Россия становится мишенью для новой «рекламной» кампании Аль-Каиды. После смерти Усамы бин Ладена организация «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП), являющаяся самой активной и опасной из всех террористических группировок Аль-Каиды, стремится расширить свою деятельность до глобальных масштабов. АКАП перевела недавно на русский язык онлайновый журнал «Аль-Каиды» Inspire, чтобы привлечь к себе джихадистов с воюющего Северного Кавказа и из других районов России с мусульманским населением.

Террористы Северного Кавказа используют радикальный салафистский ислам для вербовки недовольной молодежи, выросшей на полях сражений двух чеченских войн (1994–1996 и 1999–2004 гг.) в период почти двадцатилетней партизанской борьбы против России.

Одним из первых чеченских лидеров, связанных с Аль-Каидой, был Шамиль Басаев, организовавший страшные акции террора с захватом заложников в театре на Дубровке и в школе Беслана в 2002 и 2004 годах. Его преемнику Доку Умарову удалось укрепить связи с местными исламскими общинами и провозгласить создание «Кавказского эмирата», представляющего собой общекавказское исламистское террористическое движение, ведущее «джихад против неверных». Их цель – создание исламского эмирата на всей территории Северного Кавказа от Черного до Каспийского моря.

Если данный геополитический проект окажется успешным, это приведет к серьезным перебоям с нефтяным поставками из каспийского региона в Европу, а также создаст угрозу России, странам Южного Кавказа (Грузии, Армении и Азербайджану) и самой Европе. Северный Кавказ станет тем, чем был  Афганистан при талибах, чем сегодня является Сомали и чем завтра может стать Йемен – огромной, неуправляемой базой террора.

Умаров проводит собственную террористическую кампанию. Это предположительно он стоит за взрывом в аэропорту Домодедово, устроенным террористом-смертником, за двумя взрывами в Москве в марте 2010 года и за подрывом «Невского экспресса» в ноябре 2009-го. Кавказский эмират остается одним из самых активных в мире террористических объединений. Организация Умарова ежедневно осуществляет нападения на ни в чем не повинных мирных жителей, на отделения полиции и на государственные учреждения по всему региону.

Северный Кавказ находится в поле зрения Аль-Каиды уже примерно пятнадцать лет. В середине 1990-х годов его посещал Айман аль-Завахири, который был арестован русскими. (Впоследствии его отпустили по до сих пор не выясненным причинам.) Завахири назвал Кавказ одним из главных фронтов в войне против России и Запада.

Умаров заявил, что Россия и Кавказ это неотъемлемая часть всемирного джихада, а также сказал, что «после изгнания неверных мы должны вернуть все исторические земли мусульман, и эти границы простираются за пределы Кавказа». Он также заявил, что «каждый, кто нападает на мусульман, это наш враг, кем бы он ни был». Поскольку Россия в период с шестнадцатого по девятнадцатый век захватила у мусульман обширные участки территории для своей империи в Европе и Азии, это означает, что ответвления Аль-Каиды берут в перекрестье своего прицела Татарстан, Башкирию, российские земли в Поволжье, на Урале и на огромных просторах Сибири.

Умаров пользуется большой поддержкой у Аль-Каиды и других экстремистских организаций, получая финансирование из ближневосточных и центральноазиатских источников. Некоторые из его ближайших товарищей по оружию были эмиссарами Аль-Каиды. Среди них Моганнед, прибывший в Чечню в 1999 году, и Абдулла Курд, являвшийся координатором его террористических ячеек. Этой весной российские силы безопасности уничтожили обоих боевиков в ходе контртеррористических операций.

Умаров в своем недавнем интервью вновь подтвердил приверженность всемирному джихаду и отверг предположения о том, что террористы на Северном Кавказе ослаблены смертью Усамы бин Ладена. Поле битвы, заявил он, это не только Кавказ, но и «вся Россия». Далее он сказал, что смерть лидеров джихада (таких как бин Ладен) не сможет остановить «возрождение ислама».

Совершенно очевидно, что война с террором не закончена. Завахири, бывший когда-то номером два в Аль-Каиде, может занять место бин Ладена, если его не получит временный руководитель переходного периода и бывший египетский спецназовец с иранскими связями Сейф аль-Адель (Saif al-Adel). После бин Ладена Аль-Каида по-прежнему  намерена расширять районы боевых действий, налаживая связи со своими филиалами, в том числе,  в России. Это вряд ли можно назвать неожиданностью, поскольку чеченские террористы воюют в Афганистане бок о бок с Аль-Каидой. Некоторые из них после пребывания в Гуантанамо были репатриированы в Россию.

Пора Кремлю осознать и признать эту угрозу. А что касается Соединенных Штатов, то мы должны решительно продолжать войну с террором, препятствуя филиалам Аль-Каиды в поиске безопасных убежищ и новых союзников, в том числе, на плохо контролируемом Северном Кавказе.