Как бы окончательно подтверждая известную идею Ницше о вечном возвращении, открыто отрицающую какой-либо оптимизм в области социального прогресса, человечество вновь столкнулось с роковой цифрой в один миллиард людей, страдающих от отсутствия пищи. Это означает, что у них нет возможности для дальнейшей жизни.

Да, именно так, челюсти приблизительно одной шестой части жителей планеты Земля обречены на бездействие (воздух ведь не будешь жевать, не правда ли?), если только кто-либо из ближних не надумает употребить в пищу кору деревьев.

Аналитики едины в том, что мы столкнулись с кризисом, хотя и по-разному оценивают его причины и их важность. Потому что не все усматривают одну и ту же причину в росте стоимости всемирной потребительской корзины, в которую входят зерновые и масличные культуры, молочные продукты, мясо и сахар. С 1990 года стоимость этой корзины изучает Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO), официальные представители которой, похоже, остаются глухими ко всем предупреждениям.

В декабре 2010 года цены на продовольственные продукты превысили уровень июня 2008 года, когда их рост вызвал протесты в таких столь удаленных друг от друга странах, как Мексика, Филиппины, Индия и Египет. За последние четыре года они подскочили ни более не менее как на 47%!

Некоторые обозреватели, среди которых небезызвестный Поль Кругман (Paul Krugman), лживо заявляют, что данное положение вызвано, во-первых, сокращением сельскохозяйственного производства вследствие изменение климата и, во-вторых, ростом спроса на продовольствие в Китае. Вторую причину полностью отвергает Алехандро Надаль (Alejandro Nadal) в статье, опубликованной в мексиканской газете La Jornada. Автор напоминает, что Китай сам обеспечивает себя практически всеми видами продовольствия, за исключением сои.

Действительно, изменения климата способствовали тому, что в период с 2008 по 2011 год на 2,6% сократилось мировое производство зерновых: лишь засуха и последующие лесные пожары в России привели к тому, что на рынок не поступили 20 миллионов тонн зерна. Но это несопоставимо с выведением кукурузы из продовольственного оборота и использованием ее для производства биотоплива. В 2007 году США поставили перед собой задачу довести к 2022 году производство этанола до 36 миллиардов галлонов в год. В настоящее время 40% урожая в этой стране –около 106 миллионов тонн- направляется на замену углеводородов, что является наилучшим объяснением того, почему запасы зерновых опустились до самой низшей отметки с 1995 года. Подобная политика Евросоюза привела к тому, что в 2010 году в мировом масштабе из продовольственного оборота были выведены 250 миллионов тонн зерновых.

Однако, как считают специалисты в данной области, главная причина заключается в том, что товарные рынки (commodities) проседают в результате небывалой активности спекулянтов. Как сообщает международная организация GRAIN, цитируемая агентством Prensa Latina, доходы спекулянтов выросли с пяти миллиардов долларов в 2000 году до 175 миллиардов в 2007.

Ничего нового, наверное, заметит кто-нибудь. И, возможно, будет прав. Специалист по данной проблеме Эстер Вивас (Esther Vivas) подчеркивает это в статье, опубликованной в Wordpress: Пресловутая спекуляция присуща рынкам фьючерсных сделок, которые начали развиваться в середине XIX века в США для того, чтобы гарантировать минимальную цену производителю ввиду неизбежных колебаний. «Крестьянин продает торговцу свою продукцию до урожая, чтобы застраховать себя от возможных неблагоприятных климатических условий и обеспечить себе получение вознаграждения за труды. Торговец также выигрывает от этой сделки. В годы плохого урожая крестьянин получает хорошую выручку, а когда урожай выше нормы, торговец получает еще большие доходы».

И все же, согласитесь, этот механизм уже свое отработал. Транснациональные корпорации пользуются хаотическим состоянием сырьевых рынков, чему, начиная с 80-х годов, всячески способствовали действия США и Великобритании. Это дает возможность совершать закупки без привязки к реальным сделкам по сельскохозяйственной продукции. Спекуляция продовольственными продуктами стала одним из ярчайших воплощений системы неолиберального капитализма (или позднего капитализма) и привела к росту стоимости (по сравнению с 2000 годом) мяса на 75%; молочных продуктов – на 130%; зерновых – на 190% и сахара - на 270%. Добавим к этому заоблачные цены на нефть и, как следствие, удорожание транспорта, что приведет к распространению инфляционной волны на товары первой необходимости.

Есть ли из всего этого выход? По мнению некоторых экспертов, этот решение проблемы заключается в продовольственном суверенитете. Пусть народы сами решают, какую политику лучше проводить в области сельскохозяйственного производства, какие меры предпринять для восстановления нормальной и эффективной работы внутренних рынков и прекращения подпитки механизмов международной спекуляции… Конечно, это тоже будет торговля, но уже в ином смысле. Наверное, именно это интуитивно поняли народы, вышли протестовать на улицы, не задумываясь о каких-то там, с позволения сказать, «вечных возвращениях» и доказывая непреходящую важность политического суверенитета. Все остальное придет само собой. Но это уже тема другой статьи.