От Соединенных Штатов до Японии – нигде нельзя водить машину без соответствующей страховки, и тем не менее правительства по всему миру выбирают вариант работы с более чем 440 атомными электростанциями практически без какого бы то ни было подобного покрытия рисков.

Авария на Фукусиме в Японии, которая предъявит огромнейший счет налогоплательщикам, проливает свет на одно из ключевых слабых мест данной отрасли – атомная энергия является жизнеспособным источником дешевой энергии только в том случае, если станции остаются незастрахованными.

Правительства, которые используют атомную энергию, разрываются между выгодами недорого электричества и риском ядерной катастрофы, которая может обойтись в триллионы долларов и даже привести к банкротству страны.

Итог в том, что это получается азартная игра: власти надеются увернуться от разового катастрофического бедствия, накапливая небольшие плюсы по ходу дела в долгосрочной перспективе.

В случае ядерного инцидента в Германии, если события будут развиваться по самому худшему из возможных сценариев, авария обойдется, по расчетам, в 7,6 триллиона евро (11 триллионов долларов), в то время как обязательная страховка реактора стоит лишь 2,5 миллиарда евро.

«2,5 милиарда евро будет как раз дотстаточно, чтобы купить марки для писем с соболезнованиями», - говорит Олав Хохмейер (Olav Hohmeyer), экономист из университета Фленсбурга, который также является членом экологического консультативного совета при правительстве Германии.

Ситуация в Соединенных Штатах, Японии, Китае, Франции и других странах – аналогичная.

В Японии катастрофа на АЭС Фукусима Даити после землетрясения и цунами 11 марта продолжает развиваться, поэтому до сих пор не ясно, каков будет финальный счет на устранение последствий аварии.

Акции оператора станции компании Tepco ощутимо обесценились, и аналитики говорят, что Японии (которая уже имеет самый высокий уровень долга среди индустриализированных стран мира) возможно, в конце концов придется национализировать компанию и взять на себя ее огромные обязательства.

У Tepco не было страховки на случай аварии.

«По всему миру ядерные риски – будь это ущерб атомным электростанциям или риски ответственности, связанные с инцидентами с выбросами радиации – покрываются государством. Частная страховая отрасль вряд ли надежна», - говорит Торстен Йеворрек (Torsten Jeworrek), член совета директоров Munich Re, одной из крупнейших в мире компаний, занимающихся перестрахованием. В Швейцарии размер обязательной страховки подняли с 1 до 1,8 миллиарда швейцарских франков (2 миллиарда долларов), но по оценке правительственного агентства катастрофа в стиле Чернобыля может обойтись более чем в 4 триллиона франков – или в восемь раз превысить ежегодный ВВП страны.

Крупный ядерный инцидент, с точки зрения статистики, крайне маловероятен, когда исключаются вероятность человеческой ошибки, природной катастрофы или теракта, но тем не менее мир уже пострадал от трех таких инцидентов всего примерно за тридцать лет – «Три-Майл-Айленд», Чернобыль и вот теперь Фукусима.

В финансовом плане ядерные инциденты могут быть столь опустошительными, что стоимость полной страховки будет настолько высокой, что это сделает атомную энергетику более дорогой, чем даже ископаемое топливо.

Правительствам стоит выбирать средний путь, обеспечивая бОльшую страховку для защиты налогоплательщиков от огромных затрат, но при этом атомная энергия станет дороже. В конечном счете решение сводить страхование атомных станций к минимуму – это способ поддержать отрасль.

«Лимитирование страховки было четким решением, позволившим обеспечить не то чтобы скромные субсидии для данной технологии», - заявил Клаус Тепфер (Klaus Toepfer), бывший министр экологии Германии, долгое время также занимавший пост главы Программы ООН по защите окружающей среды (ЮНЕП).

Некоторые страны выступают за атомную энергетику как более чистую альтернативу использованию ископаемых видов топлива, даже при том, что пока нет решения для постоянного размещения ядерных отходов.

Китай, который находится под международным давлением, призывающим его уменьшить использование угля и сократить выбросы углекислого газа, ставит на атомную отрасль для удовлетворения своих растущих потребностей в электроэнергии.

