Чтение американской, в особенности вашингтонской прессы на этой неделе во время визита Ху Цзиньтао оказалось весьма ценным в интеллектуальном плане занятием. Вашингтон посещают с визитами в основном два типа лидеров. Первый - это руководители, делающие все, что мы им скажем (Дэвид Кэмерон, Николя Саркози, Ангела Меркель и т.д.). С такими людьми мы весело и живо общаемся, и порой обращаемся к ним с насмешливо гипертрофированным почтением, как будто это дети, которые хорошо себя вели на скучном семейном торжестве. Второй - лидеры стран, которые не делают то, что мы им говорим – и с ними мы обращаемся если не грубо, то официально и бесцеремонно. Лидеры недружественных государств часто пользуются неблагожелательным вниманием наших СМИ, забывающих о главных принципах журналистики. В эти моменты мы можем наблюдать настоящий спектакль фарса, с которым выступают одни из самых раболепных и самодовольных средств массовой информации в истории, обращающиеся с иностранцем так, как с американским президентом никто и никогда за целую тысячу лет не обращался и не стал бы обращаться.

Но поскольку Китай все более очевидно обретает роль мирового лидера, и в силу того неприятного обстоятельства, что Соединенные Штаты  должны ему триллионы долларов, Ху Цзиньтао  это не какой-то там очередной иностранный руководитель, с которым можно обращаться по заведенному сценарию. Даже самый малограмотный балбес понимает, что в экономическом плане Китай быстро вытесняет с позиций лидера Соединенные Штаты. Конечно, во время визита выступал этот надоевший, привыкший к пресным и скучным клише хор СМИ, вещавший о «правах человека» и «демократии». Но в качестве противовеса чаще и больше, чем обычно, произносились оптимистичные, но не менее скучные и пресные декларации о «партнерстве» и «сотрудничестве», и даже звучали нотки откровенного попрошайничества, кульминацией которого стало подписание коммерческих соглашений на сумму примерно 45 миллиардов долларов.

Играя в этом представлении отведенную ей роль, консервативная пресса для начала нагадила себе в штаны, затем начала что-то бессвязно бормотать, а после этого занялась интеллектуальным обливанием помоями. Фонд «Наследие», который честному человеку сегодня все труднее отличить от консервативного мозгового треста, каким его представлял себе таблоид The Onion, наиболее интересно и любопытно отреагировал на визит Ху Цзиньтао. Что он сделал? Он провозгласил эту неделю «неделей дракона» (да, именно так и назвал), а затем разродился аналитическим сериалом из четырех частей о китайской угрозе. Что же выяснили авторы мозгового штурма из «Наследия»? Что китайцы запускают в космос спутники! И строят самолеты! А еще корабли! Более того, у них еще есть компьютеры, и они даже умеют на них работать!

На уходящей неделе ярко проявили себя два момента, типичные для моих соотечественников, которые постоянно меня изумляют (конечно, в определенной степени это обычные человеческие слабости, характерные не только для американцев). Первый, это наша полная неспособность смотреть на свои действия объективно. Громко стеная по поводу китайского «бряцания оружием» и «агрессивности», мы, очевидно, не понимаем, насколько глупо выглядим в глазах всего мира, поскольку сами в настоящее время  осуществляем масштабную оккупацию двух стран и проводим глобальную антитеррористическую кампанию, одновременно читая всем нотации об опасностях милитаризма. Можно высказать целый ряд точных и проницательных критических замечаний в адрес китайского режима, но авантюризм во внешней политике окажется в самом конце такого списка, поскольку Китай не осуществляет военное вмешательство за пределами своих границ. Второй поражающий меня момент это какая-то сверхъестественная способность американцев вырывать частные детали из общей картины. Китай это настоящий мастодонт, экономика которого растет на 10 с лишним  процентов ежегодно. Благодаря этому он будет увеличивать расходы буквально во всех отраслях своей экономики. Имея такие темпы роста, можно пошвыряться деньгами. Однако многие американцы притворяются, что их шокирует, просто шокирует то, что Пекин увеличивает ассигнования на свои вооруженные силы, на свою электроэнергетическую систему, на сталелитейную промышленность и на другие зловещие и опасные вещи. Я просто не понимаю, в чем смысл таких стенаний по поводу увеличения в Китае военных расходов и мощной государственной поддержки научных исследований. А чего еще следовало ждать? Что они начнут посылать в США пачки денег с записками «Нам они не нужны, может, вам, ребята, понадобятся»?

