Взрыв, произошедший 24 января в московском международном аэропорту Домодедово, унес жизни 35 человек. 160 с лишним человек получили ранения. Теракт произошел примерно в 16 часов 40 минут пополудни, когда пассажиры с нескольких международных рейсов покидали аэропорт, пройдя паспортный контроль и таможню. Террорист (или террористы, потому что  пока существуют противоречивые версии, говорящие о том, что в теракте участвовал либо один мужчина, либо мужчина и женщина) вошел в международный зал прилета, являющийся частью здания аэропорта за пределами зоны безопасности и постоянно переполненный встречающими пассажиров родственниками, таксистами и водителями служебных автомобилей.

Оказавшись в толпе встречающих и прибывших пассажиров, смертник привел (или привела, если это была женщина) в действие самодельное взрывное устройство, которое он (она) пронес в аэропорт. Правда, пока не ясно, сам он привел его в действие, использовав хорошо всем известную тактику террористов-смертников, или это было взрывное устройство с дистанционным управлением, которое подорвал другой человек. Скорее всего, теракт организовали и осуществили боевики-исламисты из северокавказского региона России, которые давно уже проводят террористические нападения в стране. Среди них теракт 24 августа 2004 года, когда террористки-смертницы подорвали два российских авиалайнера.

Взрыв в Домодедове стал шокирующей иллюстрацией нескольких тенденций, которые мы отмечаем на протяжении многих лет. Среди них сложность предотвращения терактов против уязвимых целей, изобретательность боевиков в поиске таких целей и их зацикленность на объектах, имеющих отношение к авиации.

Уязвимые цели

По определению уязвимые цели это такие цели, которые слабо защищены от удара из-за отсутствия надлежащей охраны и мер безопасности. Надлежащей охраны и мер безопасности может не быть по ряду причин, включая пренебрежение к угрозам и отсутствие квалифицированного персонала, обеспечивающего безопасность. Но чаще всего уязвимые цели оказываются уязвимыми, потому что таких целей огромное множество, и защитить их все просто невозможно. Даже тоталитарные полицейские государства, и те не в состоянии защитить все в полном объеме; поэтому вполне понятно, что более либеральные демократические страны не обладают возможностями для обеспечения гарантированной безопасности каждой потенциальной мишени.

Более того,  граждане стран, где ценится личная свобода, считают чрезмерно назойливыми некоторые меры по обеспечению полной безопасности уязвимых целей, а финансовые расходы, связанные с обеспечением таких мер, им кажутся излишними. Есть старая азбучная истина по поводу безопасности, которая гласит: «Если ты будешь постоянно пытаться защитить все, ты не защитишь ничего». В связи с этим высшие должностные лица должны использовать разведывательные сведения, получаемые от организаций боевиков, а также такие методы как оценка и управление рисками, что поможет им решить, как оптимально распределить ограниченные ресурсы в сфере безопасности. Это поможет защитить объекты, которые государство считает наиболее уязвимыми и ценными, но в то же время, некоторые объекты окажутся незащищенными или слабозащищенными. Такие объекты и становятся уязвимыми целями.

Хотя большинство боевиков предпочитает наносить удары по традиционным, хорошо известным целям, таким как посольства и правительственные здания, после событий 11 сентября совершать нападения на такие объекты стало намного труднее. В то же время, в силу того, что Соединенные Штаты  Америки и их союзники неотступно преследуют агентов терроризма, возможности и масштабы деятельности таких группировок как «Аль-Каида» серьезно сократились. Сегодня главная угроза Западу исходит в основном от боевиков низового звена и джихадистов-наемников, а не от центра «Аль-Каиды». По этой причине размах угрозы расширился, но одновременно она стала более мелкой, потому что рядовые боевики обладают меньшими возможностями, чем кадры террористов из главного звена «Аль-Каиды», и не в состоянии осуществлять эффектные теракты стратегического масштаба.

Поскольку уровень безопасности защищенных целей повысился, а возможности боевиков уменьшились, их главари делают сегодня упор на более уязвимые цели, против которых легче осуществлять нападения. В результате в планах боевиков на смену посольствам и прочим хорошо защищенным объектам пришли другие цели, такие как отели.

В целом, боевики предпочитают наносить удары по уязвимым местам с большим скоплением народа, которые являются знаковыми, узнаваемыми во всем мире, и привлекают максимум внимания мировых СМИ. Среди примеров прошлого Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, отель «Тадж Махал» в Мумбаи, лондонское метро. Боевики надеются на то, что если цель удовлетворяет данным критериям, «разносчики страха», такие как средства массовой информации, помогут им произвести психологический эффект, выходящий за рамки непосредственного объекта нападения. Этот процесс мы иногда называем «нанесением опосредованных потерь». Оптимальный сценарий для нападающих состоит в том, что психологический эффект создаст неблагоприятные экономические последствия для страны, выбранной в качестве объекта нападения.

