Белоруссия, которая не может похвастаться теплыми отношениями с Россией, ЕС или Украиной, стала объектом внимания Китая. Москва пока еще никак официально не отреагировала на этот новый источник прямой конкуренции.

Пекин пытается укрепить свои позиции в Восточной Европе, ловко используя не только провалы российской дипломатии, но и излишнюю щепетильность Европейского Союза, а также его финансовые затруднения. На прошлой неделе второй человек в китайской компартии У Банго отправился с визитом в Белоруссию. Во время поездки он выделил сателлиту России заем на миллиард долларов под смешные проценты и объявил о субсидиях в 11 миллионов долларов, которые предназначены для совместных инфраструктурных проектов. 

Неожиданный подарок для президента-автократа Александра Лукашенко, который окончательно рассорился с Западом и чьи отношения с Москвой едва ли можно считать менее напряженными. Последние полгода Белоруссия переживает тяжелейший финансовый и экономический кризис. Центробанк страны был вынужден девальвировать белорусский рубль на 70% по отношению к доллару, а полки магазинов еще никогда не были так пусты.  

Президент Лукашенко, чья страсть к отправке оппозиционеров за решетку, по-видимому, только усилилась за 14 лет у власти, рассыпался в любезностях перед своим гостем: «Мы благодарны за то, что в любую минуту Китай готов подставить нам свое дружеское плечо поддержки. Миллиардные китайские льготные кредиты и прямые инвестиции активно работают на модернизацию белорусской экономики, внедрение передовых технологий и инноваций. […] Мы благодарны вам за колоссальную не только материальную, но и моральную поддержку». 

Все это так отличается от заявлений в адрес европейцев (белорусский лидер в этом году назвал Жозе Мануэла Баррозу «козлом») или тандема Медведев-Путин, который он обвиняет в намерении «поставить Белоруссию на колени». Вообще, несмотря на стремление предотвратить возвращение Белоруссии на орбиту России, европейская дипломатия все же решилась сжечь мосты после последовавших за декабрьскими президентскими выборами репрессий. Москву (как и Пекин) совершенно не волнуют нарушения прав человека, однако она хочет вынудить Минск провести крупномасштабные приватизации в обмен на кредит. 

Пекин официально не раскрывает ответные условия предоставления «дружеских» займов, что вполне устраивает Лукашенко, который в первую очередь стремится показать, что остается хозяином в стране. Китай в свою очередь преследует те же самые интересы, что и Россия: он пытается отхватить кусок побольше во время приватизации промышленных активов. Кроме того, У Банго подписал соглашение о приватизации и китайских инвестициях в Белоруссию в 2011-2013 годах. То есть Пекин и Москва вступают в прямую борьбу за белорусские нефтеперерабатывающие заводы, агропромышленный комплекс и машиностроительные предприятия. К тому же, как объясняет Жоэль Рюэ (Joël Ruet) из парижского Института политических исследований, «Белоруссия является ключевым игроком на мировом рынке калийных удобрений, которого так не хватает Китаю». Александр Лукашенко пытается извлечь максимум из приватизации «Беларуськалия» (единственный производитель в стране), за который готовы побороться китайцы, россияне и индийцы.
  
Более того, Китай имеет виды и на Украину. В июне этого года глава китайского государства Ху Цзиньтао отправился с визитом в Киев для подписания соглашения о «стратегическом партнерстве», которого до того момента на постсоветском пространстве удостаивались только Россия и Казахстан. «Украина интересует Пекин большими площадями плодородных земель. Китай беспокоится за свою продовольственную безопасность, так как сильно зависит от внешних поступлений. Речь здесь идет о той же модели, что касается минеральных и энергетических ресурсов в Африке», - объясняет Жоэль Рюэ, подчеркивая, что «сборка автомобилей в Китае является троянским конем для всего европейского рынка». Пекин также нацеливается на стратегические технологии (ядерные, авиационные, оборонные), которые Украина смогла сохранить или даже улучшить со времени распада Советского Союза.    

Тем не менее, Москва до сих пор никак не отреагировала на появление нового соперника в своей «зоне влияния». Кремль опасается разозлить азиатского соседа, чья экономическая и военная мощь растет день ото дня. Дмитрий Медведев удовольствовался тем, что этим летом попытался оспорить у Пекина роль единственного посредника в переговорах с Ким Чен Иром. Однако удельный вес Северной Кореи откровенно мал по сравнению с важностью экономических интересов на Украине и в Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.