Становятся ли страны со временем более «зрелыми»? Меняют ли они символы своих достижений по мере роста? Отвечают ли они на меняющуюся геополитическую реальность динамичной политикой, направленной на создание глобального проецирования своего образа? Является ли концепция национализма для них инертной? Являются ли представления о национальной идентичности статичными? Все эти вопросы сегодня должны быть пересмотрены, когда мир празднует пятидесятилетнюю годовщину выхода человека в космос, который, в свою очередь, породил космическую гонку между Соединенными Штатами и бывшим Советским Союзом.

12 апреля 1961 года первый пилотируемый космический полет был осуществлен советским космонавтом Юрием Гагариным. Для человечества это путешествие было словно завоевание последнего рубежа. Даже сегодня, пятьдесят лет спустя после этого исторического достижения, космические путешествия остаются мечтой для многих государств, за исключением США, Китая и России. Лишь несколько государств в мире сейчас предпринимают успешные попытки космических полетов. В то же время некоторые государства и частные лица успешно выводили своих мужчин и женщин в космос, заключая политические или коммерческие соглашения с США или с Россией. Сегодня несколько частных космических организаций работают над разработкой своей собственной космической инфраструктуры. Признавая важность космического полета Юрия Гагарина, Генеральная ассамблея ООН провозгласила 12 апреля Международным днем полета человека в космос.

Пятьдесят лет назад, в разгар холодной войны, полет Гагарина в космос стал для США просто-таки «ударом из космоса». СССР нанесла поражение Соединенным Штатам, став первой страной, которая запустила свой «Спутник» в космос, и потом еще одно - осуществив первый запуск человека в космическое пространство. Такая «потеря лица» заставила США значительно увеличить бюджет НАСА, который составлял порядка 2% от ВВП страны в эпоху программы «Аполлон» (1960-1980-е годы); сейчас бюджет НАСА составляет порядка 0,5% от ВВП США.

Позитивным результатом соперничества сверхдержав в космосе были программы «Аполлон», которые привели к общему развитию космических технологий и ракетной науки в целом. Когда Нил Армстронг стал первым человеком, достигшим лунной поверхности, США были уверены, что они обогнали СССР в космической гонке. В 1970-е и 1980-е годы значительные достижения в космической области искусно поддерживались хорошо срежиссированной пиар-стратегией, которая заставила мир верить, что США были лучшими в этом деле. Эта «вражда» в космосе, однако же, закончилась с окончанием холодной войны.

В основном из-за финансовых трудностей в последние два десятка лет Россия не способна бросить вызов доминированию США в космическом секторе. По окончании холодной войны США взяли на вооружение политику, которая пропагандировала международное космическое сотрудничество для выполнения части своей собственной программы. Международная космическая станция (МКС) - флагманский эксперимент в этом отношении, демонстрирующий, как конкуренция времен холодной войны превратилась в сотрудничество. Это первый долгосрочный эксперимент, предпринятый в космосе, над которым работают вместе 16 стран, а основными партнерами выступают Россия и США.

В пятидесятую годовщину полета Гагарина космический сценарий, судя по всему, оказывается на распутье. Учитывая свое экономическое возрождения, Россия сейчас находится в том положении, когда она способна больше вкладывать в космическую программу. С другой стороны, финансирование НАСА уменьшается. Космическая политика президента Обамы основана больше на анализе стоимости и выгод, чем на ура-патриотизме. Даже обычные определения успеха и неудачи, судя по всему, меняются, если речь заходит о достижениях в космической отрасли. Если вкратце, то кажется, что как общественность, так и политики, что называется, «выросли». «Является ли это естественным прогрессом, или это связано с иными импульсами и побуждениями?»

Нет прямого ответа на этот вопрос. Нужно принять в расчет нынешнюю геополитическую реальность, прежде чем отвечать на него. Во-первых, в эпоху холодной войны было всего две конкурирующих силы, а сейчас это уже не так. За последние два десятилетия мир стал свидетелем стремительнейшего подъема Китая в космической отрасли. Являются ли китайцы новыми конкурентами в этой области? Какова их космическая программа? Провоцируют ли они остальной мир на движение в сторону оснащения вооружением космоса, проведя тестирование противоспутникового оружия в 2007 году? Во-вторых, почему отнюдь не «космические» страны как Япония и Индия инвестируют средства в программы по изучению Луны и Марса? Будут ли ресурсы на этих планетах ключевым для выживания человечества? Станет ли гонка завтрашнего дня погоней за ресурсами вне пределов Земли? В-третьих, Россия медленно консолидирует свою позицию, увеличивает бюджетную поддержку и также планирует закрепить за собой 50% глобального рынка космических запусков. В-четвертых, способствует ли политика американского правительства дальнейшей приватизации космоса, и является ли это скрытой попыткой позволить начать доминировать в этой отрасли негосударственным (сиречь частным) игрокам? Это может позволить им эксплуатировать этот сектор в качестве влиятельных лиц, используя его для самых разных целей, от извлечения ресурсов до военных действий. Наконец, скрытые мотивы некоторых стремящихся в космос стран, кажется, являются попыткой избежать попадания в ловушку международного космического режима, подмандатного ООН.

Критически важно принять во внимание, что идеология холодной войны обладала ясностью, а идеология XXI века скорее является образцом успешного разыгрывания лицемерия. Грань между черным и белым значительно размылась в современном мире. Концепция «космической гонки» уже не так, какой она была во времена Гагарина. Экономическая реальность теперь превалирует и даже вынуждает ведущие державы идти на компромиссы. Новые отправляющиеся в космос державы дают новые вызовы. Возможно, американские представления о самоуважении и чувстве собственного достоинства также меняются. Как отметил Обама в связи с пятидесятой годовщиной полета Гагарина в космос, «мы уже не находимся в состоянии космической гонки, и то, что было глобальным соперничеством, превратилось в глобальное сотрудничество».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.