На этой неделе Соединенные Штаты отозвали свои самолеты из состава сил, осуществляющих боевые вылеты над Ливией. А Барак Обама разослал e-mail, заявив, что намерен переизбираться на выборах 2012 года. Время этих событий, возможно, совпало. Тем не менее, есть связь.

Г-н Обама не одинок в своей необходимости участвовать в выборах в будущем году. В четырех из пяти стран-постоянных членов Совета Безопасности ООН в следующем году может смениться лидер. Единственный, кому выборы в следующем году пока не грозят – это британский Дэвид Кэмерон, если предположить, что его коалиционное правительство проберется через сложные экономические вихри.

За исключением несчастных случаев, мы знаем, что должно произойти в Китае, Си Цзиньпин будет благословлен на царствование в качестве преемника Ху Цзиньтао на посту председателя КНР. Что касается России, то есть только один голос, который имеет значение для Кремля в предвыборной гонке. Мы по-прежнему ожидаем услышать, как Владимир Путин намерен им распорядиться. Положение Николя Саркози в Елисейском дворце выглядит откровенно неустойчивым. Он отчаянно нуждается в ливийской миссии, чтобы набрать голоса.

Лидер самой сильной державы мира не хочет рисковать. Опросы общественного мнения показывают, что он фаворит. Отправленный на этой неделе e-mail, вкупе с видео, размещенным на YouTube, знаменовал собой начало массовых усилий с целью набрать 1 миллиард долларов на предвыборную кампанию. Гений президента США заключается в проведении очень дорогих политических кампаний, которые выглядят так, как если бы они были разработаны парочкой добровольцев за кухонным столом.

История на стороне г-на Обамы. В Соединенных Штатах сложилась система, когда люди на посту президента должны быть либо слишком ужасны, либо слишком невезучи, чтобы не остаться на второй срок. Отсутствие на данный момент значительного числа реальных противников говорит в пользу того, что среди ярчайших и лучших представителей республиканцев может бытовать мнение, что им лучше подождать до 2016 года.

Так что же насчет связи с Ливией? Это вопрос экономики, глупый, как гласит клише. Рост экономики и рабочие места – эти вопросы будут играть роль в результатах президентских выборов. В том смысле, что если внешняя политика будет иметь успех во время кампании, маловероятно, что избиратели будут требовать новых войн.

Если смотреть через призму предвыборной политики, избавиться от Муаммара Каддафи – это отвлечение внимания, отвлекающий фактор, который «неплохо бы иметь», как, по слухам, заметил один из помощников в Белом доме. А выполнение задачи было оставлено по большей части французам и британцам. Г-н Обама, как его советники всегда ему напоминают, обещал в 2008 году вернуть американских солдат домой.

Гонка 2012 года в любом случае вряд ли будет способна переписать условия соглашения Америки с остальным миром. (Я сохраняю за собой право пересмотреть свой взгляд и построить свой собственный бункер, если Сара Пэйлин выиграет).

Более вероятно, что республиканские кандидаты обвинят г-на Обаму в том, что он слишком мягок с врагами Америки и мало заботится о ее друзьях. Могут возникнуть несколько важных аргументов по поводу Афганистана, по поводу «перезагрузки» в отношениях с Россией, и по поводу «противостояния» Китаю. Очередной крупный террористический акт может все изменить. В общем и целом, однако же, размах и предел американской силы сейчас хорошо понимаются по обе стороны прохода. США потеряли аппетит к решению проблем других людей. Значительно сложнее быть способной к преобразованию силой в многополярном мире.

На первый взгляд, выбор российского лидера выглядит имеющим важные последствия. Дмитрий Медведев придает блеск современности российской внешней политике. Президент не всегда одержим предполагаемыми беззакониями США и НАТО после краха Советского Союза. Время от времени он признает, что у России есть и ближе к дому проблемы, с которыми надо бороться: немодернизированная экономика, сокращающееся население, исламский экстремизм и стратегическая угроза опустошающейся Сибири.

Г-н Обама и другие западные лидеры вложили значительные средства в г-на Медведева. Российский президент, однако, как говорят, говорил иностранным гостям, что голос г-на Путина – единственный, который имеет значение. Если премьер-министр захочет Кремль для себя, он сможет его получить.

Если нет, переизбранный г-н Медведев в любом случае останется сильно ограниченным ролью г-на Путина как кукловода. Я полагаю, это вопрос степени. Но одно ясно наверняка. Если г-н Путин заступит на свое прежнее рабочее место, мы вскоре вновь будем слушать заезженную пластинку о том, что Россия жертва, и о западном вероломстве.

И наконец остается Китай – и перемены в его руководстве, которые реально могут иметь силу и потенциал изменить весь геополитический климат. Самая важная передача власти при этом будет и самой непрозрачной. Мы не знаем особо много о г-не Си. Но мы знаем, что направление, в котором он решит вести Китай в десятилетие после 2012 года, будет решающим в определении конструкции новой глобальной архитектуры. Последние пару лет Китай проявляет напористый и самоуверенный характер, особенно в восточной Азии. Результатом стало охлаждение в отношениях с многими из его соседей и несколько ощутимых столкновений с Вашингтоном. Расширяющиеся экономические связи Китая оттенили более широкие стратегические интересы и уязвимости. Соперничество с США неизбежно. Важный вопрос – как оно будет регулироваться, управляться. Г-н Си обладает репутацией экономического модернизатора, любит голливудские фильмы и отправляет свою дочь в Гарвард. Ростом в шесть с небольшим футов, он возвышается над своими коллегами в Политбюро. В один неосторожный момент он как-то заметил, что не особо любит поучений от «иностранцев с полными животами». Китайские чиновники, как я заметил, стали нетерпимы и раздражены по отношению к представителям Запада, несущим мудрость.

Чего мы не знаем, так это того, станет ли мощное телосложение г-на Си метафорой для его ощущения места Срединного царства в мире. До сих пор Китай благоденствовал при глобальных институтах, установленных при гегемонии США. В какой-то момент в ближайшие несколько лет Китаю придется решать, хочет ли он адаптировать эти институты под свою новую геометрию силы/власти, или он удовольствуется лицезрением их увядания.

Я почти забыл про Францию. Как европеец и франкофил, я бы хотел думать, что среднеразмерные державы с глобальными перспективами будут по-прежнему иметь значение в многополярном мире. Так что мое сердце подсказывает, что надо будет понаблюдать за выборами. Я не уверен насчет того, насколько долго она сможет удерживать внимание остального мира.

Гонка за Белый дом будет отслеживаться буквально на каждом повороте. Но мое мнение – в том, что отображение настроений в Пеории* будет значительно более легкой задачей, чем выяснение того, что на самом деле думает г-н Си.

*Пеория – город в штате Иллинойс, США. Название города, за счет его месторасположения и демографической ситуации в нем, стало нарицательным, когда кто-то хочет протестировать рынок, чтобы изучить популярность продуктов или идей во всей стране. Часто используется фраза «Пройдет ли это в Пеории?», «Сработает ли это в Пеории?». Подразумевается, что если что-то сработает в Пеории, то так будет и во всех США. Выражение зародилось в 1920-30-е годы в эпоху водевилей. Именно Пеория стала одним из самых важных и популярных мест в стране для подобных выступлений. Если представление хорошо принималось в Пеории, водевильные компании понимали, что им обеспечен успех и по всей стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.