Я восемь лет работала с одним из российских шпионов, арестованных в США прошлым летом, и ни о чем не догадывалась - притом, что я специализируюсь на журналистских расследованиях.

Я встретилась с Вики Пелаес (Vicky Peláez) в 2002 году, когда, если верить ФБР, она уже работала на Российскую Федерацию. Она иммигрировала в США из Перу со своим мужем в середине 1980-х и устроилась работать в El Diario La Prensa, крупнейшую испаноязычную газету в Нью-Йорке. Там мы и познакомились, после того как я стала работать в El Diario репортером. Вики была обозревателем и славилась своими антиамериканскими взглядами и симпатиями к латиноамериканским радикальным движениям. Кое-кто из коллег даже называл ее с Талибаном.

Однако, если дело не касалось политических проблем, она вела себя как типичная мама из нью-йоркского пригорода. Ей было около пятидесяти. Когда она не говорила о политике, мы беседовали о двух ее сыновьях, один из которых был классическим пианистом, о ее двух шнауцерах, о том, как дорого жить в Нью-Йорке, и о том, как сбросить вес. Она прекрасно готовила и любила делать севиче.

Однако, как утверждает ФБР, она совсем не была обычной мамой. По словам контрразведчиков, она была законспирированным российским агентом и больше десяти лет вела двойную жизнь, пытаясь проникнуть в американские политические круги. Они обвиняют ее в том, что она получала сумки с деньгами от российских представителей в Латинской Америке, писала шпионские материалы невидимыми чернилами и получала в своем доме в Йонкерсе радиосообщения из России.

Однако мне непонятно, какую секретную информацию могла собирать Вики, которую я знала. Она печатала двумя пальцами, говорила только по-испански, плохо понимала английский и, по-видимому, практически не разбиралась в компьютерах. Что же касается политических кругов, то ее привечали только в кубинских и венесуэльских. Ее радикальные взгляды обычно, скорее, отпугивали от нее людей, чем их притягивали.

В отличие от прочих арестованных шпионов, таких как рыжая любимица таблоидов Анна Чапман, она, как мне кажется, не вела роскошную жизнь. Она жила в уютном доме в пригороде и водила черный Volkswagen Beetle, но всегда приносила завтрак с собой из дома в коробочке, а после работы ее светская жизнь, по-видимому, ограничивалась посещением уроков рисования и концертов ее сына.

Последний раз я видела Вики 17 июня, незадолго до того, как ее арестовали вместе с 10 другими шпионами, одним из которых был ее муж. Мы знали его как Хуана Ласаро (Juan Lázaro) из Уругвая, но он оказался российским гражданином.

Я переезжала в Лондон и некоторые из коллег решили на прощание со мной выпить. Мы сидели в одном из нью-йоркских пабов и Вики, за сушеными кальмарами и сырными палочками, говорила, как она хочет пойти в караоке.

Когда 29 июня я узнала, что ее арестовали, я была потрясена и сбита с толку. Я думала о том, записывало ли ФБР наш последний разговор. Как Вики, не будучи русской, связалась с российской шпионской сетью? И что она все эти годы о нас думала?

Через десять дней я прочла, что они с мужем признали себя виновными в нелегальной работе на иностранное государство и были депортированы в Россию в рамках крупнейшего со времен холодной войны обмена шпионами между двумя странами.

Услышав эту новость, некоторые плакали. Некоторых рассмешила сама идея. Враги Вики ликовали. Что касается меня, мне было просто грустно. Я чувствовала сердцем, что многое в ней было настоящим. Я думала, о Вики - любящей матери, обожавшей своих сыновей и вынужденной с ними расстаться. Я также думала о Вики – перуанке, всегда тосковавшей о солнце своего родного Куско.

В России агенты встретились с президентом Медведевым и премьер-министром Путиным, который спел с ними несколько советских патриотических песен. Я слышала, что российское правительство предложило Вики пожизненную пенсию в размере 2000 долларов в месяц, но она не проявила интереса. Меня это не удивило. Я могу себе представить, что она наслаждалась возможностью внести вклад в историю, но вообразить мою Вики живущей в холодной России невозможно.

В 1898 году французский романист Эмиль Золя напечатал свое знаменитое открытое письмо «Я обвиняю» в защиту армейского капитана Альфреда Дрейфуса, несправедливо осужденного за выдачу военных секретов Германии. В 1953 году Юлиус и Этель Розенберг стали первыми американскими гражданскими лицами в истории США, казненными за шпионаж, после того, как суд признал их виновными в работе на Советский Союз. Главный герой получившего премию «Оскар» фильма 2006 года «Жизнь других» («The Lives of Others») - агент «Штази» из Восточного Берлина.

Ева Санчис – бывший редактор отдела городских новостей El Diario La Prensa.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.