении о сделки ВР с "Роснефтью", включающей обмен акциями, стал вопрос о том, получит ли российская государственная компания - а следовательно и Кремль - место в совете директоров ВР. Это важный вопрос, потому что тогда это будет прецедентный случай для такого сильного нефтяного государства как Россия, со своими собственными взглядами на то, что законно и что приемлемо, войти в состав формирующего политику компании органа в одном из наиболее стратегически важных и ключевых корпоративных институтов Запада. Поэтому я поинтересовался мнением Криса Уифера (Chris Weafer), главного стратега в московском банке Уралсиб. Вот его ответ.

Я уверен, что "Роснефть" получит место в совете директоров, но не сразу. На ВР обрушилась целая волна (ожидаемой) критики со стороны американских законодателей, а инвесторы продолжают оценивать все последствия сделки. Предполагаю, что обе стороны мудро решили не подливать масла в огонь и не поднимать пока вопрос о месте в совете директоров. Также весьма мудро не менять директоров до тех пор, пока суд по правам человека не вынесет решение по иску в 98 миллиардов долларов против России, поданному акционерами группы "Менатеп", которое ожидается этой весной. Если решение будет не в пользу России, на ВР обрушится еще один залп критики. Я думаю, они подождут, пока все успокоится, и я потом, я на 100% уверен, мы увидим директора от "Роснефти" в составе совета директоров ВР. Это долгосрочная игра и для ВР, и для "Роснефти", и им некуда спешить.

Но имейте в виду, что было особо оговорено, что совместное предприятие для разведки Арктики - это только первый шаг намеченного сотрудничества. У "Роснефти" есть амбиции - и их разделяет и правительство (насколько ж было проще, когда Путин был в Кремле, и нам было достаточно использовать слово "Кремль" вместо "правительства") - стать глобальным игроком на нефтяном рынке. Она не хочет быть просто крупной нефтедобывающей компанией как Aramco.

"Роснефть" хочет стать новой "сестрой", как Exxon, Chevron, BP, и т.д. Это значит должны быть глобальные проекты как в секторе разведки и добычи, так и в секторе переработки. И сюда очень хорошо ложатся связи с ВР. Действительно, очень долгосрочные амбиции, но "Роснефть" определенно захочет иметь представительство в совете директоров для дальнейшей реализации этих амбиций. Вопрос лишь в том, сколько придется ждать и кто будет этим предполагаемым членом совета. И нет никаких причин, почему бы этим человеком не стать Игорю Сечину. Но я буду весьма сильно удивлен, если первым директором от "Роснефти" будет г-н Сечин. Общеизвестный факт, что он избегает публичности, особенно в отношении одержимой темой ЮКОСа западной прессы, и он может легко добиться всего, что нужно, при помощи доверенного лица.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.