Я считаю, что американцы с таким раздражением и неприятием говорят о Китае по одной простой причине: из-за почти полного отсутствия чувства уважения. Мы на протяжении многих лет громко читали им лекции, заставляя и требуя безотлагательно и немедленно делать то одно, то другое, то третье; а они на протяжении стольких же лет более или менее вежливо, но целиком и полностью нас игнорировали. Что же приготовила им судьба? Близкий апокалипсис, который мы предсказали им на тот случай, если китайцы не прислушаются к нашим мудрым экономическим и политическим советам? Нет никакого апокалипсиса, а есть, пожалуй, самый драматичный период мощного экономического роста в мировой истории. Есть экономическая революция, настолько мощная и глубокая, что она до основания меняет контуры международной системы. Развитие Китая оказалось таким стремительным и сильным, что страна эта стала образцом для граждан развивающихся стран, причем образцом настолько ярким, что он затмевает ту «демократию», которой торгуют вразнос США и их союзники.

Наиболее умные пропагандисты и борзописцы в США понимают, что их непрекращающиеся пророчества о приближающемся китайском крахе выглядят сегодня уже не просто глупо. Но вместо того, чтобы  подготовить свою аудиторию к неизбежному упадку Америки, которая окажется позади Китая, они с удвоенной энергией читают свои нравоучения и бичуют вероломных китайцев. Хорошо известный и часто высмеиваемый консервативный публицист Джона Голдберг (Jonah Goldberg) даже написал колонку, в которой утверждает: «Да, американская финансовая и банковская система криминальна и отравлена мошенничеством…но у китайцев она, наверное, такая же, но только еще хуже». В среду утром некоторые американские конгрессмены даже провели официальные слушания. Эти августейшие конгрессмены пригласили третьесортного неоконсерватора Гордона Чанга (Gordon Chang), написавшего в 2001 году книгу «The Coming Collapse of China» (Близящийся крах Китая), в которой он категорически заявил, что Китай развалится на части из-за системного финансового шока…в 2006 году. Представив себе, как десяток американских конгрессменов сидит в своих креслах и напряженно выслушивает противоречащие всякой логике и ни на чем не основанные бредни такого халтурщика как Гордон Чанг, поневоле понимаешь, насколько глубоко прогнила в интеллектуальном плане американская элита. Наверняка какой-нибудь историк из будущего оценит глубокую иронию, заключающуюся в том, что Гордон Чанг, почти ничего не знающий о Китае, пытается читать другим лекции об этой стране.

Визит Ху Цзиньтао  лучше всех остальных событий последнего времени высветил тот психоз, который является  характерной чертой упадочной нации. В основе своей американцы хотят и рыбку съесть, и на елку влезть: нам нужно, чтобы китайцы помогали Америке выполнять все эти идиотские задачи, которые она сама себе поставила (не дать Ирану стать ядерной державой, добиться мира на Ближнем Востоке, укротить Афганистан), но при этом не казались грозными и опасными, и не показывали, что у них есть свои собственные четкие национальные интересы, существенно отличающиеся от наших. Мы также хотим попользоваться усиливающейся экономической мощью Китая к собственной выгоде, продавая ему самолеты (компания Boeing во время визита Ху Цзиньтао  заключила с КНР крупную сделку). Но одновременно мы требуем, чтобы Китай не был столь чертовски эффективным, и чтобы он не крал остатки нашей тяжелой промышленности. Однако политика в своей основе это искусство компромисса, искусство правильного распределения приоритетов. Мы сей факт забыли, но китайцы это хорошо помнят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.