Во времена холодной войны Соединенные Штаты Америки разместили в Европе 7000 единиц ядерного оружия, опасаясь дисбаланса сил в пользу Советского Союза. Европейские страны, в отличие от  своей общественности, принимали это оружие, понимая, что за членство в военном альянсе надо платить. Однако тактическое ядерное оружие, часть которого была мощнее хиросимской бомбы, регулярно вызывало трения внутри НАТО. После распада Советского Союза  и Варшавского договора более 90% этих вооружений было вывезено – либо молча в одностороннем порядке, либо на основе взаимных обязательств. Сегодня в Германии, Бельгии, Голландии, Италии и Турции остается в целом 200 единиц тактического оружия.

В настоящее время министры обороны стран НАТО обсуждают в Брюсселе документ альянса под названием «Defense and Deterrence Review» (Обзор обороны и сдерживания), который фактически является обзором ядерной политики. Поскольку это очень острая тема, особенно между Германией и Францией, обсуждение общей Стратегической концепции НАТО в 2010 году закончились компромиссом с наименьшим общим знаменателем. Правительство Германии настаивало на выводе этого оружия, а Франция выступала с противоположных крайних позиций, опасаясь, что ее «ударные силы» будут следующими. В результате достигнутого компромисса более или менее сохранился статус-кво, который показывает, что альянс будет поддерживать свою ядерную составляющую, пока существует ядерное оружие. Но в Стратегической концепции сильнее чем прежде была выделена роль стратегического, а не тактического ядерного оружия, а дверь для вывода тактического ядерного оружия оставили открытой.

В нынешнем обзоре наибольшие противоречия вызывает не то, надо или нет вывозить последнее оставшееся в Европе ядерное оружие США, а то, когда и как это делать. Даже американские военачальники соглашаются с тем, что с точки зрения военной целесообразности эти ракеты абсолютно бесполезны. Но сейчас речь идет о том, надо или нет Североатлантическому альянсу увязывать их вывод с сокращениями российского арсенала оперативно-тактического ядерного оружия. Логика холодной войны, безусловно, потребовала бы такой увязки. Но есть и другой подход: сначала вывезти это оружие, а уже потом начать с Россией переговоры о сокращении ее оперативно-тактического арсенала и о дальнейших сокращениях стратегического ядерного оружия.

Россия уже выдвинула в качестве предварительного условия практического сокращения тактических ядерных арсеналов вывод тактического оружия НАТО. Если говорить объективно, то требования Москвы разумны, насколько возможен полный вывод. Сразу после падения Берлинской стены Россия вывела все свое оперативно-тактическое ядерное оружие с территории стран СССР и Восточной Европы. США сегодня единственная в мире ядерная держава, размещающая ядерное оружие  на территории других государств. С политической точки зрения, бесконечно проводить такую политику нельзя – ни в Европе, ни за ее пределами.

Во-вторых,  с точки зрения переговорной стратегии, для России оперативно-тактическое ядерное оружие важнее, чем для НАТО. Российский оперативно-тактический арсенал намного больше, чего нельзя сказать о стратегических ядерных вооружениях. Россия никогда не пойдет на встречное удовлетворение только по тактическому оружию. Она потребует дополнительных уступок, будь то развернутое или находящееся в резерве стратегическое ядерное оружие, противоракетная оборона или неядерные вооружения. Длительные переговоры по подготовке договора СНВ-3 начинают казаться увеселительной прогулкой в сравнении со следующим этапом, когда нужно будет согласовать новые процедуры проверки. Выводом оставшегося в Европе ядерного оружия всех проблем не решить, но это существенно усилит доброжелательность Москвы. Этим выводом будет также подан исключительно позитивный сигнал неядерным странам, которые при каждом удобном случае критикуют коллективную ядерную политику НАТО.

К противникам таких перемен в рядах альянса – а это прибалтийские страны и Франция – надо прислушаться, а их претензии и недовольства следует воспринимать серьезно. Страны Балтии должны услышать заверения в том, что статья 5 устава НАТО, в которой нападение на одного рассматривается как нападение на всех, это не пустое обещание. Но в то же время, их следует уведомить, что в мире после холодной войны использование оружия массового уничтожения в Европе и даже угроза его применения сейчас просто невероятны и нереальны. А французов надо разубедить в их представлениях о том, что престиж государства в сегодняшнем мире по-прежнему зависит от обладания ядерным оружием. Возвращение Франции в военные структуры НАТО открывает в этом плане новые возможности.

Если НАТО хочет сохранить свою актуальность, единство и легитимность, если эта организация коллективной обороны серьезно относится к своему обещанию создать условия для освобождения мира от ядерного оружия, о чем была достигнута договоренность в Лиссабоне, то она должна немедленно начать вывод из Европы всего оставшегося там американского ядерного оружия. Это не потребует особых усилий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.