У амбициозной сверхдержавы нет более короткого пути к статусу великой державы второго эшелона, чем вступить в сокрушающий конфликт с другой страной такого же уровня. Более того, как показывает история, возникающая в результате этого стеклянная крыша становится постоянной. Такой была судьба имперской Британии, имперской Японии, Германии (как имперской, так и нацистской) в первой половине двадцатого века. То же самое можно сказать и о советской России второй половины столетия, хотя у Москвы с Западом война была холодная. Это важный урок для Вашингтона, Пекина и Нью-Дели на предстоящие годы, учитывая то, что наиболее вероятными парами на проведение крупной войны в 21-м веке являются Америка-Китай и Китай-Индия.

Многие сторонние наблюдатели назовут такую обеспокоенность чрезмерно нервозной, хотя Индия наращивает свою военную мощь, глядя на Китай, а Китай делает то же самое, глядя на испытанные в боях, но уставшие вооруженные силы Америки. Если сценарий таких конфликтов маловероятен, то трио КИА (Китай, Индия и Америка) зря тратит огромные деньги на пустые угрозы и стратегическое позирование в момент, когда мир заслуживает гораздо большего от каждой страны в отдельности и от всех вместе взятых. Глобализация по-прежнему быстро расширяется, вызывая всякого рода местную нестабильность в развивающихся регионах, которые пока не в состоянии поддаться революционному порыву. Китай и Индия это ведущие объединяющие силы глобализации, а Америка это главная сила по обеспечению порядка; но реальное сотрудничество между ними в деле управления этим хаотичным миром можно снисходительно назвать зачаточным, а если говорить точнее, то несуществующим.

Если говорить о грандиозных перспективах, то администрация Обамы в этом плане не предложила ничего, кроме того, что мы уже пережили в годы Клинтона и Буша: Вашингтон по-прежнему считает своими серьезными союзниками только Западную Европу и промышленно развитую Азию. Однако, как показала ливийская интервенция НАТО, западный альянс уже вышел за рамки своей стратегической внутренней устойчивости. Если не считать Америку, то Запад сегодня рожает недостаточно детей, в результате чего наши европейские союзники и Япония теряют рабочую силу и накапливают армию престарелых людей. Тем временем, их вооруженные силы сокращаются, а их готовность воевать слабеет. Вглядываясь вперед в стратегический ландшафт после 2030 года, когда мир столкнется со всевозможными ресурсными и экологическими нагрузками, мы не можем считать Европу и Японию серьезными кандидатами на звание сверхдержав первого уровня.

Что касается сверхдержавных амбиций стран БРИКС, то здесь сразу можно вычеркивать Южную Африку из-за ее масштабной бедности, Россию из-за ее демографической ситуации, а также Бразилию из-за ее исключительно благоприятной обстановки в вопросах безопасности, которая не создает никаких побудительных стимулов для формирования вооруженных сил, приличествующих уровню сверхдержавы.

В результате у нас остается трио Китай-Индия-Америка с миллионными армиями и обеспечивающими их ведущими мировыми экономиками. Да, таково грубое мерило силы и власти в момент, когда армии переходят от войн на изнурение к системным стратегиям. Но если говорить откровенно, беспилотные самолеты и высокоточные удары вряд ли обеспечат вам большие успехи в деле урегулирования ситуации на обширных просторах глобализации. Из-за того, что Америка в силу недальновидного применения своих вооруженных сил устала и не хочет выполнять необходимые задачи, непреложная в вопросах национально-государственного строительства необходимость осуществлять военное присутствие на местах никуда не исчезнет. Имея на вооружении миллиардное население, Китай и Индия будут инстинктивно затыкать телами в бреши проблем, что, собственно говоря, им и следует делать.

Может показаться невероятным то, что бывшие жертвы европейского колониализма в развивающемся мире согласятся на такой интервенционистский подход. Однако ситуация после 2030 года будет настолько критической, что просто вынудит их вплотную заниматься глобальными ресурсными проблемами, начиная с энергии и продовольствия. Именно в этих областях Китай и Индия будут в наиболее уязвимом положении и в мощной зависимости от других.

Тем не менее,  Китай и Индия вряд ли смогут просто взять силой то, что им необходимо, если принять во внимание их одинаково огромные потребности  и их давнюю историю соперничества. И здесь Америка вполне логично будет выступать в качестве  внешнего балансира в Евразии, а также в роли стабилизирующего третьего партнера в других местах.

