Как и ожидалось, беспорядки на Ближнем Востоке стали центральной темой повестки дня Мюнхенской конференции по безопасности на прошлой неделе - заслонив собой даже масштабные подвижки в российско-американских отношениях.

Кризис в Египте омрачил 47 Мюнхенскую конференцию по безопасности, где мировые лидеры и ведущие дипломаты собрались, чтобы обсудить, среди прочего, финансовый кризис и растущие угрозы из киберпространства. В то время как ближневосточный кризис грозит дестабилизировать весь регион, для участников конференции было невозможным проигнорировать его.

Стратегическое положение Египта в Средиземноморье, контроль над Суэцким каналом и соседство с Израилем делают его ключевым партнером для США и Европы. Поэтому в Мюнхене международное сообщество выступало с осторожными комментариями по поводу кризиса. Канцлер ФРГ Ангела Меркель сравнила ситуацию в Египте с обстановкой в Восточной Германии перед падением Берлинской стены. "В Египте будут перемены. Естественно, нужно сделать все, чтобы они прошли мирно", - заявила Меркель. В то же самое время она выразила сочувствие: "Кем были бы мы если бы не сказали, что мы стоим плечом к плечу с этими людьми?"

Аналогичным образом госсекретарь США Хиллари Клинтон добавила, что если прошедшие события что-то и доказали, так это то, что лидеры, которые подавляют свой народ, в результате получают только нестабильность. Она подчеркнула, что вопрос с "идеальным штормом" на Ближнем Востоке - это не только вопрос идеологии, но и дело стратегической важности.

История в движении

Вместе Клинтон и Меркель очертили обеспокоенный и опасливый подход Запада: словесная поддержка требований демонстрантов большей демократии и свободы, и в то же время предупреждение против слишком быстрого перехода. Такой переход, сказала Клинтон, может легко "скатиться к другому авторитарному режиму", и поэтому сработает лишь если будет осознанным, обдуманным и прозрачным.

Со стратегической точки зрения, дискуссия по Египту показала израильскую озабоченность по поводу региона в целом. Узи Арад, израильский советник по национальной безопасности, подчеркнул, что нужно избежать трех вещей: во-первых, подъема радикального ислама, олицетворяемого, среди прочих, "Братьями-мусульманами"; во-вторых, подъема антидемократических сил; и в-третьих, прихода к власти группировок, не стремящихся к миру. Другие участники конференции, однако, напомнили ему, что мотивация демонстрантов была не столько национальной или политической, сколько экономической. Это было молодое поколение, политически маргинальное, которое теперь потребовало работы и свободы.

Однако "Братья-мусульмане", в конечном итоге, начали откликаться и реагировать на протесты и теперь пытаются влиять на события в Египте. И что более важно, молодых людей легко убедить простыми решениями. Нищета и безработица могут направить отчаявшихся людей прямо в руки политической, или что еще хуже, экстремистски-религиозной идеологии. Министр иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле предупредил: "Мы не хотим, чтобы экстремисты, с их идеями нетерпимости, использовали этот удобный момент для предложения радикальных идей".

Фрэнк Уиснер, спецпредставитель США по Египту, был более конкретен, чем Клинтон, озвучив, что Мубарак сейчас должен оставаться на своем посту. Он выразил свое собственное (а не администрации Белого дома) мнение, участвуя в конференции по видеосвязи, заявив: "Наша цель - упорядоченный переход, и тут все в руках Египта, прежде всего в руках Мубарака". Он напомнил своим слушателям, что в отличие от Туниса, где правительство пало, в Египте по-прежнему есть правительство, пользующееся определенным авторитетом как минимум у части населения, а также имеется слаженная военная сила. Но каков бы ни был итог, ясно одно: как заявил Херман ван Ромпей, председатель Европейского Совета, история пришла в движение, и делается эта история прямо у порога Европы.

