В Калифорнии кто-то собирается строить «гидродинамическую волновую ферму», производящую гидроэлектроэнергию  на побережье неподалеку от атомной электростанции в Сан Онофре. Другой калифорнийский изобретатель получил грант на 3 миллиона долларов от американского Министерства энергетики, сообщает нам The Washington Post, за способ добычи энергии с помощью воздушных змеев. А президент Барак Обама в пятницу выступил с речью о будущем энергетики, в которой он пообещал использовать «решающий, возобновляемый ресурс, которому остальной мир не может сопоставить ничего подобного: американскую изобретательность». Обама, как и его соотечественники-изобретатели, претендует на обладание архетипической американской черты – веры в себя, демонстрируя проявления совершенно иной черты – склонности к самообольщению.

 

После того, как на Японию в прошлом месяце обрушилось цунами, что привело к катастрофе на фукусимском реакторе, страны извлекли из этого происшествия три вида уроков. Кто-то пришел к выводу, что, учитывая риск, связанный с ядерной энергетикой, самый мощный вид «чистой» энергии оказывается проигрышным предложением. Так считает сама Япония, во всяком случае, на данный момент. Закрытие атомной электростанции означает остановку лифтов в офисных зданиях, потухшие неоновые вывески по всей стране и перенос бейсбольных матчей с ночных часов на дневные. 

 

Германия, похоже, тоже готова отреагировать на опасности, связанные с энергетикой, сокращением использования энергии. Избиратели в Баден-Вюттемберге на прошлой неделе проголосовали против Христианского Демократического Союза, выдвинувшего Ангелу Меркель, который непрерывно правил страной с 1953 года. Но сейчас ему предпочли партию «Зеленых», которая начала свое антиядерное движение в 1980-х годах, и сейчас впервые будет руководить правительством страны. После фукусимской катастрофы ХДС попытался присоединиться к недовольству, но слишком поздно и недостаточно убедительно.

 

Наиболее динамичные страны развивающегося мира по-иному смотрят на атомную энергетику. Не прекратил своего развития в этом направлении Китай. Южная Африка, всего через несколько дней после фукусимского инцидента, объявила о грядущем увеличении производства атомной энергии. Вейсель Эроглу (Veysel Eroglu), министр охраны окружающей среды Турции, отнесся к рискам, связанным с тем, что в стране продолжают работать две атомные электростанции, с замечательным пренебрежением. Он заявил в прессе: «За рулем автомобиля тоже подвергаешься риску». Более продуманные доводы в пользу продолжения подобных проектов изложил бывший российский премьер-министр Сергей Кириенко, ныне руководитель службы ядерного надзора страны. Выступая на российском радио, Кириенко заявил, что на него произвела впечатление устойчивость и надежность станции в Фукусиме, построенной 40 лет назад. Выразив надежду на то, что атомную энергию в будущем заменит что-нибудь более безопасное, он добавил: «Абсолютно очевидно, что в плане знаний и квалификации специалистов разработка этой (будущей) энергии связана с развитием атомной энергетики». 

 

Обама занял третью позицию. Она самая благоразумная – или самая робкая. Обаму ждут перевыборы, а его электорат неоднократно заявлял о своем праве на дешевую энергию. Он надеется обратить скептическое отношение к ядерной энергии в свою пользу и в пользу Америки, сделав страну «первопроходцем» в области альтернативных видов топлива. «Мы поможем предпринимателям прокладывать новые методы биологической очистки на четырех предприятиях по биологической переработке нефти следующего поколения», - заявил президент в пятницу. Подобные высказывания вызывают циничные усмешки. Бизнесмены, может  быть, и достойны получения правительственных грантов, однако американцы видят в них, скорее, «дружков», чем «предпринимателей». Кризис доверия к ядерной энергии привел к быстрому росту цен на акции компаний, занятых разработками в сфере получения солнечной энергии, энергии ветра и других возобновляемых источников энергии. Впрочем, к концу марта цены на акции снова упали до прежних (до цунами) уровней.

 

Что касается альтернативных видов топлива, здесь сесть опасность излишнего благодушия. В последние годы солнечная энергия и ветроэнергетика были удобным (хотя и субсидируемым государством) дополнительным источником энергии - в те периоды, когда солнце светит и ветер дует. Но проблема, как хранить эту энергию – что совершенно необходимо, если возобновляемые источники энергии должны будут заменить, а не просто дополнить другие виды энергии – практически даже не поднималась. Более того, экологическая цена этих так называемых экологичных технологий довольно высока. Ветрогенераторы шумят, убивают птиц и выглядят уродливее, чем любые сооружения эпохи темных сатанинских заводских сооружений. А рецепт партии «зеленых» по отказу Германии от атомной энергии включает, в частности, сооружение большего число более крупных ветряков и размещение их ближе к городам. 

 

В США дело осложняется еще и тем, что, если нефть будет продаваться по европейским ценам, большая часть недвижимости в стране фактически обесценится. Обама признал это, когда упомянул в своей речи, что транспорт составляет, вероятно, после стоимости жилья, «вторую по величине статью» расхода для бюджета большинства семей. Фантастическая потребность Америки в нефти – сейчас страна импортирует около 10 миллионов баррелей нефти в день – привела к тому, что США расходятся с остальным западным миром в области энергетической политики. Даже если бы США сократили производство ядерной энергии или глубоководную добычу нефти, или угля, особенности их потребления, вероятно, приведут к своего рода коммерческому двойному психозу с экспортероами энергии, подобно тому, как неуемные аппетиты американцев в отношении потребительских товаров привели к патологическим торговым отношениям с Китаем.

 

Фукусимская трагедия усилила тенденции, существовавшие уже давно. В этом отношении ее влияние напоминает последствия Чернобыльской катастрофы 1986 года, которая вызывала больше сомнений в атомной энергетике у Западе, чем в самом Советском Союзе. Нынешняя неопределенность в отношении атомной энергии отражает глобализацию американской позиции «нимбизма» -  акроним выражения «not in my back yard» (не на моей территории). Все хотят пользоваться атомной энергией, но никто не испытывает подобного же стремления подвергаться связанному с ней риску. Такая ситуация будет иметь экономические и стратегические последствия. Возможность иметь доступ к изобилию дешевой энергии, вероятно, перейдет от демократических стран к полу-демократическим и к недемократическим – не только потому, что правительства в этих странах в большей мере способны игнорировать общественный протест против атомной энергии, но, если на то пошло, и потому, что население тут будет настроено менее оппозиционно. Дешевая энергия способна обеспечить более богатый рынок и более выгодное положение в мире. Цунами в Японии вряд ли заставит граждан развивающегося мира отказаться от подобных надежд.

 

Автор статьи – старший редактор The Weekly Standard

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.