Но на соотношение сил между этими тремя колоссами будут оказывать существенное воздействие данные демографии. Что касается рабочей силы, то быстро стареющий Китай к 2030 году лишится десятков миллионов рабочих рук. Напротив, более «молодая» Америка получит пару десятков миллионов рабочих, а по-настоящему юная Индия добавит в состав своей трудовой армии более ста миллионов человек. Америка компенсирует демографические недостатки показателями доходов на душу населения, которые в 2030 году составят у нее 60000 долларов, что существенно больше китайского показателя в 20000 долларов и индийского в 10000. Да, Америка по-прежнему будет связана большими долгами, но Китай и Индия тоже будут скованы цепями своей бедности, особенно в сельской местности, где прибыль населения будет все так же исчисляться сотнями миллионов.

Наступит 2030 год, и КИА составит тройку самых могущественных в мире экономических и военных держав, причем ни одна другая страна мира даже близко не подойдет к их статусу первого уровня. В мире логики эти три страны должны реализовать свои во многом совпадающие стратегические интересы и начать сотрудничать в вопросах управления глобальной системой экономики и безопасности.

Но до 2030 года мы будем наблюдать серию сдвигов и перемещений в рядах этого трио. Это усилит и без того немалую напряженность в их двусторонних и трехсторонних отношениях. На самом деле, мы уже сейчас становимся свидетелями такого сдвига, поскольку  многие обозреватели считают, что «усиливающийся» Китай обходит «слабеющую» Америку, хотя другие обозреватели считают данный вердикт преждевременным. И тем не менее, готовность Вашингтона продавать в огромных количествах оружие и военную технику всем странам Юго-Восточной Азии, за исключением Китая, это хороший пример того, к каким изменениям могут привести сдвиги в порядке ранжирования, как реальные, так и кажущиеся.

Это, пожалуй, лишь один из трех предстоящих или кажущихся сдвигов в расстановке сил. Второй станет результатом сочетания таких факторов, как «новый расцвет Америки» и возникновение серии неизбежных проблем роста в Китае. Это, среди прочего, ущерб окружающей среде, старение населения, ресурсный дефицит и политический плюрализм. И хотя сегодня опасность военного конфликта между США и Китаем невелика, представьте себе тот конфронтационный потенциал, который возникнет, когда усиливающийся национализм в этой стране соединится с народным недовольством в результате осознания того, что «китайский век» длился на протяжении жизни всего одного поколения.

С третьим сдвигом в расстановке сил Китаю примириться будет труднее всего. Весьма заметные демографические дивиденды Индии означают, что она неизбежно унаследует нынешний статус Китая как заводского цеха глобализации. Примерно к 2030 году численность рабочей силы Индии превзойдет китайскую, а к 2050 году она будет уже в два раза больше. В какой-то момент, возможно, по причине какого-нибудь изнурительного крупномасштабного кризиса в Китае, Индия навечно столкнет Пекин с трона и станет новой «усиливающейся державой» в глобальной хронике событий. В процессе этих событий Америка утратит часть своих позиций, но это не породит такой же страх в системе, потому что  Индия давно уже известна как стабильная демократия.

С этими предстоящими сдвигами силы и власти связаны два мощнейших фактора неопределенности. Во-первых,  как Китай отнесется к возрождению Америки? Во-вторых, как Индия отнесется к своему подъему на первый уровень сверхдержав? Но можно уверенно говорить о том, что «страхование рисков» и «сдерживание» Китая это пустая трата времени, которая в перспективе может привести к неблагоприятным последствиям, создав никому не нужную атмосферу обиды и подозрительности, потому что, с точки зрения демографии, проблема уже налицо.

Вместо этого Вашингтон в предстоящие годы должен стремиться к созданию новой «трехсторонней комиссии», в состав которой вместо Европы и Японии войдут Индия и Китай. Вот вам и «новый мировой порядок», который ждет своего часа, и который может создать только Америка, как действующая мировая сверхдержава.

Томас Барнетт — старший аналитик Wikistrat и пишущий редактор журнала Esquire. Его новая серия выходящих в сентябре-декабре электронных книг называется «The Emily Updates: A Year in the Life of a Three-Year-Old Battling Cancer» (Новости Эмили: год в жизни трехлетнего ребенка, сражающегося с раком).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.