Москва — Перефразируя Толстого, скажу: все богатые страны приходят к демократии легко, но все охваченные кризисом страны угнетают свои народы по-своему.


Легко быть либералом, когда у тебя все хорошо, но когда наступает кризис, то естественной реакцией государства является закручивание гаек. Экономический и финансовый кризис нанес сильный удар почти по всем странам Центральной и Восточной Европы, и правительства во многих из этих стран повели себя ненадлежащим образом. Во всем регионе в 2010 году случился заметнейший отход от демократии.

В декабре организация Freedom House опубликовала свой ежегодный отчет о положении со свободой в мире и выразила обеспокоенность в связи с ухудшением ситуации с соблюдением прав человека во всем регионе. Утверждается, что положение ухудшилось в двадцати пяти странах.

В декабре в Белоруссии прошли волнения, последовавшие за сфальсифицированными (это очевидно) президентскими выборами, в результате которых получил очередной президентский срок правитель страны Александр Лукашенко. Более двадцати демонстрантов попали в заключение за экстремизм, многие лидеры оппозиции сгинули в тюрьмах КГБ. А те из них, кто не оказался под арестом, бежали из страны, обосновались в Польше и теперь путешествуют по Европе, призывая запретить главным руководителям белорусского государства въезд на континент, а также ввести против них иные санкции.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (Viktor Orban) вызвал волну протестов, когда ввел новый закон о СМИ, ограничивающий свободу прессы, — странам-членам ЕС такие дела не подобают (и не дозволяются). Кроме того, он забрал средства из государственных пенсионных фондов, чтобы заткнуть дыры в пребывающем не в лучшем виде бюджете страны, а также бросил вызов независимости Центрального банка страны: и то и другое с точки зрения философии свободного рынка — преступление.

«Чем больше слабеет экономика, тем большую роль играют политики, — заявил, общаясь за обедом с журналистами в январе, генеральный директор банковской группы Erste Андреас Трейхл (Andreas Treichl). На несколько более оптимистичной ноте он добавил: — Но что бы ни происходило в Эстонии или в Венгрии, это не изменит пути [слияния с Евросоюзом], по которому они идут».

«Путинизация» Украины идет полным ходом: президент Виктор Янукович, избранный в феврале прошлого года, все крепче держится за власть, отменяет свободу самовыражения и преследует экс-премьера и оппозиционного лидера Юлию Тимошенко. В наказание за это Freedom House объявила Украину не «свободной» страной, как ранее, а «частично свободной».

А «добрый диктатор» из Средней Азии, президент Нурсултан Назарбаев вяло попротестовал, когда казахстанский парламент своим решением отменил президентские выборы 2012 года и по сути дела продлил срок его полномочий до 2020 года. Европа и США похмыкали, но у Казахстана столько нефти, что какие-либо дальнейшие действия маловероятны.

Кремль сделал несколько робких шагов в направлении политического плюрализма, позволив группам оппозиционеров провести митинги в центре Москвы в октябре, но под конец года, в канун новогодних праздников, посадил в тюрьму оппозиционного лидера Бориса Немцова (правда, всего на пятнадцать суток). Гораздо больше вреда принес вынесенный 27 декабря уже сидящему в тюрьме магнату Михаилу Ходорковскому жестокий приговор — 13,5 лет тюрьмы. Комментаторы ожидали, что приговор будет мягче — от шести до восьми лет, тем более, что обвинение явно сфабриковано. Возмутились по поводу вынесения приговора все.

Самые яркие театральные эффекты в этом году будут в России, потому что в декабре там должны пройти важнейшие парламентские выборы. Большинство комментаторов сосредотачивают свое внимание на возможном возвращении Владимира Путина к власти в качестве президента в 2012 году, но парламентские выборы гораздо важнее. Наша редакция полагает, что Путин хочет оставаться у руля правительства, где он имеет возможность управлять экономикой, а Медведева оставит президентом, чтобы он продолжал заниматься строительством институтов. Однако, чтобы выровнять баланс сил между занимающими эти две должности, Путин должен обеспечить правящей партии «Единая Россия» конституционное большинство (66%); в этом случае, пусть даже у президента остается возможность уволить премьер-министра, премьер-министр сможет изменить конституцию таким образом, чтобы в России установилась парламентская демократия. Конечно, никто не сомневается, что на выборах в этом году «Единая Россия» получит большинство голосов, но для получения конституционного большинства Кремлю придется обеспечить ей на несколько процентных пунктов больше голосов, чем на прошлых выборах. Будут приложены все возможные усилия, чтобы прийти к этому «магическому числу», так сказать, честным путем (на этот раз; впрочем, есть основания быть уверенным и в том, что Кремль добьется этого вне зависимости от мнения избирателей).

