В то время, как американские, британские и французские военные корабли приближались к ливийским берегам, чтобы дать понять Муаммару Каддафи, что возможность вооруженного вмешательства — это не простая гипотеза, полковник произносил речь, которую западные дипломаты и деловой мир предпочли бы никогда не слышать. Раис заявил, что производство нефти в Ливии опустилось до «самого низкого уровня» после начала мятежа из-за отъезда работников иностранных нефтяных компаний, которые действуют в стране. Он добавил, что в перспективе Ливия готова заменить западные нефтяные компании на китайские и индийские.


У Пекина уже сейчас прекрасные отношения с Ливией. Китайские предприятия, контролируемые государством, накопили длительный опыт работы в нефтяной промышленности и инфраструктуре и теперь используют его в качестве инструмента проникновения  на большую часть африканского континента. Более 33 тысяч китайцев живут и работают в стране, где разыгралось насилие. Они заняты реализацией проектов стоимостью в миллиарды евро для освоения залежей нефти и строительства инфраструктуры. Компании по строительству коммуникаций и железных дорог (Comunication Construction и China Railway Construction Corporation) проектируют и строят железные дороги, китайская инженерная компания гражданского строительства (China Civil Engineering Construction) курирует проект по орошению Восточной Сахары, китайская группа (China Gezhouba Group) строит дома в пяти южных городах, компания Huawei Technologies создает инфраструктуру для мобильных телефонов, и этот список можно продолжить. Какой бы облик ни приняла Ливия после ухода Каддафи, китайцы в любом случае вернутся в страну, чтобы проводить их обычную политику невмешательства во внутренние дела, которую они уже давно с успехом реализуют во многих странах Африки.

На настоящий момент индийские компании пока не задействованы в Ливии, но в последние годы Нью-Дели значительно укрепила коммерческие и дипломатические отношения с Черным континентом. Индийцы ищут источники энергии и сырья в обмен на займы и помощь. Чтобы противостоять сильному китайскому присутствию, они экспериментируют другой вид сотрудничества, более прислушивающийся к местным требованиям и к правам людей. Если отношения между Ливией и Западом нарушатся, индийцы и китайцы будут иметь перед собой свободное поле деятельности. Китай и Индия в совокупности имеют население, приближающееся к трем миллиардам человек, и они находятся в лихорадочном поиске по всему свету энергетических ресурсов для развития своей экономики. Отныне Китай имеет статус «глобального игрока», который позволяет ему открыто противоречить Соединенным Штатам. Другое дело — Индия, железный союзник Вашингтона и стержень  стратегии сдерживания захватнической политики в Азии. Но когда речь идет о нефти, даже индийцы перестают быть слишком щепетильными.

Правительство Нью-Дели  имеет прекрасные взаимоотношения с иранцами. Хотя Иран является четвертым по значению производителем нефти в мире, он вынужден импортировать 40% бензина для своих нужд, потому что не обладает достаточными мощностями для очистки сырой нефти. Несмотря на последний жесткий раунд санкций ООН против режима аятолла, навязанный Белым Домом, эту нехватку бензина большей частью покрывает Индия вместе с другим союзником США, Турцией. Это означает, что если западные нефтяные компании будут вынуждены оставить Ливию, китайцы и индийцы тут же займут их место.

Но для китайского руководства из восставшего арабского мира приходят не только хорошие новости.В то время как в Ливии вспыхнул мятеж, китайский премьер Вэнь Цзябао пообещал реформировать Hukou, систему обязательной прописки, действующую с древнейших времен. Этот юридический институт ясно показывает преобразования Китая за немногие последние десятилетия. Когда китайцы были в основном крестьянами, народная община, в которой они родились, была ответственной за выполнение их нужд также и в области социального обеспечения, включая образование и медицинскую помощь. Во времена Мао эта система была нужна, чтобы сдерживать миграцию в города. В результате реформ, проведенных в конце семидесятых годов, система Hukou постепенно становилась менее жесткой, предоставляя все большую свободу передвижения, так как это было нужно для индустриального развития страны. Работники стекались в специальные экономические зоны, образуя  целую армию дешевой рабочей силы, которую использовали западные предприятия, а Китай добился экономического роста в результате экспорта. За короткое время создалось сильнейшее экономическое и социальное расслоение, которое характерно для сегодняшнего Китая.

Мятежи в крестьянских регионах, которые усилились в последнее время, возникли именно из-за этих различий в положении китайских крестьян и жителей городов. Реформа уже находилась в стадии подготовки, но примечательно, что партия решила одобрить ее именно из-за угрозы жасминовой революции, объявленной через Интернет. Анонимные пользователи Интернета призвали людей выйти для протеста на площади, как это происходит в Северной Африке. Режим принимает все больше превентивных мер. Некоторые активисты и борцы за соблюдение прав человека были арестованы за то, что находились в местах сбора, указанных в призывах к протесту анонимных пользователей Интернета. За последние недели, чтобы предотвратить протесты, власти арестовали или угрожают арестовать более 100 диссидентов. Протесты, объявленные через Интернет на 20 и 27 февраля, не состоялись, но сотни полицейских контролируют центры больших городов, чтобы в случае необходимости предотвратить их. Теперь в Интернете анонимные авторы осмеивают власти за их «страх перед своим народом, как будто он представляет для них смертельную опасность». Они указывают на «слабость» власти, которая боится даже  мирного стечения народа.

Опасаясь возможных мятежей, центральное правительство запретило иностранным журналистам появляться без разрешения в популярном районе магазинов Wanfujing в Пекине, потому что он был указан как одно из мест проведения акции протеста. Здесь 27 февраля полиция напала на небольшую группу иностранных журналистов. Китайский министр внутренних дел обругал журналистов за то, что они вызвали «беспорядки», не соблюдая правил и беспричинно останавливаясь на переполненной людьми улице. Им запрещено фотографировать и останавливать людей, создавая скопления народа без разрешения. Возможно, репрессивный коммунистический аппарат сможет задушить в зародыше ближайшие протесты, но это параноидальное поведение ясно демонстрирует все противоречия Китая XXI века.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.