Страховой пул отрасли покрывает убытки только на 300 миллионов юаней (46 миллионов долларов), и правительство готово выделить еще 800 миллионов юаней на компенсацию пострадавшим, что слишком мало, чтобы покрыть ущерб.

Среди стран-ветеранов в области использования атомной энергии ситуация не лучше.

В США, где не планируется строить новых реакторов, и ни один новый не был построен после инцидента на АЭС «Три-Майл-Айленд» в 1979 году, обязательная страховка для операторов АЭС ограничена уровнем в 375 миллионов долларов на законодательном уровне, а максимальный объем дальнейших требований компенсации ущерба не может превышать 12,6 миллиарда долларов.

Франция, страна, утыканная 58 реакторами, требует от операторов атомных станций страховки только на 91 миллион евро, а правительственные гарантии составляют 228 миллионов евро. Похожие цифры действуют в Великобритании, России и Чешской республике. В Германии каждый оператор реактора несет ответственность всеми своими активами, помимо обязательной страховки в 2,5 миллиарда евро.

Ущерб, рассчитываемый на случай худшего сценария, сильно различается, потому что трудно предсказать дальнейший эффект от аварии – число смертей и заболеваний от радиации, компенсации за потерянную работу, и экономическое воздействие массовых эвакуации на многие годы.

Ущерб от аварии на АЭС «Индиан Пойнт» - реакторах в 24 милях к северу от Нью-Йорка, оценивался в 416 миллиардов долларов в исследовании 2009 года. Но здесь не принималось в полное внимание воздействие на один из крупнейших в мире деловых центров.

«На самом деле худший сценарий мог бы привести к закрытию Нью-Йорка на годы, как это было в Чернобыле, … и это приведет к немыслимым размерам ущерба», - говорят Говард Кунретер (Howard Kunreuther) из Университета Пенсильвании и Джеффри Хил (Geoffrey Heal) из Колумбийского университета.

Исследование 1992 года немецкого министерства экономики – последний доступный официальный отчет – показало, что ущерб здоровью населения и другие экономические потери от ядерной катастрофы могут достичь 5,5 триллиона евро – или 7,6 триллиона евро в сегодняшних деньгах.

Операторы атомных электростанций могут страховать бОльшую, более реалистичную часть потенциального ущерба, но эксперты отмечают, что это приведет к росту цен на электричество.

Страховка в Германии стоит предприятиям примерно 0,008 евроцента на киловатт-час электроэнергии, скромная часть окончательной цены для потребителей, которая составляет порядка 22 евроцентов, говорит Беттина Мейер (Bettina Meyer) из аналитического центра Green Budget Germany в Берлине. Но страховка полного риска обернется непомерно высокими дополнительными затратами в размере до 2 евро на киловатт-час.

«Если вы примете в расчет все внешние расходы, решение будет неизбежным: атомная энергия не является экономически целесообразной», - говорит Хохмейер. «Риск является переносимым только в том случае, если вы распространите его на более широкое общество».

Но Дитер Маркс из Атомного форума Германии, промышленного лобби, говорит, что ни одна отрасль не оперирует ценами, учитывающими все возможные риски, добавляя, что риск аварии – крайне низок.

«В конечном счете, все сводится к вопросу, насколько большой риск общество готово нести», - говорит он. Большинство немцев и политических партий страны пришли к выводу, что потенциальный ущерб перевешивает выгоды. И теперь страна выделяется на фоне других промышленно развитых стран своей решимостью положить конец использованию атомной энергии.

Постепенный отказ от атомной энергии – которая, как и в США, обеспечивает четверть потребностей страны в электричестве – должен был произойти в течение двадцати пяти лет. Но на фоне Фукусимы правительство, судя по всему, приняло решение ускорить ход событий, по всей вероятности добившись отключения последних реакторов в течение десятилетия, постепенно заменяя их возобновляемыми источниками энергии.

«Ни одно общество не должно нести потенциально огромный риск ядерной катастрофы», - говорит Хохмейер.

Фрэнк Джорданс (Frank Jordans) в Женеве, Камилл Рустиччи (Camille Rusticci) в Париже, Ю Бин (Yu Bing) в Пекине, Джон Фэйи (Jon Fahey) в Вашингтоне и Сино Юаса (ShinoYuasa) в Токио участвовали в создании данного материала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.