После Мюнхенской конференции по безопасности Фолькер Пертес, директор Немецкого института по международным делам и вопросам безопасности, заявил ISN Insights: "В общем и целом, конференция по безопасности лишь обсудила события в Египте в очень осторожной манере. Все согласились с идеей упорядоченного перехода, но не было на этой конференции принято никаких ясных решений". Действительно, конференция по безопасности хорошо известна тем, что редко достигает конкретных результатов. Большей частью это платформа для диалога - где самые важные переговоры проходят за закрытыми дверями. По большей части, но не всегда.

Слова о новом СНВ как о новом начале?

Если бы Египет не преобладал в заголовках СМИ по всему миру, журналисты, освещающие конференцию по безопасности, вместо этого писали бы о церемонии обмена документами, которая состоялась после ратификации нового договора СНВ. Беспорядки в арабском мире вытеснили с первого места по важности на самом деле очень важный шаг в отношениях России с США и НАТО, которые значительно улучшились в последние годы.

Всего два года назад вице-президент США Джо Байден нажал кнопку перезагрузки американо-российских отношений в Мюнхене. Теперь завершается очередной цикл, заявил Вольфганг Ишингер, организатор конференции. После формального обмена документами новый договор СНВ вступил в силу. Он обязывает обе страны сократить количество стратегических боеголовок на 30% по сравнению с условиями московского договора 2002 года.

Более того, он ограничивает число стратегических средств доставки и бомбардировщиков семьюстами с каждой стороны, также устанавливая механизм проверки соблюдения положений договора. Как заявил ISN Insights Фолькер Пертес, "обмен документами по СНВ был очень правильным знаком, символичным с исторической точки зрения. Без этого договора не могло бы быть дальнейших эффективных переговоров по разоружению". На деле США уже уменьшили роль ядерного оружия в своей последней стратегии национальной безопасности.

Щит и меч

На конференции по безопасности в этом году Сергей Иванов, российский вице-премьер, подчеркнул важность нового договора СНВ: "Мы убеждены, что этот договор вносит вклад в дело укрепления безопасности США и России, а также выгоден в плане глобальной безопасности". В то же врем, однако, он предупредил, что только согласованные усилия могут предотвратить ситуацию превращения щита в меч.

Он имел в виду планируемую НАТО к реализации систему противоракетной оборон - изначально задуманную и разрабатываемую США - которая по-прежнему омрачает отношения. Россия считает план развертывания противоракетной системы в Европе угрозой своей собственной безопасности, в то время как НАТО подчеркивает предупреждающий характер системы. Но за последние несколько лет эта напряженность в значительной мере спала. Во время прошлогодней конференции по безопасности генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен подчеркивал один момент: "В век распространившейся по всему миру небезопасности защита нашей территории должна начинаться за ее пределами". Константин Косачев, председатель комитета Госдумы по международным делам, предупреждал, что если НАТО будет выходить за свои пределы, это уже будет не только внутренним делом НАТО.

С тех пор многое изменилось. В частности, предложение НАТО Росси присоединиться к планам развертывания системы противоракетной обороны, сделанное на саммите в Лиссабоне в ноябре 2010 года, внесло свой вклад в дело лучшего понимания между альянсом и Российской Федерацией. Президент России Дмитрий Медведев принял предложение НАТО. Частично как результат достижений лиссабонского саммита, на встрече в Мюнхене в этом году Расмуссен говорил гораздо более любезным и дружелюбным тоном: "Слишком часто на конференции преобладали очевидные различия между союзниками по НАТО и Россией. В этом году я рад отметить, что это уже не тема для нас". Его слова отражают последние достижения в ходе развития американо-российских отношений: обмен документами по новому договору СНВ. Теперь дело за обеими сторонами, чтобы они продолжали идти по этому мирному пути, на который вступили после холодной войны. А мы посмотрим, какие достижения принесет следующая конференция по безопасности.

Кэролин Хилперт - кандидат наук, в Университете федеральных вооруженных сил (Мюнхен). Она также имеет степень магистра в области сравнительных и международных исследований в ETH Zurich. В зону ее профессиональных интересов входит политика безопасности и афганский конфликт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.