Вопреки всем легендам, террористические акты 2001 года не нанесли почти никакого вреда американской экономике. Но об этом позаботились уже войны возмездия Буша - и рухнувшие банки. Без всякого влияния со стороны террористов.

Это предположение продолжает существовать с первых часов после террористического нападения: террор вверг Америку в рецессию. И еще: в принципе, после 11 сентября начались большие проблемы с долгами. Так говорят. Поскольку эмиссионный банк в панике понизил процентную ставку и таким образом способствовал накоплению долга.

Все это кажется правомерным. Но только по-настоящему доказать это  невозможно. Напротив. Спустя десять лет все больше возникает подозрение относительно того, что 11 сентября ни прямо ни косвенно не оставило никаких заметных следов в американской или мировой экономике. Об этом уже в большей степени позаботился тогдашний президент  Джордж Буш, и сделал он это при помощи своих войн возмездия. Но и они не были даже приблизительно такими же дорогими, как начавшийся в 2007 году финансовый кризис.

Конечно, после 11 сентября существовала более или менее обоснованная озабоченность. Цена на нефть сначала устремилась вверх. Американские биржи были закрыты, курсы акций в Европе пошли вниз. Были опасения относительно того, что банки и страховщики обрушатся; или  станет больше узких мест в поставках, так как предприятия были остановлены из-за страха перед террором, самолеты больше не летали и авиакомпании обанкротились; или потребители в Соединенных Штатах запаниковали и перестали покупать. Вскоре получили хождение оценки относительно того, сколько может стоить ужесточение мер безопасности – и как это затормозит глобализацию.

И, действительно, в первые недели обрушились такие показатели опросов как индекс менеджеров по закупкам (EMI). Количество заявок на предоставление пособий по безработице увеличились почти на 100 000. В американской промышленности явно сократилось количество заказов. Однако возникший шок быстро закончился. Уже в декабре количество запросов о предоставлении пособий по безработице вернулось к докризисному уровню. Стоимость произведенных разрушений позднее оценили в 20 миллиардов долларов - огромная сумма для Нью-Йорка, однако это составило всего 0,2% от общего объема экономики Соединенных Штатов – слишком мало, чтобы обрушить систему в целом.

На самом деле экономика Соединенных Штатов еще до – а не после - террористических актов находилась в состоянии рецессии, возникшей в результате лопнувшего пузыря Новой экономики. Совершенные теракты в лучшем случае  отодвинули на пару месяцев окончание рецессии. Согласно официальным данным, оживление экономики началось уже в ноябре 2001 года.

Норвежцы легко отделались

Не произошло краха крупных банков - об этом позаботился Федрезерв, обещавший предоставить им наличность. Тем временем цена на нефть упала – из страха перед рецессией, и это вновь поддержало конъюнктуру. И потребители в Соединенных Штатах быстро обрели уверенность, так как больше террористических актов не было. В перспективе, как представляется, даже глобализация не пострадает от усиления контроля в области безопасности. Мировая торговля за шесть лет после 2001 года увеличилась почти на 50%, и с такой же скоростью она росла в предшествующие шесть лет. Здесь никаких сокращений не произошло.

По мнению экономиста из Стэнфорда Ника Блума (Nick Bloom), американский Центральный банк, проявив осторожность, сделал даже больше, чем было необходимо: «Федрезерв предоставил значительную помощь, и, принимая во внимание временный шок, это оказалось абсолютно  уместным». Ставки уже после террористических актов показались явно низкими – из-за распространявшихся тогда опасений относительно глобальной дефляции, а не по причине террора. Это вряд ли могло быть причиной возникшего позднее пузыря на рынке недвижимости. Повышение цен началось до 11 сентября.

Рецессия и пузырь в сфере недвижимости возникли из-за Усамы бин Ладена? Это, скорее, легенда. Но никакая не легенда то, как Соединенные Штаты отреагировали на теракты: это было сделано при помощи двух войн, которые, по мнению тогдашнего правительства, должны были почти сами себя финансировать, но, согласно последним оценкам американского лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица (Joseph Stigliz), их цена составила от 1000 до 5000 миллиардов долларов.

Расходы Америки на оборону с момента начала этих войн увеличились на 300 миллиардов и составляют в настоящее время почти 800 миллиардов долларов. Если бы они остались на уровне 1999 года, то в период с 2001 по 2011 год можно было бы потратить на эти цели на 5800 миллиардов долларов меньше. Это сократило бы также количество средств, которые правительство израсходовало с 2007 года на борьбу с финансовым кризисом.

Еще один возможный побочный эффект военного похода с целью отмщения: до 2001 года цена на нефть постоянно колебалась в диапазоне от 10 до 30 долларов за баррель. После этого она – что раньше невозможно было себе представить - многократно выросла. Может быть, это не случайность – из-за войны производственные мощности на Ближнем Востоке сократились. И тогда цена увеличилась. Все это не столько следствие самих терактов, сколько реакции на них, которая была не обязательной. Это можно попробовать сформулировать следующим образом: норвежцы своим предполагаемым отказом от мести в отношении террористов нанесли бы не только меньший военный ущерб, чем Буш Соединенным Штатам, но они еще удачнее и лучше в экономическом плане вышли бы из этой ситуации, чем американцы.

Неприятное отличие

Но для якобы очевидного вывода даже следующего утверждения недостаточно: нынешние долговые проблемы Соединенных Штатов связаны с тем, что произошло 11 сентября.

За шесть лет с 2001 по 2007 год задолженность Соединенных Штатов на федеральном уровне выросла всего примерно на 3200 миллиардов долларов, а за четыре года с момента начала финансового кризиса – больше чем в два раза. То есть: по сравнению с тем, во что обошелся коллапс банков, даже военный поход Буша кажется «почти» выгодным. Если бы американцы после 2002 года вместо того, чтобы вести войны, такими же темпами сокращали государственную задолженность, как это делал Билл Клинтон в 1990-е годы, ежегодно снижая экономические показатели на 2,5%, то к моменту начала финансового кризиса уровень долга составил бы 50%, а не 62%. В таком случае сегодня, в пятый год после кризиса, он равнялся бы 90%, а не 100%. Прекрасно. В сравнении с ущербом от банковского краха, отличие не такое уж огромное.

И в этом есть нечто неприятное и жуткое. Будущее Америки было сильнее поколеблено в 2008 году, когда сотрудники одного идущего ко дну инвестиционного банка бегали с картонными коробками по улице Wall Street, чем в тот момент, когда самолеты врезались в высотные дома и при этом погибли 3000 человек. Абсурдный мир.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.