В отличие от хорошо защищенных объектов, для уничтожения которых террористам часто приходится использовать большие группы боевиков, разрабатывать сложные планы нападения и готовить мощные взрывные устройства для прорыва обороны, уязвимые цели дают организаторам терактов преимущества, заключающиеся в том, что атаку может осуществить один боевик или небольшая группа, применяющая простой план. Ярким примером тому является неудавшаяся попытка теракта на Таймс-сквер в Нью-Йорке 1 мая 2010 года, взрывы в лондонском метро 7 июля 2005 года и теракт в аэропорту Домодедово 24 января. Такие атаки относительно дешевы, их легко осуществлять, и они дают значительный пропагандистский эффект при очень небольших затратах.

Перенос огня


В России боевики с Северного Кавказа давно уже совершают нападения на уязвимые цели, такие как автобусы, поезда, метро в Москве, отели, больницы, театры, рок-концерты, торговые центры, жилые дома, школы, а теперь еще и на незащищенную часть аэропорта Домодедово.

Если говорить о Домодедове, то два прошлых теракта, связанные с этим объектом, наглядно иллюстрируют процесс переноса усилий боевиков на более уязвимые цели в ответ на совершенствование мер безопасности. В августе 2004 года чеченским боевикам удалось воспользоваться недостатками в системе безопасности на внутренних рейсах в Домодедове. Они тайком пронесли на борт двух самолетов взрывные устройства, взорвав машины с пассажирами в воздухе. В ответ на теракты меры безопасности в аэропорту были усилены. Теракт в Домодедове 24 января подтвердил эффективность этих действий. Очевидно, боевики посчитали, что смертникам больше не удастся пронести взрывные устройства на борт. Однако они скорректировали огонь, и на сей раз решили ударить по другому уязвимому месту – залу прилета, который находится в центре защищенного аэропорта.

С точки зрения тактики, теракт в Домодедове стал вполне логичным ответом на усиление мер безопасности, направленных на недопущение проноса взрывчатки в самолет. Что важно, это нападение также продемонстрировало, что планирующие теракты боевики намерены и дальше наносить удары по объектам, имеющим отношение к авиации. Эту навязчивую идею боевиков мы обсуждаем уже довольно давно. Одна из причин такого маниакального стремления – воздействие авиационных происшествий в виде терактов на «разносчиков страха». Это можно было увидеть в международной реакции на теракты в Домодедове. Она была намного мощнее и масштабнее, чем реакция на два взрыва в московском метро в марте 2010 года. Жертв в метро было больше, но они не произвели такого эффекта на мировые СМИ, как теракт в аэропорту. Вполне возможно, реакцию средств массовой информации на недавнее нападение в Домодедове усилил и тот факт, что среди погибших было несколько  иностранцев.

Такая разница в международной реакции имеет большое значение, и боевики при планировании своих будущих атак обязательно возьмут это себе на заметку. По всей вероятности, они еще больше зациклятся на авиационных объектах и на уязвимых целях, таких как залы прилета, которые находятся в самом центре хорошо защищенных аэропортовых объектов. Но следует отметить, что эта тактика не отличается особой новизной: боевики давно уже выбирают в качестве мишеней незащищенные территории за пределами зон безопасности в аэропортах. В декабре 1985 года террористы из организации Абу Нидаля совершили нападения на стойки регистрации в Риме и Вене. В июле 2002 года вооруженный человек обстрелял стойку регистрации авиакомпании El Al в международном аэропорту Лос-Анджелеса. В июне 2007 года доморощенный боевик осуществил неудачную попытку взорвать начиненный взрывчаткой автомобиль возле главного входа в международный аэропорт Глазго, Шотландия.

После теракта в Домодедове меры безопасности в залах прилета российских аэропортов были усилены. Такие же меры были приняты и в других местах, чтобы пассажиры чувствовали себя в большей безопасности. Однако это дорогостоящие мероприятия, и в них задействуется персонал, призванный обеспечивать безопасность в других местах. Поэтому, скорее всего, данные меры окажутся недолговечными; пройдет несколько месяцев, и аэропорты вернутся к своему «обычному» состоянию. Далее, даже когда усиливают меры охраны в таких местах как залы прилета, сам характер аэропортов определяет то обстоятельство, что за пределами колец безопасности всегда будут участки скопления людей – места встречи приезжающих, очереди на регистрацию и проверку и так далее. Угрозу можно вывести за пределы здания аэропорта, но полностью устранить ее невозможно. Поэтому всегда будут уязвимые участки, которые нельзя защитить с использованием традиционных мер обеспечения безопасности. Но там, где применяются нетрадиционные меры, такие как профилактическая разведка и контрнаблюдение, такого рода уязвимые участки можно будет защитить намного эффективнее, чем объекты, использующие лишь меры физической безопасности.

Вывод для пассажиров и руководителей служб безопасности заключается в  том, что попытки нападений на авиационные объекты будут продолжаться, и такие места, как стойки регистрации и залы прилета останутся уязвимыми мишенями. Сохраняющаяся низкоуровневая угроза для этих объектов не означает конец света, но она должна заставить пассажиров предпринимать простые меры, помогающие свести к минимуму время пребывания на незащищенных участках аэропортов. И как всегда, пассажиры должны в определенной степени сохранять бдительность, чтобы заранее увидеть приближающуюся опасность и принять меры для ее предотвращения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.