В четверг президент США Барак Обама и российский президент Дмитрий Медведев провели первую встречу в этом году в кулуарах саммита «Большой восьмерки» во Франции. Было очевидно, что разговор будет непростым, так как Россия агрессивно добивается изменения политики США в вопросе о системе обороны против баллистических ракет в Европе. Однако при этом стороны нашли взаимопонимание в другой области, которая, возможно, в ближайшие несколько лет будет играть важную роль в отношениях между ними. Речь идет об Афганистане.

Вопрос о противоракетной обороне не один год портил отношения между Москвой и Вашингтоном. США планируют разместить элементы системы ПРО в Польше и в Румынии. Россия воспринимает это как попытку создать американское военное присутствие в бывшей сфере влияния Советского Союза и прямо на границе с тем, что Россия считает своей нынешней сферой влияния – то есть с Украиной и Белоруссией. Разумеется, именно этого Вашингтон и потенциальные участники проекта и хотят. Система ПРО будет рассчитана на защиту Европы от угроз с исламского направления. Однако центральноевропейские страны рассматривают ее как американский бастион, который должен помешать России вернуть себе региональное влияние, аналогичное тому, которым она пользуется на постсоветском пространстве.

Россия неоднократно пыталась убедить США и участвующие в проекте европейские страны отказаться от плана. США запутали вопрос, заявив, что ПРО – проект на Америки, а НАТО. При этом пока все договоренности по нему носили исключительно двусторонний характер и заключались вне рамок НАТО. Поэтому, пытаясь в очередной раз противодействовать американским планам, Москва постаралась настроить страны НАТО против друг друга по вопросу о ПРО. Она предложила включить Россию в проект, объединив ее потенциал с потенциалом НАТО. По мнению Москвы, если цель системы – действительно защита от угрозы из исламских регионов, НАТО должно приветствовать возможность увеличить ее потенциал.

Многие из крупных стран НАТО готовы выслушать российские предложения о создании единой европейской системы обороны от баллистических ракет, однако это не мешает США, Польше и Румынии заключать договоренности между собой, без участия НАТО. В мае Америка завершила последний этап обсуждения юридических деталей с Румынией. Завтра в ходе визита Обамы в Польшу вопрос о ПРО также будет обсуждаться.

После своей встречи Обама и Медведев отвечали на вопросы о противоракетной обороне с заметной неохотой. Обама заметил, что однажды, возможно, будет достигнута договоренность, которое устроит обе стороны, в то время как Медведев ясно дал понять, что этого не следует ждать ни во время их с Обамой президентских сроков, ни, скорее всего, вообще в ближайшее десятилетие, в течение которого система будет развертываться в Центральной Европе.

Короче говоря, компромисс по этому вопросу между Россией и США не будет достигнут никогда. Очевидно, что проблема ПРО будет определяющим фактором более широкой борьбы между Москвой и Вашингтоном за влияние в Евразии. Однако есть другая проблема, которая может отчасти примирить две державы в краткосрочной перспективе, и эта проблема — Афганистан.

В прошлом Россия использовала свои возможности оказывать помощь усилиям США и НАТО в Афганистане как разменную карту. Она неоднократно меняла свои решения по поводу транзита грузов НАТО через территорию России и бывших советских республик, на которые она имеет влияние. Однако в прошлом году Москва прекратила политизировать этот вопрос, более того начала искать новые способы поддержать НАТО в Афганистане – стала открывать новые маршруты транзита, поставлять топливо, активнее делиться разведданными и модернизировать советскую технику для участников операции.

Дело не только не в том, что Россия хочет перевернуть страницу в отношениях с Америкой. Дружелюбие Москвы – свидетельство паники, вызванной тем, что в Кремле осознают, какими будут региональные реалии после полного ухода Америки из Афганистана. В Москве (и среднеазиатских столицах) сейчас много говорят о дестабилизации региона после вывода американских войск. Россию тревожит, что, когда американцы уйдут, боевики из Средней Азии и из других мест, сражавшиеся в Афганистане в течение последнего десятилетия, вернутся на север. Многие также опасаются, что без иностранного военного присутствия усилится направленный также в основном на север поток наркотиков из Афганистана.

Россия уже начала к этому готовиться, перебросив почти семь тысяч солдат на юг Средней Азии. Однако она хочет, чтобы США как можно дольше оставались в Афганистане и несли основную часть бремени, пока она укрепляет оборону в Средней Азии. Россия также хочет, чтобы США продолжили вкладывать миллиарды долларов в афганские силы безопасности, чтобы, когда американцы уйдут, эти силы смогли бы бороться с боевиками. Между тем у США есть своя неотложная проблема. Вашингтону необходимо диверсифицировать маршруты поставок на фоне трений с Пакистаном – его главным транзитным партнером, - вызванных рейдом американского спецназа на пакистанскую территорию для убийства Усамы бин Ладена. США оказались в очень трудном положении— они вынуждены проводить завершающую стадию операции в Афганистане и одновременно разбираться с неудобным партнерством с Пакистаном. Россия до некоторой степени делает ситуацию легче, беря на себя часть транзита.

Пока Россия будет максимально готова к сотрудничеству, так как ей нужно, чтобы США как можно эффективнее – и как можно дольше – действовали в Афганистане. Кроме того, чем дольше США остаются в Афганистане, тем дольше они не будут снова наращивать свое присутствие в Европе. Разумеется, отношения между Россией и США не следует считать теплыми, однако Афганистан - это их общая проблема, которая гарантирует отсутствие серьезных столкновений между ними в краткосрочной перспективе.