В Молдавии же продолжается конституционный кризис. 15 января парламент одобрил новый, прозападный состав правительства с программой интеграции в европейские институты как основной целью. Однако проголосовали «за» лишь 59 депутатов парламента от коалиции «Альянса за европейскую интеграцию», победившего на выборах в ноябре коммунистов, тогда как сами коммунисты от участия в голосовании отказались. Это предвещает недоброе для основной задачи нового парламента — избрать наконец президента и положить конец патовой ситуации в политике, не дающей продолжать реформы. Президент избирается парламентом, и для этого нужен по крайней мере 61 голос из 101 — в отличие от одобрения состава правительства. А выдвигаемого Альянсом кандидата в президенты коммунисты в 2009 году отвергали уже дважды.

Во всем регионе Freedom House обнаружила лишь одну страну, положение которой улучшилось; это Киргизия, получившая несколько лишних баллов за проведение относительно свободных выборов после свержения коррумпированного президента в 2010 году. Однако новый режим отличается слабостью, в стране сохраняется нестабильность.

В целом страны переходного периода получили довольно плохие отметки, а ведь именно они должны сыграть большую роль в мировом росте в ближайшие несколько лет.
 
Назад в будущее

Распространение отхода от демократии не ограничивается регионом Центральной и Восточной Европы, этот феномен наблюдается во всем мире. В своем обзоре 194 стран и 14 территорий Freedom House назвала Венесуэлу, Египет, Иран, Китай и Россию среди самых злостных нарушителей (обратим внимание: «колы» получили две страны группы БРИК!), тогда как количество стран мира с демократической избирательной системой сократилось до 115, это самый низкий показатель за весь период с 1995 года (максимальное их число было достигнуто в 2005 году — 123 страны).

«Самые сильные авторитарные режимы мира действовали в 2010 году с повышенной наглостью», — отмечают авторы отчета, подчеркивая давление, оказанное Китаем на не поехавшего получать Нобелевскую премию сидящего в тюрьме лауреата и борца за демократию Лю Сяобо, а также на вынесение приговора Ходорковскому.

Почему же все стало хуже? Происходящее показывает, насколько хрупки в большинстве своем молодые демократические страны и насколько их движение к более либеральной, демократической системе привязано к экономическому прогрессу.

При кризисе государство оказывается под громадным давлением, так как во всех бедах обвиняют именно его. Так было и на Западе, когда в прошлом году беспорядки охватили Европу, но благодаря силе более зрелых демократических стран худшее, что может случиться с западным политиком — это лишиться работы, в чем, видимо, предстоит убедиться в марте ирландскому премьеру Брайену Коуэну (Brian Cowen).

В менее стабильных странах к востоку оттуда народные волнение представляют гораздо большую опасность и легко перерастают в перевороты и «цветные революции», как это было в Киргизии в прошлом году и в Тунисе — в этом. Как указывает в своей книге «J-образная кривая» основатель Eurasia Group Иэн Бреммер (Ian Bremmer), авторитарные правительства, когда наступают трудные времена, рефлекторно закручивают гайки, что создает дополнительную стабильность, а та, в свою очередь, позволяет быстрее восстановить экономику, чем это происходит в неуправляемых открытых демократических системах. Политика консенсуса неплохо помогает в хорошие времена, но при кризисе она не годится, потому что ведет к волнениям, а авторитаризм мешает росту, зато позволяет действовать решительно при возникновении проблем. Если смотреть с этой точки зрения, то проблемы Будапешта должны вызывать у прочих стран ЕС гораздо менее серьезное беспокойство, чем проблемы Минска.

Но, конечно, угнетать народ, который и так страдает от большого экономического потрясения, — это бесполезно, если только после этого государство не проведет реформы и не предотвратит этим очередного кризиса.

Почти одновременно с публикацией отчета Freedom House консервативный американский фонд «Наследие» опубликовал и свой ежегодный рейтинг экономической свободы. Во главе и в хвосте списка ничего не поменялось: Гонконг занял первое место в семнадцатый раз подряд, Северная Корея опять заняла последнее. Из 183 участвовавших в рейтинге стран Россия заняла в этот раз 143-е, поднявшись по сравнении с предыдущим годом на три позиции, потому что там немного улучшилась ситуация с фискальной политикой, денежной свободой, коррупцией и трудовыми отношениями, впрочем, свобода там все равно, как сообщается, «очень сильно ограничена». Среди многочисленных проблем называется «буйная» коррупция, а антикоррупционная программа президента Дмитрия Медведева никаких результатов не принесла. Общая оценка успеваемости России — 50,5 баллов (среднее значение по миру — 59,7 балла, по Центральной и Восточной Европе — 66,8 балла).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.