Джон Болтон (John Bolton) в ужасе от того, что Россию пригласили на роль посредника в попытке положить конец войне в Ливии:

Попав в самый центр ливийской войны, Россия получает несомненное преимущество в формировании Переходного национального совета и Ливии в целом после Каддафи. Москва (вместе с Пекином) проявляет острый интерес, а теперь еще и получает реальную возможность для более активного участия в эксплуатации ливийских нефтяных и газовых ресурсов, чем прежде. Такую возможность Россия никогда бы не смогла получить самостоятельно. Поражает то, что она получила ее из рук Обамы и Клинтон совершенно безвозмездно.


Это стандартные истеричные бредни Болтона, но они весьма занимательны. Россия скомпрометировала себя как возможного посредника в тот самый момент, когда Медведев этим летом на саммите в Довиле призвал Каддафи уйти. Все аргументы Болтона основаны на ложном представлении о том, что посредничество России имеет какое-то значение.

И каково же значение российского посредничества, по мнению Болтона? Он говорит нам следующее:

Став посредником, Россия, по сути дела, получит возможность  переписать резолюцию Совета [Безопасности ООН] под свою диктовку.

Это неправда. Резолюция уже «переписана» в том смысле, что ее изначальные рамки и полномочия отброшены в сторону ради истинной цели, которая заключается в смене режима. Но несмотря на громкие крики протеста в самом начале, российское правительство сегодня придерживается той позиции, что Каддафи необходимо отстранить от власти. Несмотря на звучащие в России обвинения в адрес Медведева, что он игнорирует российские интересы, президент сделал все возможное, чтобы не блокировать и не вмешиваться в политику США и НАТО. В отличие от событий двенадцатилетней давности во время войны в Косово, Москва не может повлиять на Каддафи, чтобы тот уступил. Еще меньше она может формировать или контролировать будущее Ливии. В политике администрации по Ливии есть много неправильного. Но поддержка российских попыток помочь США и НАТО выбраться из завалов таких постыдных оплошностей это правильный шаг.

Стэнли Курц (Stanley Kurtz) настойчиво проталкивает свое собственное ошибочное идеологическое понимание политики администрации:

Готовность Обамы так много уступить русским является  отражением того, что он в большей мере заинтересован в использовании этой интервенции для реализации утопических планов своих советников-гиперинтернационалистов, и в меньшей – в осуществлении смены власти в Ливии.

Правильно, потому что  Россия это совершенно очевидный союзник в любых усилиях по закреплению международных норм, которые подрывают государственный суверенитет. Совершенно очевидно, что Обама ничего русским не уступил. Все, что он им «отдал», это весьма сомнительная честь быть посредником в переговорах с Каддафи, чтобы договориться о его уходе. Как я говорил ранее, российское посредничество вряд ли к чему-нибудь приведет, но вовлечение русских в процесс это часть усилий по смене режима. Подобно французскому предложению о том, что Каддафи после ухода в отставку может остаться в Ливии, это признание того, что ливийская война тянется гораздо дольше, чем планировалось. Это также признание того, что Соединенные Штаты не намерены и дальше вязнуть в ливийской трясине.

Курц также пишет:

То есть, возможно, что Обама готов уступить России фактический контроль над ливийскими нефтегазовыми ресурсами, заплатив этим за российское сотрудничество в деле организации миротворческих сил ООН послевоенного периода и получения разрешения на их действия.

А это уже граничит с теорией заговоров. Россия в любом случае будет голосовать за миротворческие силы ООН, но заниматься их формированием она не намерена. Курц утверждает, что администрация пытается купить что-то за счет ресурсов, которые она не контролирует, дабы получить то, что она уже получила.


Курц продолжает:

Это приведет к усилению пост-американского мирового порядка, в котором принцип под названием «обязанность защищать» даст ООН полномочия играть более важную военную роль, и одновременно освободит Обаму от необходимости посылать американские войска. Единственный недостаток будет заключаться в значительном укреплении стратегических позиций России, то есть, в усилении ее возможностей использовать свою власть над нефтяными и газовыми ресурсами  для запугивания европейцев. Но опять же, Обаму все эти стратегические соображения волнуют намного меньше, чем его представления о мире, где порядок поддерживает ООН, свободная от американского господства.

Единственное что здесь верно, так это то, что у Обамы не будет необходимости посылать американские войска в Ливию, и это единственное компенсирующее качество его политики. На способность России влиять на Европу при помощи своих энергоресурсов ситуация в Ливии после окончания боевых действий существенного усиливающего воздействия не окажет. На самом деле,  когда добыча нефти в Ливии возобновится, российское влияние в Европе уменьшится. Россия часто провоцирует неумеренную реакцию со стороны американских ястребов, но эта паника по поводу несуществующей российской угрозы в Северной Африке задает новые стандарты.

Последние новости: Недавно прошла встреча министров иностранных дел России и Ливии, и вот ее результат:

Муаммар Каддафи не откажется от власти в Ливии в результате сделки с оппозицией, заявил находившийся в среду в России ливийский министр иностранных дел, который назвал данное предложение неприемлемым.

После переговоров со своим российским коллегой ливийский министр иностранных дел Абдель Ати аль-Обейди (Abdul Ati al-Obeidi) сказал: «Предложение об уходе ливийского лидера Муаммара Каддафи неприемлемо для Триполи, об этом не может быть и речи».


Как же Соединенные Штаты переживут столь драматичное усиление российского влияния?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.